partagenocce (partagenocce) wrote,
partagenocce
partagenocce

Categories:

Воображаемая и реальная «Эпоха Великого Княжества Литовского»

Оригинал взят у valery_brest_by в Воображаемая и реальная «Эпоха Великого Княжества Литовского»
Из местного:
Выпускники школы искусств устроили выставку на тему «Эпоха Великого Княжества Литовского»
26 мая в Выставочном зале на Советской открылась выставка итоговых работ выпускников «Детской школы изобразительных искусства им. А. А. Алонцева г. Бреста».

"Некоторые сюжеты, возможно, в чем-то навеяны шедеврами Средневековья, другие – полностью авторские, придуманные и осуществленные самими ребятами."
========================
 Понравилась местная выставка.
Правду детям о тех временах говорить ни к чему, гриф "для служебного пользования".

МИХАЛОН ЛИТВИН О НРАВАХ ТАТАР, ЛИТОВЦЕВ И МОСКВИТЯН
DE MORIBUS TARTARORUM, LITUANORUM ET MOSCHORUM


 "Силы москвитян и татар значительно меньше литовских, но они превосходят литовцев деятельностью, умеренностью, воздержанием, храбростью и другими добродетелями, составляющими основу государственной силы. Татарам добродетели эти приносят ту выгоду, что они пользуются множеством отнятого у нас имущества и задабриваются ежегодно подарками вашего величества, получая их будто в качестве друзей и союзников, с которыми и прежде литовцы заключали договоры; они привычны к верховой езде, ведут войны без обозов, владеют множеством табунных лошадей, но не имеют укрепленных городов. Москвитяне каждую весну получают из татарской Ногайской орды много тысяч лошадей, годных для войны, в обмен за одежду и другие дешевые предметы. Нам же фракийские турки присылают за дорогую цену лошадей самой плохой породы, старых, изнуренных работою, страдающих внутренними болезнями, потому что закон их вменяет им в преступление продавать христианам здоровых лошадей и оружие. Предки наши довольствовались собственными лошадьми, выхоленными дома, но были всегда готовы к походу, имея все оружие в исправности: копья, щиты, панцири, а также мешки, наполненные мукою. Теперь же героини литовские едут в храм или на бал в каретах, т. е. висячих экипажах, запряженных шестериком или восьмериком лошадей, между тем как в то же время скиф угоняет безнаказанно столько же  людей, связанных ремнями; зато у татар, несмотря на обилие коней, не дозволяется даже царице запрягать лошадь в повозку.

Турки и другие сарацины, посещая по пяти раз в день храмы для молитвы, разуваются и обмывают холодною водою даже сокровенные свои члены, но они, равно как и татары, москвитяне, ливонцы и пруссаки, из бережливости носят подолгу одно и то же платье, между тем как мы стараемся иметь одежды дорогие и разнообразные.

Татары носят длинные туники без складок и сборок, легкие и удобные для верховой езды и сражений; колпаки у них белые, остроконечные, сделаны не для парада; во время битвы от их высоты и блеска татары имеют более представительный и грозный для врагов вид, хотя и не имеют обыкновения надевать шлемы. Этот прием усвоили себе и москвитяне — они делают шапки из войлока, сбитого из овечьей шерсти, которые стоят грош, часто моются и служат очень долго. Хотя москвитяне имеют множество соболей и других пушных зверей, но обыкновенно сами дорогих соболей не носят — они отсылают этот нежный мех изнеженным литовцам и получают за него золото, а сами украшают опушки своих войлочных шапок золотыми бляшками и драгоценными камнями, которых не портят, подобно мехам, ни сырость, ни солнце, ни моль. (Конец второго отрывка).

Сокращение отрывка третьей книги.

(Москвитяне) до такой степени воздерживаются от употребления пряностей, что даже при изготовлении пасхальных яств довольствуются следующими приправами: грязноватою солью, горчицею, чесноком, луком и другими плодами собственной земли; так поступают не только простолюдины, но и вельможи, даже сам великий князь, отнявший у нас много крепостей, которых он, величаясь, насчитывает семьдесят три. На царских пирах ставят на стол отдельно в солонках, среди золотых сосудов и туземных блюд, немного невареного перцу, но к нему никто не прикасается. Между тем литовцы питаются дорогими иноземными яствами и пьют разнообразные вина, отчего происходят различные болезни.

Подобно москвитянам, и татары, и турки, хотя владеют областями, производящими вино, но сами его не пьют, а продают христианам, получая за него средства для ведения войны, так как они убеждены, что исполняют волю Господню, если каким бы то ни было образом истребляют христианскую кровь. Перекопские татары тоже избегают употребления пряностей и пьют только молоко и колодезную воду, которая, впрочем, на всем протяжении таврической степи редко встречается без горького вкуса и еще реже чистая, разве только в таком случае, если она добыта на большой глубине из недр земли.

И наши предки также избегали иноземных яств и напитков; трезвые и воздержные, они полагали всю славу в военном деле, все удовольствие в оружии, конях, большом количестве слуг и вообще во всем, что проявляло твердость и храбрость, необходимые для успешного ведения войны. Они не только отражали нападения соседних народов, но раздвинули свои пределы от одного моря до другого и враги называли их «Храбрая Литва» 28. Теперь же в городах литовских самые многочисленные заводы — это бровары и винницы. Литовцы возят с собою пиво и водку и в военные походы и даже тогда, когда съезжаются, чтобы присутствовать при богослужении. Они так привыкают к этим напиткам дома, что если во время похода случится пить воду, они, вследствие непривычки, гибнут от поноса и дизентерии. Крестьяне, не радея о земледелии, собираются в корчмах, пьянствуют там день и ночь, забавляясь пляскою ученых медведей под звуки волынки. Растратив таким образом свои средства, они испытывают голод и затем обращаются к воровству и разбою. Это случается так часто, что в каждой литовской области в течение месяца подвергается смертной казни за названные преступления более людей, чем в сто или двести лет в областях Московии и Татарии, в которых воспрещено пьянство. Действительно, у татар всякий, кто только отведает вина, подвергается наказанию 80-ю палочными ударами и штрафу в 80 монет. В Московии же нигде нет кабаков, и если у любого домовладельца найдут хоть каплю горячего напитка, жилище его разоряют, имущество конфискуют, домашних и даже соседей подвергают телесному наказанию, а самого хозяина пожизненно заключают в тюрьму 29; с соседями поступают так жестоко потому, что считают их знающими о мерзком преступлении и потому как бы зараженными его язвою. Между тем как наши люди подвергаются гибели не от начальства, а от невоздержания и от схваток возникающих во время пьянства. День у нас начинается питьем водки; еще лежа в кровати, кричат: «вина, вина!» и затем пьют этот яд мужчины, женщины и юноши на улицах, на площадях, даже на дорогах; омраченные напитком, они не способны ни к какому занятию и могут только спать; притом кто раз привык к этому излишеству, в том страсть к пьянству постоянно возрастает. Ни иудеи, ни сарацины не допускают кого-либо из своего народа к гибели от нищеты, так сильна в их среде любовь к ближнему. Ни один сарацин не смеет отведать куска пищи, не раздробив ее предварительно и не смешав, для того, чтобы каждому из присутствующих досталась пища в равном количестве.

Так как москвитяне воздерживаются от пьянства, то города их славятся ремесленниками, прилежно изготовляющими различные, изделия; они снабжают нас деревянными чашками и посохами, служащими для опоры немощным старикам и пьяным, также седлами, саблями, конскою сбруею и разного рода оружием, получая за эти предметы наше золото.

Прежде москвитяне находились в таком рабстве у заволжских татар, что, кроме других признаков покорности, князь их должен был выходить за город навстречу каждому посланнику хана и сборщику податей, ежегодно приезжавшему в Москву, и, пеший, провожал его во дворец, держа в руках повод его лошади. Посол садился на княжеский стол, а князь, преклонив колена, выслушивал посольство. Поэтому ханы заволжские и происшедшие от них перекопские поныне называют московского князя своим холопом. Но теперь они не имеют на это основания, так как в. к. Иоанн, дед ныне царствующего Иоанна Васильевича, освободил себя и свой народ от их тирании, после того как обратил народ к трезвости, повсеместно воспретив кабаки. — Сверх того он распространил свои владения, подчинив себе Рязань, Тверь, Суздаль, Волок и другие соседние уделы. Он же отнял и присоединил к своим наследственным владениям литовские провинции: Новгород, Псков, Северщину и другие в то время, когда Казимир, король польский и великий князь литовский», воевал в Пруссии с крестоносцами, защищая границы своего королевства, а народ наш погрузился в роскошь. Этот великий князь причтен своими к числу святых подвижников, как монарх, освободивший и расширивший свое отечество. Столицу свою он украсил крепостью, выстроенною из кирпича, а свой дворец каменными изваяниями, подобными Фидиевым, и позолотил в нем некоторые купола часовен. Подобно ему и его сын, Василий, соблюдая трезвость и строгую дисциплину нравов, присоединил к своему наследству укрепленный город Смоленск, отнятый у нас 31 июля 1514 г. коварством Михаила Глинского. — После того он увеличил свою столицу Москву, построив близь нее слободу Налевки трудами наших наемных солдата, и дал ей имя, которое должно служить укором для нашего народа, склонного к пьянству, — имя заимствованное от слова «налей», что значить «infunde». — Точно также сын его, ныне царствующий, хотя уступил нам одну крепость, зато выстроил в наших пределах три крепости: Себеж, Велиж и Заволочье. Татарам, рабом которых он был некогда, теперь ни в чем не уступает, потому что заботится о трезвости своего народа; он отстаивает свободу не мягкими тканями и не блестящим золотом, а железом; своих подданных он держит всегда вооруженными и постоянно снабжает крепости гарнизонами; он не выпрашивает мира, но, подражая нашему герою Витовту, отражает силу силою, искусство искусством, воздержанию и трезвости татар противопоставляет воздержание и трезвость своего народа."

Михало́н Литви́н (лат. Michalon Lituanus) — посол Великого княжества Литовского в Крымском ханстве, мемуарист-этнограф XVI века. Составил в 1548—1551 годах записки «О нравах татар, литовцев и москвитян» (лат. De moribus tartarorum, lituanorum et moscorum), изданные в Базеле в 1615 году.

Tags: Белая Русь, ВКЛ, бульбоперемога, мифы и мифотворчество, молочные реки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments