partagenocce (partagenocce) wrote,
partagenocce
partagenocce

Cандинисткая революция в Никарагуа

https://haspar-arnery.livejournal.com/505949.html

ev02uVuo2RsDm6MWYOjTfs9O6a1qULnwHlu8IK_eyLACZX0RrPqT15C4pwbzXc3HbhItWIwrv83fOyuJKntpMVjyHWhHb5sjqEF7OTqFc7Edv0zo7fObGYmdFHVe_TO7.png

Я думал написать небольшой отзыв на книгу Платошкина о никарагуанской революции, но в итоге получилось две страницы текста.

На картинке: Никарагуанская кордоба с изображением американского посла в этой стране Тернера Шелтона. А когда портреты американских послов и генералов НАТО на деньгах восточноевропейских стран печатать будут?



[Spoiler (click to open)]
«Кабы я была царицей», то на все ответственные посты в МИДе назначал бы латиноамериканистов. Ибо, как не раз говорили мне знающие люди, в российском научном сообществе издавна существует тенденция нездоровой симпатии ученого к объекту изучения. Так, после десяти лет работы в Институте США и Канады, человек в 90% случаев становится ярым республиканцем и уже не отделяет своих взглядов от интересов внешней политики Соединенных Штатов. Тоже самое касается и других стран, за исключением, наверное, Турции, изучением которой традиционно еще с советских времен занимались армяне.

Не знаю, правда это или нет, но в любом случае латиноамериканисты в силу своего профессионального опыта имеют куда меньше иллюзий в отношении США, Запада, «эффективного капитализма» и прочей дребедени, которой набираются те, кто занимается историей капиталистического центра.

Это все присказка, а речь пойдет о книге «Сандинистская революция в Никарагуа» Николая Платошкина. Собственно говоря, эта история страны, у которой «не получилось», а уроки неудачников, пожалуй, полезнее редких примеров «успеха».
Если кратко, то после 150 лет строительства светлого рыночного будущего, Никарагуа пришла к состоянию, которое большинство «продвинутых» граждан Восточной Европы назвали бы идеальным. Государство стало аграрной сверхдержавой, практически без промышленности, за исключением пары десятков перерабатывающих заводиков. Более того, в Никарагуа к 1970-м годам практически не было государственной собственности! Частный бизнес рулил и доминировал. Медицина и образование были оптимизированы по максимуму — кто хотел, летал лечиться на Майями и учиться в Гарвард, а кто не хотел, не учился и не лечился. В смысле совсем. Отношения с США были такими, что фотографии американского посла печатали на местных купюрах. Правил Никарагуа местный Саакашвили — мудрый Сомоса. В принципе, конечно, отдельные недостатки у него были, но в целом при нем была демократия. Сам Сомоса был либерал, в оппозиции у него были консерваторы, а декоммунизацией занималась национальная гвардия. У Госдепа претензий к Манагуа не было, чай не совок.

И тут в 1979 году Сомосу свергли. Не иначе как кознями лукавого. К власти пришли так называемые сандинисты. А дальше было интересно. Сандинисты, с одной стороны, хотели что-то пореформировать для народа, а с другой — ребята боялись ссориться с буржуазией и выводить из душевного равновесия большого американского брата. В результате чего были допущены практически все возможные и невозможные ошибки.

Ради умиротворения дяди Сэма была сохранена буржуйская пресса, буржуинские партии, а леваков, которые призывали все «отнять и поделить», закрыли в цугундер. Круче всего, как всегда, обошлись с троцкистами, которые выставили против Сомосы целую интернациональную колонну им. Симона Боливара. Но как только троцкисты на подконтрольной им территории стали вводить рабочий контроль на фабриках и делить землю, их сразу же через Панаму выслали в Колумбию в лапки интеллигентных людей с высшем образованием, которые тихо беседуют в обитых войлоком кабинетах. Все долги Сомосы были подтверждены, а крупные хозяйства, за исключением поместий нескольких эмигрантов — сохранены, ввиду их сугубой эффективности.

Но буржуи и Штаты не оценили доброты сандинистов. Ведь все эти американские и европейские заправилы выглядят адекватно только по зомбоящику, а в реальности они прислужники капиталистов и классовые враги трудящихся. Этого, к сожалению, до сих пор многие не понимают. В ответ на протянутую руку США начали вкладывать сотни миллионов долларов в свержение нового режима, а буржуи занялись экономическим саботажем. Благо это было не так сложно сделать, поскольку сандинисты очень медленно и постепенно начали создавать смешанную модель экономики, крайне удобную для перетекания дешевых товаров и кредитов из госсектора в частный сектор.

Более того, сандинисты проявили себя как ответственные монетаристы, заморозив зарплату рабочим и служащим, которым было предложено ударно трудиться и терпеть. Крестьяне должны были терпеть, глядя на землю помещиков. А кое-где, в отсталых районах Москитии (там где много диких комаров), революционеры начали решать задачи буржуазной революции и приступили к огосударствлению общинных земель индейцев.

Все это конечно закончилось крестьянским бунтом, которым на первых порах руководили маоисты-ходжаисты, а потом взяло под свой контроль ЦРУ. Так возникло движение «контрас», торговцев веществами, контрреволюционеров и просто хороших людей, которым помогали все, от саудовцев и израильтян до родезийцев и тайванцев. Руководил всем этим цирком легендарный полковник Оливер Норт, чье имя хорошо помнят жившие в 80-х. Удивительно, что в помощи «контрас» не отметились рептилоиды с Нибиру. Приложенных усилий было достаточно, чтобы уничтожить сандинистов за неделю, но поскольку поддержка «контрас» шла живыми деньгами, большая часть «мирных повстанцев» сидела месяцами на бананах и консервах, а заинтересованные лица построили дачи на Майями и жили там как боги, еще раз показав всему миру, что коррупция — главный друг тоталитаризма.

Хотя на поле боя сандинисты нагибали «мирных повстанцев» раз за разом, издержки войны довели экономику Никарагуа до свинского состояния, выходить из которой Даниэль Ортега и компания решили за счет рыночных реформ. Этим они окончательно добили еще живой госсектор и растеряли всю поддержку своих сторонников, которые все-таки хотели социализма, а не капитализма и логично спрашивали — «за что боролись». Финалом комедии стали устроенные сандинистами всеобщие выборы, которые они к своему удивлению с треском проиграли.

Какие уроки можно извлечь из никарагуанской истории в изложении товарища Платошкина?

Примечательно, что в отличие своего земляка Чингачгука, латиноамериканцы последовательно наступают на одни и те же грабли — Чили, Никарагуа, Венесуэла. Всюду частичные, «бухаринские» реформы, которые приводят к идентичным экономическим кризисам. Всюду отказ от полного подавления буржуазии, которая, пользуясь поддержкой американского империализма, активно пытается вернуть власть всеми средствами.

Беспринципность некоторых «коммунистических» сект, которые ради «углубления революции» и свержения недостаточно революционного правительства готовы лакать из мисочки ЦРУ или входить в коалиции с буржуазными партиями.

Замечательная гибкость и непреклонность американского империализма, чья политическая тактика и стратегия вырабатывалась на протяжение двух столетий. Его готовность поддержать любые силы и объединения, но исключительно на базе основных американских принципов — политической зависимости от США и безоговорочного экономического подчинения власти капитала.

В целом изучение данной книги будет полезно жителям Восточной Европы, поскольку история Латинской Америки — это наше «воспоминание о будущем и настоящем».


http://1917.com/XML/V+8Re0VtH4s7gqGw3KVxlaJJqtk.xml


Tags: Никорагуа, США, ЦРУ, не надо питать иллюзий, не удобная история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments