partagenocce (partagenocce) wrote,
partagenocce
partagenocce

Интервью с Асадом

Оригинал взят у vbulahtin в Интервью с Асадом
Президент Асад дал в последнее время целый ряд интервью -- он постепенно возвращается в Большое медиаполе

Несколько отрывков из последнего интервью с германской телекомпанией ADR

Президент Асад:
Соглашение о перемирие не заняло бы [для Сирии] много времени; это заняло так много времени для других стран, которые контролируют террористов, работать на них, в основном американцев. Они начали говорить об этом лишь несколько месяцев назад. Мы с самого начала этот процесс на местном уровне -- то, что мы назвали местное примирение: это прекращение вражды, где боевикам предлагалась амнистия и возможность вернуться к нормальной гражданской жизни. Итак, мы начали этот процесс до [нынешнего соглашения] и многое удалось во многих областях.

Мы даем им [боевикам] полную амнистию, и вышло, что некоторые присоединились к сирийской армии, а некоторые из них присоединились к политической жизни.

Вопрос 7: Есть реальная амнистия, которую вы предлагаете всем мятежникам?

Президент Асад: И это сработало. Мы сделали это, и это сработало.
нет никакой гражданской войны.
Наша война идет за независимость нашей страны, потому что они [террористы] хотят свергнуть правительство и президента, другие страны хотят, в основном, Запад, Саудовская Аравия и Катар. Речь идет о разрушении государства, и о том, чтобы превратить Сирию в сектантскую (sectarian...может, расколовшуюся) страну, как Ливан, и, возможно, как и Ирак. Конституция сегодня является символом единства, символом суверенитета, и символ независимой страны. Мы должны быть приверженцем конституции. Конституция не то, что написано на бумаге; это ваши права. Одним из них является выборы, и это не право правительства; это право каждого гражданина Сирии. Они должны решить, хотят ли они этого или нет. Если вы спросите любого сирийца, каждый хочет, чтобы был новый парламент.

Вопрос 12: Является ли конституция, является стабильность в Сирии более важным, чем сотни тысяч жизней?
Президент Асад: Нет никакого противоречия, -- если у вас нет стабильности, вы получите тысячи смертей. Если у вас есть стабильность, вы будете спасать жизни, так что нельзя сказать, что важнее. Стабильность и конституция очень важны для спасения человеческих жизней.

Вопрос 13: Подавляющее большинство стран, организаций мира, говорят , что не может быть никакого решения сирийского вопроса с вами во власти. Вы готовы отступить?
Президент Асад: Отступить ради упомянутых стран и их должностных лиц? Нет, конечно, нет, потому что это не их дело. Вот почему я никогда не отвечал. Это только наше дело, дело Сирии. Только сирийские граждане имеют право сказать, кого они хотят видеть президентом. Как немец, вы не примите навязываемую мной точку зрения, если я скажу, кто должен быть вашим канцлером и какую политическую систему вы должны строить. Вы не сможете принять это, и мы не принимаем. Моя политическая судьба связана только с волей сирийского народа.

Вопрос 23: Врачи без границ говорят, что в 2015 году 94 больницы были разгромлены при государственной поддержке. Как это возможно? Я имею в виду, вы не можете утверждать, что все эти, скажем, военные преступления, были совершены только возглавляемой США коалицией. Некоторые из ударов были из России или из Сирии.

Президент Асад: ... нет никаких оснований для нас атаковать больницу. Вы упомянули преступление -- конечно, это преступление, но это зависит от того, на каких критериях вы основываете этот термин. Если вы хотите опираться на наши критерии, это преступление, но по западным критериям, нет -- по очень простой причине: потому что на Западе, до сих пор, не расследовали преступления во время войны в Ираке в 2003 году, когда более одного миллиона было убито, и половина этих убийств -- военное преступление. Они не описывают то, что происходит в Йемене сейчас, где саудовцы совершили зверства. То же самое в Сирии; когда повстанцы убивают тысячи невинных людей из минометов, это не характеризуется как преступление.

Вопрос 24: Большинство наблюдателей войны говорят, что сирийская армия и ВВС России несут ответственность за то, что бомбардировки школ и больниц рассматриваются не как сопутствующий ущерб, но в качестве военной стратегии?

Президент Асад: Простой вопрос...: что же мы получим, если мы это делаем? Какой наш интерес делать это? ... давайте опустим ценности и принципы ... если вы хотите, чтобы люди были на вашей стороне, вы должны предложить им базовую инфраструктуру и услуги. Это простая вещь. Но если мы отбрасываем это в сторону, вопрос, что мы получаем? Мы теряем. Мы не получаем ничего. Таким образом, у нас нет никакого интереса в этом. Так что, безусловно, нет, мы не делаем это.

Вопрос 25: ... русские приходят, чтобы помочь вам, а потом мы видим много бойцов и советников из Тегерана, из Ирана. Итак, что просят от вас за их помощь?

Президент Асад: Это не простая война, мы боремся против десятка стран, которые поддерживают прокси - наемников и террористов. Наши союзники и друзья, которые присоединились к этой войне по-разным основаниям, могут иметь разное видение; они пришли в Сирию не для того, чтобы помочь сирийскому президенту или помочь сирийскому правительству и так далее. На самом деле они пришли, потому что они знают, что терроризм, если он победит в какой-то области, он не будет иметь никаких границ. ...У них есть четкое видение относительно этого. Таким образом, они не защищают нас - они защищают себя. Они не пришли просить у меня что - нибудь. Все наши друзья уважают наш суверенитет, и они не просят ничего взамен.

Вопрос 26: Сирия по - прежнему является суверенным государством, или ваша политика уже делается в Тегеране или в Кремле?
Президент Асад: [нельзя говорить о суверенитет, когда осуществляется агрессия и интервенция]


Вопрос 27: Давайте вернемся на пять лет назад, когда начались восстания в арабском мире, например, в Дараа на юге Сирии на границе с Иорданией. У нас сложилось впечатление, что некоторые молодые люди нарисовали несколько граффити на стене, и они были заключены в тюрьму. Их родители хотели вернуть их, но силы безопасности действительно нанесли ответный удар -- очень, очень тяжелый. Было ли это хорошая идея, чтобы бороться ... настолько жестко и начать всю гражданскую войну с этого момента?

Президент Асад: Прежде всего, всей этой истории не существовало. Этого не происходило. Это была только пропаганда. Я имею в виду, мы слышали о них, мы никогда не видели тех детей, которых заключили в тюрьму в тюрьму в то время. Таким образом, это был только ошибочное повествование. Давайте предположим, что то, что случилось, не происходило, и давайте сравним это с тем, что происходит в Соединенных Штатах в течение последнего года, где все обсуждают убийство многих черных людей полицией, которое осуждено многими людьми. Но разве кто-нибудь позволит людям, которые держат пулемёты, убивать, только потому, что полицейский допустил ошибку? Это не оправдание. Таким образом, [то, о чем вы говорите] не произошло [в Сирии], но если бы это случилось, это не повод для вас брать пулемёт и идти и бороться с правительством и убивать мирных жителей и невинных людей.

Нужно напомнить, как стирается память у людей о том, что и как происходило совсем недавно -- Ливия, Сирия, Украина
Начало гражданской войны в Сирии давно "замылено".

Как все начиналось_Сирия
"Кровавые" преступления Асада


Tags: Сирия, информационные войны, манипуляция сознанием, миромодераторы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments