partagenocce (partagenocce) wrote,
partagenocce
partagenocce

Categories:

О роли государства в экономике часть 2

Оригинал взят у smirnoff_v в О роли государства в экономике часть 2
Нет сомнений, что XX век прошел под сенью СССР. Часто возражают, что де первой экономикой мира были все же США. Но это не особенно важно – например во времена оны империя Габсбургов была существенно богаче Англии или Голландии (хотя и расходы были существенно выше, так что платежный баланс слишком часто выходил в минус), однако именно последние страны выражали общественные отношения будущего, а не Испания.



Так вот в чем же выражалось это определяющее влияние СССР?

В экономике, это появление все более значительных элементов планирования в хозяйствовании. Причем речь не только о таких очевидных решениях, как кейнсианская экономическая политика, уступки рабочему движению, системы социального обеспечения и растущий гос.сектор. Хотя эти решения очень важны – сторонникам «естественной» эволюции капитализма в означенном направлении стоило бы вспомнить, как поступали с недовольными рабочими до появления Советского Союза. Например, вспомнить лионские расстрелы.
Впрочем, как я говорил, речь не об этих очевидных вещах. Речь о том, что плановый характер стала приобретать вся экономическая система западного мира и в первую очередь это выразилась в постепенном формировании так называемого финансового интернационала, или фин.интерна, как его сейчас модно называть, а также системы ТНК.

Конечно, согласно господствующим буржуазным доктринам все это выросло само собой, как лопухи у дороги, но взглянув на дело незашоренным и здоровым взором, трудно согласиться с этим мнением. Особенно наблюдая происходящее в современном мире.

Дело в том, что буржуи вовсе не склонны отдавать рынки и допускать к своей кормушке других буржуев. Группировки буржуев, контролирующие определенные территории, - известные как национальные государства, не имеют никакого желания допускать к себе на территорию других волков. Конечно, происходившее тогда можно попытаться объяснить и послевоенной ситуацией, когда США были и военным гегемоном на Западе и половиной мировой экономики – так что доступ на американский рынок во многом определял успех. Так что причины, по которым те же японцы или немцы согнули выю – понятны. Непонятно другое, противоположное. Почему согласились с иностранным присутствием сами американцы. Причем надо иметь в виду, что американского бизнеса и тогда, и сейчас в Германии и Японии, или, например, в Южной Корее сравнительно мало, в сравнении с бизнесом этих стран на американском рынке.

Т.е. парадоксально, но если не учитывать обратного перераспределения средств в пользу США, осуществляемого в том числе политическими методами в рамках системы глобальной финансовой системы - пресловутого фин.интерна, можно было бы подумать, что это США проиграли войну.

Впрочем, если мы вспомним, что было источником послевоенного рывка Японии, Кореи, Германии, и всяких иных «тигров», и даже Китая, то ничему не станем удивляться. Ибо источником было ничто иное, как политическое решение. А политическое решения было принято исключительно в виду существования СССР и в рамках противостояния ему. Всем этим странам был открыт рынок США и каждой из них в конкретных обстоятельствах логики противостояния Холодной войны.

Понятно, что рынок США был важен именно из-за своего богатства и объема. Но в том то и дело, что в системе обычных капиталистических отношений эти богатства быстро перетекли бы в банки вышепоименованных тигров. Собственно, для того, чтобы обеспечить обратное перераспределение средств и были созданы и бреттон-вудская и ямайская валютные системы.

А почему буржуи этих «тигров» согласились на такие пренеприятные условия? Конечно, можно объяснить это тем, что у них не было выхода и открытие американских рынков им обусловили признанием валютно-финансовых правил. Однако буржуй, он как желудок – добра не помнит. Т.е. как только условия меняются, он тут же норовит забыть любые прежние соглашения. Так что десятилетиями действовал еще один фактор – политический. Деньги не просто перераспределялись. Это были платежи в общую кассу борьбы с коммунизмом, и американцы честно отрабатывали эти деньги, содержа громадную армию и осуществляя действия, известные как «гонка вооружения».

Кстати сказать, именно поэтому известная эпоха «разрядки» в 70-х годах не могла продлиться долго, и конец этой эпохи, который связывают вводом войск в Афганистан на самом деле был предопределён всей системой политико-экономической организации западного мира. Афганистан был лишь поводом.

Впрочем, хватит истории и поговорит о механизмах, которые сложились в результате всего вышеописанного. А механизмы очевидны. На Западе вслед за СССР сложилась плановая система организации хозяйства. Органами планирование и сделались банки и иные финансовые организации, слившиеся в масштабе всей капиталистической экономики в единую систему планирования и перераспределения – фин.интерн. В основе лежала ФРС а другим элементом этой системы сделались ТНК, завязанные на структуры того же фин.интерна – собственно скрупулезное изучение их рождения и деятельности демонстрирует нам, что центральным звеном каждой из корпораций является финансовая структура которая одновременно аффилирована с глобальной финансово-банковской системой в целом.



На самом деле необходимо признать, что все успехи западной цивилизации в XX веке были следствием вовсе не свободного рынка, а планового хозяйства. Именно плановое хозяйство сделалось источником осуществления масштабных проектов в рамках НТР и социальной экономики.

И не следует вестись на уверения либеральных идеологов в обратном. Дело в том, что примерно с 60-х годов в западных экономиках начался бурный рост сферы услуг. Тут же появились работы, доказывающие, как это хорошо – причем несмотря на все передергивания, они легли в основу современной экономики. Этот рост связан с постепенно нарастающим вывозом и концентрацией производств, и вместо того, чтобы посадить миллионы сограждан пособие по безработице, были созданы условия, которые предопределили разрастание сферы услуг, как своего рода раковой опухоли. Так вот вся эта опухоль существовала как псевдо-рыночная экономика (ибо банки и тут были господами «понад усе») и это давало основания неолибералам продолжать свои камлания на фигуру предпринимателя и свободный, конкурентный рынок. Поэтому же именно малый бизнес стал идеей фикс современной либеральной идеология – просто потому, что иного человека, который мог бы послужить выражением общественного идеала, либералам найти было уже просто негде, кроме этого «малого бизнеса». По статистике услуги стали составлять 70, а то и более % ВВП. Если раньше основным показателем успешности экономики были показатели по валу в основных отраслях, т.е. сколько выплавили металла, сколько сделали автомобилей, самолетов и т.д. – кто застал учебники СССР, тот еще помнит, то теперь основным показателем сделался ВВП. А ВВП это всего лишь совокупность транзакций в экономике. Любая деятельность, в результате которой происходит платеж, увеличивает ВВП (если точнее, не любая, но в контексте нашего разговора это тонкости, которыми можно пренебречь).

Но рассматривая эти цифры нужно помнить, что почти все реально потребляемое, еда и одежда, гаджеты и автомобили, все это произведено не этим псевдо рыночным сектором, а той плановой капиталистической экономикой, о которой мы и вели речь.

Однако в этом, капиталистическом плановом хозяйстве изначально был существенный изъян, который, собственно и погубил всю систему. Но об этом в следующий раз.

Tags: Бреттон-Вудские соглашения, Холодная война, витрина, социальные завоевания, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments