partagenocce (partagenocce) wrote,
partagenocce
partagenocce

Category:

Причины и ход Берлинского кризиса 1953-1961 гг. (2)

Вторая глава «Фронтовое государство»: ФРГ во второй половине 50-х годов» состоит из следующих параграфов: «Внутриполитическое развитие ФРГ. Запрет КПГ», «Реставраторские тенденции во внутриполитической жизни: реабилитация бывших нацистов» и «Немецкое экономическое чудо второй половины 50-х годов».

В ФРГ в 50-е годы при прямой поддержке США фактически сложилась такая же однопартийная система, как и в ГДР. Правящий правый Христианско-демократический союз (ХДС) во главе с Конрадом Аденауэром еще с начала 50- х годов объявил вне закона несколько левых организаций (в том числе Общество советско-германской дружбы). В 1956 году под надуманными предлогами и опять же при помощи США Федеральным конституционным судом была запрещена Коммунистическая партия Германии. В вину коммунистам ставилась активная борьба против ремилитаризации ФРГ и противодействие политике реабилитации в ФРГ бывших нацистов. Например, в качестве одного из доказательств подрывной деятельности компартии, представленных в суд федеральным правительством, был рассмотрен протест коммунистов против назначения пенсии вдове палача чешского народа, заместителя Гиммлера по СС и СД Рейнхарда Гейдриха. Некоторые судьи конституционного суда и многие чиновники, поддерживавшие обвинение против КПГ, сами были в прошлом членами НСДАП.
[Spoiler (click to open)]
Ужесточение внутренней политики позволило Аденауэру со ссылкой на якобы подрывные действия СССР и ГДР против ФРГ добиться принятия Западной Германии в НАТО в мае 1955 года и введения в ФРГ воинской повинности годом позже. Эти меры уже по признанию большинства современников Аденауэра сделали воссоединение Германии практически невозможным.

Основная оппозиционная партия ФРГ — Социал-демократическая партия Германии — последовательно выступала против ремилитаризации ФРГ и поддерживала советский вариант решения германского вопроса: образование единой нейтральной Германии. Однако антикоммунистическая истерия в стране связывала свободу рук СДПГ в налаживании контактов с СЕПГ. За связь с ГДР, что квалифицировалось в ФРГ как государственная измена, полицией был арестован, например, один из виднейших теоретиков СДПГ и профсоюзов Виктор Агарц (позднее он был оправдан).

Особенностью ФРГ было еще и то, что путем бегства из ГДР и переселения немцев из стран Восточной Европы в стране сформировался непропорционально большой в сравнении с другими европейскими странами правый антисоциалистический электорат, в любых условиях голосовавший за ХДС.

Образование западногерманской армии – бундесвера — дало Аденауэру формальный повод ускорить реабилитацию бывших нацистов и офицерского корпуса вермахта, который в массе своей и составил кадры новой армии ФРГ. В 1957 году в бундесвере было 139 генералов и 5777 старших офицеров вермахта. Если в 1949 году западногерманские суды вынесли 1523 приговора в отношении бывших нацистов, то в 1955 — всего один. 17 июля 1954 года усилиями ХДС был принят закон об амнистии в отношении преступлений, совершенных с 1 октября 1944 по 31 июля 1945 года «в связи с необходимостью выполнять приказ». Данный закон касался периода «тотальной войны», когда по приказу «уполномоченного за оборону рейха» Геббельса без суда и следствия были казнены тысячи военнослужащих вермахта и гражданских лиц, отказывавшихся продолжать бессмысленную войну.

Уволенные союзниками после 1945 года с государственной службы бывшие нацисты теперь получили право на компенсацию причиненного им «ущерба». Если вдова казненного нацистским «народным трибуналом» участника заговора против Гитлера 20 июля 1944 года Бертольда фон Штауфенберга (брата Клауса фон Штауфенберга, подложившего бомбу в ставке Гитлера) получала ежемесячную пенсию в 200 марок, то вдова убитого при бомбежке председателя этого самого «народного трибунала» Фрайслера – 1000 марок.

Что касается экономической политики ФРГ в 50-е годы (получившей название «немецкого экономического чуда» за самые высокие в капиталистическом мире темпы роста), то во многом черты этой политики были обусловлены существованием ГДР с ее развитой системой социальной поддержки населения. Вопреки мнению министра экономики Людвига Эрхарда с его либеральными взглядами Аденауэр при поддержке США («план Маршалла») проводил активную политику по перераспределению доходов в пользу бедных слоев населения, чтобы избежать в ФРГ социальной революции. Успехи ГДР на этом фоне кажутся еще более впечатляющими, если учесть, что Восточная Германия имела репарационную нагрузку примерно в три раза выше, чем ФРГ и была отрезана от внешних источников массированной экономической помощи (разоренный войной СССР при всем желании не мог предоставить ГДР такие же ресурсы, как США — ФРГ).

Вопреки мнению Эрхарда правительство ФРГ выделяло большие средства (более 50 млрд. марок) на строительство социального жилья (для малоимущих и переселенцев из Восточной Европы до 1965 года было построено 8.5 млн. квартир). Чтобы не отставать от ГДР в социальной сфере, западногерманское государство было вынуждено ввести в 1957 году всеобщее пенсионное обеспечение, что принесло ХДС на парламентских выборах в этом же году абсолютное большинство голосов (первый и пока последний раз в истории ФРГ).

Таким образом, к 1958 году ФРГ также как и ГДР преодолела послевоенный период становления и представляла собой консолидированное в экономическом и внутриполитическом отношении государство.

Третья глава «Германский вопрос в 1954-1958 гг.» состоит из следующих параграфов: «Германская политика держав-победительниц и германских государств в 1954-1956 гг.: ремилитаризация ФРГ и реакция СССР» и «Ядерные амбиции Бонна и их влияние на германский вопрос. 1957-1958 гг.».

Германский вопрос был основным в мировой политике в 50- е годы. Позиция СССР состояла в том, что объединение Германии возможно только при обязательстве будущего единого германского государства не участвовать в направленных против СССР военных союзах. К тому же СССР и Польша настаивали на безоговорочном принятии единой Германией Потсдамских соглашений, определявший новые границы Германии. Западные страны не желали учитывать справедливые озабоченности Советского Союза относительно недопущения повторения германской агрессии в будущем. США и их союзники предлагали сначала провести в Германии свободные выборы и предоставить избранному правительству полную свободу рук в вопросе участия страны в военных союзах. Наиболее непримиримую позицию занимал Аденауэр, убеждавший руководство США, что нейтральная Германия якобы неизбежно будет захвачена коммунистами. На самом деле Аденауэр в своей политике скорейшего вовлечения ФРГ в западные военные союзы руководствовался опасением, что СССР может согласиться на свободные выборы и тогда на них могут победить левые силы в составе СДПГ и СЕПГ.

Именно исходя из этих соображений, канцлер добился приема ФРГ в НАТО в мае 1955 года, что вынудило СССР создать собственный военно- политический союз- Организацию Варшавского Договора с участием ГДР ( в 1949-1955 гг. несмотря на существование открыто антисоветского блока НАТО Советский Союз воздерживался от образования социалистического военного «контрблока»). Пытаясь несколько подправить свою репутацию сепаратиста и непримиримого противника взаимопонимания с Востоком, Аденауэр пошел на установление дипломатических отношений с СССР в сентябре 1955 года. С позиции Москвы этот шаг был довольно неоднозначным [а попросту слабостью. — Прим.публикатора], так как западные страны отказывались признавать ГДР.

На первой после войны встрече глав «большой четверки» (СССР, США, Великобритания и Франция) в Женеве (18-23 июля 1955 года) под давлением Аденауэра Запад фактически отказался обсуждать любые предложения о возможном нейтральном статусе Германии, в то время как СССР впервые согласился на объединение Германии посредством свободных выборов. ФРГ активно препятствовала путем экономического шантажа любым попыткам стран «третьего мира» установить дипломатические отношения с ГДР. Такая политика получила название «доктрины Хальштейна» по имени статс-секретаря западногерманского МИД. В октябре 1956 года, когда Югославия установила с ГДР дипломатические отношения, ФРГ согласно этой доктрине была вынуждена разорвать отношения с Белградом — единственной социалистической страной, где был западногерманский посол. «Доктрина Хальштейна» мешала ФРГ установить отношения и с Польшей, хотя США всячески подталкивали к этому Аденауэра, чтобы путем щедрой экономической помощи добиться от лидера ПНР В. Гомулки активной оппозиционности по отношению к Москве.

После создания бундесвера Аденауэр направил основные усилия на оснащение новой западногерманской армией ядерным оружием. При этом канцлер добивался этого как от США, так и путем закулисных контактов с Францией, которая как раз создавала в то время собственный ядерный потенциал. Протесты СССР и социалистических стран, а также оппозиция этим планам большинства самих западных немцев попросту игнорировались.

В марте 1958 года бундестаг ФРГ принял резолюцию, одобряющую оснащение бундесвера ядерным оружием. Социал-демократы организовали массовое внепарламентское движение против «атомной смерти». В этих условиях СССР был просто вынужден проводить более активную линию в германском вопросе, чтобы добиться хотя бы приостановления осуществления планов США и ФРГ по «нуклеаризации» Западной Германии.

…Четвертая глава «Начало и развитие Берлинского кризиса 1958-1960 гг.» состоит из следующих параграфов: «Западный Берлин как центр противоречий между СССР и США в разделенной Германии», «Подготовка и выдвижение СССР предложения по Берлину от 27.11.1958 г.» и «Германский вопрос на совещании министров иностранных дел СССР, США, Великобритании и Франции в Женеве в 1959 году и неудача саммита «большой четверки» в 1960 году».

Консолидировав свое единоличное руководство в СССР после разгрома «антипартийной группы» в 1957 году и отставки с поста премьер-министра СССР последнего относительно самостоятельного политика Н.Булганина, Н.Хрущев решил перейти в контрнаступление против Запада в германском вопросе. На фоне запуска Советским Союзом первого спутника и опережающих темпов роста экономики СССР в сравнении с США, советский лидер был уверен, что Запад ослаблен и от него можно добиться уступок. К тому же именно в 1958 году США открыто силовым способом добились важных дипломатических побед на Ближнем Востоке (интервенция США в Ливане) и во время кризиса в тайваньском проливе. Хрущев находился под давлением КНР и ГДР, настаивавших на более жестком подходе социалистического лагеря к Западу. С подачи Ульбрихта центром грядущего дипломатического противостояния был избран Западный Берлин, в котором с 1945 года находились воинские контингенты США, Великобритании и Франции.

Пребывание этих контингентов в разделенном городе (Западный Берлин не входил в состав ФРГ) не имело в 1958 году под собой никакой юридической основы. Контроль за коммуникациями западных держав с западным Берлином осуществляли советские власти, все остальные коммуникации (95% грузопотока) контролировали власти ГДР. В условиях открытой границы в Берлине (ежедневно из восточной части города в западную и обратно перемещались сотни тысяч человек) ГДР несла серьезные экономические потери: из-за разницы цен западные берлинцы в массовом объеме скупали в столице ГДР товары широкого потребления. Через Западный Берлин бежали на Запад десятки тысяч граждан ГДР, многие из которых были объектами целенаправленной вербовки западногерманских фирм. Наконец Западный Берлин, со стороны в котором располагалась крупнейшая заграничная резидентура ЦРУ, был основным центром подрывной и шпионской деятельности Запада против всего социалистического лагеря.

10 ноября 1958 года Хрущев потребовал от Запада вывода войск из Берлина и предложил превратить Западный Берлин в демилитаризованный «вольный город» (надо отметить, что в то время такой план уже был реализован на практике относительно города Триест, на который претендовали Италия и Югославия). В случае несогласия западных стран СССР намеревался передать контроль за коммуникациями западных держав в Берлине властям ГДР, что было равносильно признанию Западом Восточной Германии де-факто.

Инициатива Хрущева застала Запад врасплох, и США, вопреки мнению Аденауэра, уже стали склоняться к «техническим» контактам с ГДР. Однако Хрущев, воодушевленный первыми успехами переоценил свои силы, и 27 ноября 1958 года выдвинул квазиультиматум, потребовав от Запада в течение шести месяцев положительно отреагировать на советские предложения от 10 ноября. По истечении этого срока Советский Союз был намерен заключить с ГДР мирный договор и передать ей все свои права в отношении Берлина.

Однако сам факт выдвижения жесткого временного срока позволил Западу сплотиться и занять единую непримиримую позицию, хотя с юридической точки зрения западные гарнизоны действительно пребывали в Берлине без всяких оснований, и США прекрасно сознавали ненормальность такого положения.

Именно поэтому Запад был вынужден пойти на созыв совещания министров иностранных дел «большой четверки» в Женеве летом 1959 года и согласиться с предложением СССР допустить на это совещание наблюдателей из ФРГ и ГДР. На этом совещании Запад был готов сделать некоторые уступки (в частности ограничить свои воинские контингенты в Берлине и прекратить подрывную деятельность из города против ГДР), однако Хрущев не согласился довольствоваться ими и «разменял» провал женевской встречи на согласие США с советско-американским саммитом.

Однако Запад одержал важную дипломатическую победу, так как после истечения «ультиматума» 27 мая 1959 года СССР не заключил с ГДР никакого мирного договора, чем серьезно подорвал международный престиж Восточной Германии (да и свой собственный тоже). Визит Хрущева в США осенью 1959 года не принес никаких результатов, кроме согласия Запада на проведение саммита «большой четверки» держав-победительниц в начале 1960 года. Между тем процесс ремилитаризации ФРГ шел полным ходом, и в 1959 году было подписано американо-западногерманское соглашение, регламентирующее сооружение в ФРГ ракетных баз США и обучение военнослужащих бундесвера обращению с ядерным оружием. Запад полагал, что Хрущев сам загнал себя в цейтнот по берлинском вопросу, и поэтому США не намеревались выдвигать на саммите «большой четверки» в Париже никаких новых инициатив по германскому или берлинскому вопросам.

Сам Хрущев весной 1960 года тоже осознал свое незавидное положение и поэтому воспользовался инцидентом со сбитым над территорией СССР 1 мая 1960 года американским самолетом-шпионом У-2 для срыва саммита. Советский лидер решил дожидаться президентских выборов США осенью 1960 года, на которых, как он надеялся, победит дружественно настроенный по отношению к СССР кандидат демократической партии Джон Кеннеди. Оптимизма Хрущеву добавляло и то обстоятельство, что главным внешнеполитическим советником Кеннеди в Москве ошибочно считали лидера левого крыла демократической партии и бывшего кандидата в президенты США в 1952 и 1956 годах Э. Стивенсона.

Пятая глава «Завершение Берлинского кризиса (июнь 1960 –октябрь 1961 года) состоит из следующих параграфов: «Дипломатическая пауза со стороны СССР и подготовка саммита Кеннеди-Хрущев», «Неудача советско-американского саммита в Вене и усиление экономической войны Запада против ГДР (июнь-август 1961 года)» и «Введение ГДР пограничного режима в Берлине и реакция Запада».

Выборы в США действительно завершились победой Кеннеди, однако новый президент был настроен на более конфронтационный курс в отношении СССР. Кеннеди стремился активно противодействовать национально-освободительному и революционному движению во всем мире и не считал Берлинский вопрос главным в мировой политике. Он предложил Хрущеву в Вене (кстати, с подачи ставшего послом США при ООН Стивенсона) своеобразное соглашение о замораживании мирового статус-кво: СССР не должен был содействовать национально-освободительному движению в обмен на прекращение вмешательства США в дела социалистического лагеря. Германский вопрос на саммите в Вене в июне 1961 года Кеннеди фактически обсуждать отказался и был не готов даже к тем уступкам в Берлине, на которые был способен пойти Эйзенхауэр летом 1959 года.

Между тем Запад в целом и ФРГ в частности, усиливали экономическую войну против ГДР, чтобы не допустить качественного экономического рывка в Восточной Германии и выполнения целей V съезда СЕПГ (экономика ГДР несмотря на торговую войну развивалась неплохо — только детской одежды в 1960 году было произведено больше на 26%, а экономический рост в целом превысил 8%). В конце 1960 года ГДР обошла ФРГ по потреблению мяса, молока, сахара и рыбы на душу населения. До минимума сократился и разрыв по основным «валютным» товарам, в частности по кофе и какао.

Эти успехи вели к укреплению политической стабильности ГДР, что позволило властям существенно сократить количество арестов за антигосударственную деятельность. В конце 1960 года ФРГ приостановила действие торгового соглашения с ГДР, что нанесло экономике Восточной Германии серьезный урон. Из-за прекращения поставок проката из ФРГ на 17% был недовыполнен план выпуска экспортного химического оборудования, а значит, недополучены ресурсы для закупок за рубежом товаров народного потребления. Если в 1959 году ФРГ поставила в ГДР 783 тысяч тонн каменного угля, то в 1960 году — только 241 тысячу. Западная пропаганда активизировала вербовку в ГДР высококвалифицированной рабочей силы и только в машиностроении ГДР ощущалась нехватка более 5000 рабочих. Рассматривался даже вопрос о направлении в ГДР до 40 тысяч рабочих и инженеров из Советского Союза. В этих условиях и на фоне провала контактов с Западом по германскому вопросу ГДР требовала от СССР и Варшавского договора в целом санкции на установление в Берлине нормального пограничного режима.

Интересно, что американская разведка считала технически невозможным эффективно перекрыть 46 км границы посреди крупного европейского мегаполиса иным способом, чем строительством в городе стены.

3-4 июля 1961 года на очередном пленуме ЦК СЕПГ Ульбрихт сообщил партийному активу, что согласие СССР на установление пограничного режима в Берлине будет получено в ближайшие сроки. Ульбрихт еще надеялся и на то, что Хрущев, наконец, выполнит свои неоднократные обещания и подпишет с ГДР мирный договор. Между тем президент США на основе анализа американского разведсообщества пришел к выводу, что Хрущев не передаст контроль за коммуникациями западных держав в Берлине ГДР. Собственно же установление ГДР пограничного режима в Берлине в отношении немцев США не затрагивало.

Тем не менее, Кеннеди в своей речи 25 июля 1961 года объявил о направлении в Европу 6 дивизий армии США, резком увеличении военного бюджета и приведении части стратегической авиации в боевую готовность. Министерство обороны США разработало детальные варианты боевых действий в Германии, включая применение против ГДР ядерного оружия.

Именно воинственная речь Кеннеди сняла последние сомнения Хрущева и на совещании высшего органа Варшавского договора – Политического Консультативного комитета (ПКК) в Москве в начале августа 1961 годы были санкционированы планы ГДР по установлению в Берлине пограничного режима в ночь с 12 на 13 августа 1961 года. СССР был готов в случае военного противодействия западных держав оказать ГДР военную помощь: некоторые части Группы советских войск в Германии были передислоцированы ближе к Берлину. Советский Союз держал наготове солидный товарный и золотой резерв, чтобы оказать ГДР содействие в случае тотальной торговой блокады Запада.

Однако введение в Берлине нормального пограничного режима 13 августа 1961 года по сути вызвало протесты лишь обер-бургомистра Западного Берлина и кандидата СДПГ на пост федерального канцлера в предстоящих выборах Вилли Брандта. Аденауэр призвал сохранять спокойствие, так как возведение в Берлине стены отвечало его планам окончательного раскола Германии. Западные лидеры также ограничились вялыми декларациями, так как пограничный контроль ничего не менял в уже существовавшем порядке осуществления коммуникаций западных держав с их гарнизонами в Берлине: контроль за такими коммуникациями по-прежнему оставался в руках СССР.

Ульбрихт путем закрытия границы в Берлине решил задачу экономической стабилизации в ГДР, хотя Хрущев так и не выполнил своего обещания заключить с ГДР полномасштабный мирный договор и передать ей все свои права в отношении Берлина. Таким образом, Берлинский кризис, острая фаза которого длилась практически три года (1958-1961 гг.) не решил ни одну из поставленных изначально его инициатором- Н.С.Хрущевым — задач: западные державы сохранили свое военное присутствие в Берлине, ремилитаризация ФРГ продолжалась прежними темпами, а стена в Берлине стала удобной пропагандистской мишенью Запада в психологической войне против мирового социализма. Серьезно было подорвано доверие руководства и населения ГДР в Советский Союз, который обещал, но так и не подписал со своим основным союзником в Европе мирный договор. Во многом такой исход кризиса был предопределен самоуверенностью Хрущева, переоценившего реальный вес мирового социализма в международной политике, и избравшего тактически неверную тактику квазиультиматумов, которые представляли в невыгодном свете даже вполне адекватные и разумные советские предложения по берлинской проблеме. К сожалению, такие же ошибки предопределили неудачу СССР в Карибском кризисе октября 1962 года, который разворачивался во многом по сценарию берлинского противостояния годом раньше.

В заключении формулируются основные выводы из изучения Берлинского кризиса 1953-1961 гг, имеющие практическое значение для современных международных отношений и внешней политики Российской Федерации:

— вопреки распространенной в западной политологии точки зрения (о том, что кризисы в мировой политике инициируют только недемократические государства, к которым естественно на Западе относили СССР) международные кризисы не исчезли после распада мировой системы социализма, а наоборот приобрели еще большую интенсивность;

— США, используя доминирующее положение в мире и отсутствие реального противовеса, стремятся активно разрешать в свою пользу существующие кризисы и конфликты, в том числе и на пространстве бывшего СССР;

— все эти конфликты, как и Берлинский кризис 1953-1961 гг. связаны с проблемой отказа Запада признавать неудобные для него государственные образования, большинство из которых проводят пророссийский курс (Абхазия, Приднестровье, Южная Осетия) ;

— по-прежнему в качестве инициаторов обострения «замороженных конфликтов» используются региональные союзники США (например, Грузия);

— Запад активно применяет, как и во время Берлинского кризиса 1953-1961 гг., все средства экономической войны от санкций до поощрения новых маршрутов транспортировки энергоносителей в обход России. Применяются как транспортная (например, блокирование Грузией железной дороги из России в Армению через Абхазию) так и тотальная экономическая блокада (веденная Украиной и Молдавией в отношении Приднестровья в 2006 году);

— предпринимаются меры для окончательного раскола СНГ и лишения России ее основных союзников из числа государств бывшего СССР.

В этих условиях главным уроком из изучения Берлинского кризиса 1953-1961 гг. для России, как представляется, является активное отстаивание собственных интересов при опоре на региональных союзников, прежде всего Белоруссию, Казахстан и Армению. При этом экономическая и военная помощь России дружественным государствам должна иметь стратегический характер и не зависеть напрямую от конъюнктурных финансовых и прочих представлений отдельных российских компаний.

Источник Автореферат диссертации на соискание учёной степени доктора исторических наук.

Примечания

[1]В издательстве «Молодая гвардия» в 2005 году была выпущена книга американского исследователя У.Таубмана «Хрущев»

[2]См. например А.А. Ахтамзян Объединение Германии или Аншлюс ГДР.М.,1994; Квицинский Ю.А. Время и случай. Заметки профессионала М.,1999; Кузьмин И.Н. Крушение ГДР. История. Последствия.М.,1995;

[3]Абрасимов П.А. Западный Берлин.Вчера и сегодня.М.,1980

[4]Салехов Н.И. Социалистические преобразования в сельском хозяйстве ГДР.М.,1981

[5]См. например, Кайдерлинг Г., Штульц П. Берлин 1945-1975.М.,1976

[6]См. например, Geschichte der Aussenpolitik der DDR.Berlin. 1985; Keiderling G. Die Berliner Krise 1948/49.Berlin.1982

[7]Weber H. Geschichte der DDR. München. 1985

[8]См. например Невский С.И. Экономика послевоенной Западной Германии: на пути к «экономическому чуду».М.,2006.

[9]Отдельные моменты этого противостояния см. в Хайнрих Э., Ульрих К., Вражда с первого дня.М.,1983; Книга фактов о подрывной деятельности из Западного Берлина против социалистических стран.М.,1962.

[10]Glaser G. Deutsche Kultur. Ein historischer Überblick von 1945 bis zur Gegenwart. Bonn.1997

[11]Тимошенкова Е.П. Послевоенная Германия в советской политике( 1945-1955 годы): взгляды российских и германских историков/Новая и новейшая история, N6, 2006

[12]См например, Филитов А.М. Германский вопрос: от раскола к объединению.М.,1993

[13]Веттиг Г. Н.С.Хрущев и Берлинский кризис 1958-1963 годов.М.,2007.С.5

[14]Mitter A., Wolle S. Untergang auf Raten. Unbekannte Kapitel der DDR-Geschichte.München.1993

[15]См например, Staritz D. Die Gründung der DDR.München.1995

[16]Frank M. Walter Ulbricht. Eine deutsche Biografie.Berlin.2001

[17]См. например Steiner A. Von Plan zu Plan.Eine Wirtschaftsgeschichte der DDR.Bonn, 2007

[18]Halberstam D. The Best and Brightest. Fawcett Publications,Inc.,Greenwich, Connecticut.1969

[19]См. например,Freedman L. Kennedy Wars. Berlin, Cuba, Laos and Vietnam. New York, Oxford, 2000.

[20]Beschloss M. Crisis Years 1960-1963.Kennedy and Khrushchev. New York.1991.

[21]Schlesinger A. Robert Kennedy and his Times. New York.1978

[22]Adenauer K. Erinnerungen.Stuttgart.1966

[23]Брандт В. Воспоминания.М.,1991

[24]Штраус Ф.Й. Воспоминания. М.,1991

[25]Рейман М. Решения 1945-1956. М.,1975

[26]Фурсенко А.А. Как была построена берлинская стена//Исторические записки.2001.N4; Харрисон Х. Политика Советского Союза в Восточной Германии в период берлинского кризиса 1958-1961 г.: новые архивные документы из Москвы и Восточного Берлина//Холодная война. Новые подходы, новые документы. Под ред. М.М. Наринского.М.,1995

[27]Harrison H. Ulbricht and the concrete «Rose»: new archival evidence on the dynamics of Soviet-East German relations and the Berlin crisis 1958-61. Washington. 1993

[28]См, например, Белая книга об агрессивной политике правительства Федеративной Республики Германии.М.,1959; Documents on Germany, 1944-1985/Department of State Publication 9446.Washington.1985

[29]Визит канцлера Аденауэра в Москву.8-14 сентября 1955 г. Документы и материалы. М.,2005.

[30]См. например, СССР и германский вопрос 1941-1949. Том III. М.,2003.

[31] Статистическая карманная книжка 1964 г. Берлин.,1964
Tags: nazis rein linke raus, друзья Германии, мифы и мифотворчество, не надо питать иллюзий, не удобная история, посдевоенная Германия, экономическое чудо
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments