partagenocce (partagenocce) wrote,
partagenocce
partagenocce

Как британские спецслужбы пытали подозреваемых в коммунизме

https://maksim-kot.livejournal.com/1278208.html



Как британские спецслужбы пытали подозреваемых в коммунизме
Данная электронная публикация является переводом статьи
Cobain I. The postwar photographs that British authorities tried to keep hidden
The Guardian. 03.03.2006
. Перевод с английского Сергея Алексеева.

Папки с информацией о секретной дознавательной программе, проводившейся британскими властями в послевоенной Германии, почти 60 лет пылились на полках в строжайшем секрете. Считалось, что широкую общественность слишком потрясут душераздирающие снимки молодых людей, которые выжили, несмотря на то, что их систематически морили голодом и избивали, лишали сна и оставляли на холоде.
Как написал один из членов Кабинета министров тех времен, о том, что британское правительство обращалось с заключенными «не многим лучше, чем это делалось в немецких концлагерях», следовало знать как можно меньшему числу людей. Из архивов исчезли многие фотографии, но и сегодня немало политиков, считающих, что даже оставшиеся никогда не должны быть опубликованы.

На снимках запечатлены те, кого подозревали приверженности коммунизму. Этих людей пытали в надежде собрать информацию о военных планах и методах разведки Советского Союза, поскольку некоторые члены правительства Великобритании считали, что Третья мировая — вопрос всего нескольких месяцев.[Spoiler (click to open)]


В той же тюрьме в Бад-Нендорфе, городке неподалеку от Ганновера, допрашивали нацистов, крупных немецких промышленников и бывших членов СС.

Как минимум двух подозреваемых в приверженности коммунизму заморили голодом до смерти, одного — забили, остальные страдали от серьезных заболеваний и травм, многие отморозили пальцы ног. Чудовищные условия, в которых содержали 372 мужчин и 44 женщины в Бад-Нендорфе между 1945 и 1947 годами, отражены в отчете детектива Скотленд-Ярда инспектора Тома Хейворда. Его вызвали старшие армейские офицеры для расследования ненадлежащего обращения с заключенными, о котором свидетельствовали в том числе и эти фотографии.

Отчет инспектора Хейворда оставался под грифом «секретно» до декабря 2005 года, когда газета «Гардиан» добилась его снятия по Закону о свободе информации. Представленные здесь фотографии были изъяты МИДом Великобритании из отчета еще до публикации, по всей видимости, потому что огласки не хотело Министерство обороны. Однако по запросу «Гардиан» отменено было и это решение.

Один из снятых на этих кадрах, 23-летний студент Герхард Менцель, был арестован британской разведкой в Гамбурге в июне 1946 года. Менцель попал под подозрение, поскольку по некоторым данным он приехал в зону британской оккупации из сибирского Омска, где содержался как военнопленный. Через несколько недель после ареста его вес составлял 65 кг, а, когда через восемь месяцев его переправили из Бад-Нендорфа в лагерь для интернированных, его вес не превышал 49 кг.

К тому времени как Хейворд встретился с Менцелем, руки последнего были скованы за спиной около 16 дней, при этом его регулярно били по лицу. Его также держали в пустой ледяной камере до двух недель кряду и окунали в холодную воду каждые полчаса с 4.30 утра до полуночи. Инспектор выяснил, что такие пытки были там обычным делом.

Судя по записям врача лагеря для интернированных, из Бан-Нендорфа туда перевели 12 заключенных, в числе которых был Менцель. Все были тяжело истощены и одеты в тряпье. Прибывавшие до них были еще и еле живы от голода, лицах некоторых уродовали шрамы, по-видимому, оставшиеся от избиений. У нескольких шрамы были и на голенях — они, по рассказам, остались от пыток «испанскими сапогами», которые вывезли из тюрьмы Гестапо в Гамбурге.

О Менцеле врач написал: «Кожа да кости». «Он не мог ни ходить, ни вставать самостоятельно, даже говорить ему удавалось с трудом, поскольку язык и губы распухли и не слушались. Невозможно было даже измерить температуру, т.к. она не превышала 35 градусов, а деления термометра только начинались с 35°».

Заключенный был растерян, напуган и страдал провалами в памяти, тяжелой болезнью легких, а давление было угрожающе низким. Только когда его помыли, накормили и отогрели под лампами, температуру удалось поднять до 36,3°С, но доктор все еще опасался за его жизнь.

На другом снимке изображен 20-летний Хайнц Бидерман, работавший клерком. Его арестовали в октябре 1946, потому что сам он проживал в британской зоне, а его отец, живший в советской зоне в Штендале, считался «ярым коммунистом». В Бад-Нендорфе он провел 4 месяца, и за это время вес его снизился с 71 кг до 50 кг. Бидерман рассказал, что большую часть времени его держали в одиночной камере, где приходилось спать при минусовых температурах практически раздетым, и запугивали казнью.

Кто-то из британских солдат-надзирателей сказал инспектору Хейворду, что Бидерман за время заключения «таял как свеча». Другой, рядовой эссекского полка, признался детективу, что написал рапорт о том, что они с сослуживцам вели себя не лучше нацистов. «Меня после этого невзлюбили… Сержант мой поступок не одобрил».

Когда Бидермана перевели в лагерь для интернированных, в Бад-Нендорфе потребовали держать его там «достаточно долго, чтобы не позволить передать Советам подробную информацию об этом центре и применяемых в нем методах допроса».

Из архивов Министерства иностранных дел Великобритании следует, что капитан Артур Кертис, офицер ВМФ, назначенный руководить лагерем для интернированных, был так поражен состоянием прибывавших к нему людей, что приказал сделать эти фотографии для подкрепления официальных жалоб, в которых он описывал обращение с этими «живыми скелетами» Однако фотографии еще нескольких узников, сделанные в то же время, из архивов МИДа пропали.

Одновременно с капитаном в другом конце британской оккупационной зоны жалобы писал офицер Королевских артиллерийских войск. Заключенных из Бад-Нендорфа просто сбрасывали с грузовика перед входом в военных госпиталь. Некоторые весили меньше 38 кг, двое вскоре скончались.

Судя по документам, тюрьма в Бад-Нендорфе подчинялась отделу военного ведомства Великобритании, называвшемуся Объединенным войсковым центром подробного допроса военнопленных (CSDIC).

К концу 1946 центр практически перестал заниматься нацистами и переключился на коммунистов. Заключенным задавали больше вопросов о методах и намерениях Советского Союза, чем о самой Коммунистической партии.

Некоторые из узников Бад-Нендорфа и правда работали на Союз: один из арестованных, наполовину русский, наполовину норвежец, рассказал Хейворду, что был агентом НКВД, предшественника КГБ, и постоянно работал в Германии с 1938 года. Другим оказался немецкий журналист, которого советские войска освободили из тюрьмы Гестапо. Его задержали в аэропорту Кройдона неподалеку от Лондона с фальшивыми британскими документами. Обоих морили голодом и жестоко пытали.

Однако очевидно, что другими никакими шпионами не являлись. Одним из погибших от голода был бывший солдат-гей, подделавший документы, чтобы перебраться в британскую оккупационную зону и найти там своего любовника. Другим оказался немецкий юноша, которого допрашивали, потому что он на добровольной основе шпионил в советской зоне в пользу Британии, и был ошибочно заподозрен во лжи из-за бюрократической ошибки в медицинских документах.

По результатам расследования перед военным судом предстали четверо британских офицеров. Рассекреченные документы показывают, что слушания в основном проходили за закрытыми дверями, чтобы в Союз не просочилась информация о том, что среди задержанных находились русские.

Второй причиной являлось стремление скрыть существование еще нескольких тюрем Центра. Хотя сегодня мы знаем о существовании одного из допросных центров в сердце Лондона, о других центрах, находившихся в Германии, мы не знаем ничего, кроме мест их расположения.

После судебного разбирательства тюрьма в Бад-Нендорфе, которая тогда располагалась в перестроенной общественной бане, была перенесена в специально построенное здание допросного центра неподалеку от базы Королевских ВВС в Гютерсло. Также вышел приказ об обязательном врачебном осмотре заключенных перед допросом. Дата закрытия тюрьмы неизвестна.

Единственным офицером, которого осудили по делу Бад-Нендорфа, стал тюремный врач, которому тогда было 49 лет. Все его наказание свелось к исключению из рядов вооруженных сил. С начальника тюрьмы полковника Робина Стивенса были сняты обвинения в «неподобающем поведении и жестокости», ему также позволили ходатайствовать о возвращении на службу в МИ-5.
historyfoundation.ru
https://imhoclub.lv/ru/material/kak_britanskie_specsluzhbi_pitali_podozrevaemih_v_kommunizme

[Spoiler (click to open)]For almost 60 years, the evidence of Britain's clandestine torture programme in postwar Germany has lain hidden in the government's files. Harrowing photographs of young men who had survived being systematically starved, as well as beaten, deprived of sleep and exposed to extreme cold, were considered too shocking to be seen.

As one minister of the day wrote, as few people as possible should be aware that British authorities had treated prisoners "in a manner reminiscent of the German concentration camps".

Many other photographs known to have been taken have vanished from the archives, and even this year some government officials were arguing that none should be published.
Guardian Today: the headlines, the analysis, the debate - sent direct to you
Read more

The pictures show suspected communists who were tortured in an attempt to gather information about Soviet military intentions and intelligence methods at a time when some British officials were convinced that a third world war was only months away.

Others interrogated at the same prison, at Bad Nenndorf, near Hanover, included Nazis, prominent German industrialists of the Hitler era, and former members of the SS.

At least two men suspected of being communists were starved to death, at least one was beaten to death, others suffered serious illness or injuries, and many lost toes to frostbite.

The appalling treatment of the 372 men and 44 women who were interrogated at Bad Nenndorf between 1945 and 1947 are detailed in a report by a Scotland Yard detective, Inspector Tom Hayward. He had been called in by senior army officers to investigate the mistreatment of inmates, partly as a result of the evidence provided by these photographs.

Insp Hayward's report remained secret until last December, when the Guardian secured its release under the Freedom of Information Act. The photographs seen here were removed before the Foreign Office released the report, apparently because the Ministry of Defence did not wish them to be published. That decision was reversed last week, following an appeal by the Guardian.

One of the men photographed, Gerhard Menzel, 23, a student, was arrested by British intelligence officers in Hamburg in June 1946. He had fallen under suspicion because he was believed to have travelled to the British-controlled zone of Germany from Omsk in Siberia, where he had been a prisoner of war. His weight, measured several weeks after his arrest at 10st 3lb, had fallen to 7st 10lb by the time he was transferred from Bad Nenndorf to a British-run internment camp eight months later.

In the meantime, he told Hayward, his hands had been chained behind his back for up to 16 days at a time, periods during which he was repeatedly punched in the face. He had also been held in a bare, freezing cell for up to two weeks at a time and doused in cold water every 30 minutes from 4.30am until midnight, a practice the detective discovered to have been common.

A doctor at the internment camp reported that Mr Menzel was one of a group of 12 inmates transferred from Bad Nenndorf, all emaciated and dressed in rags. Previous arrivals had also been half-starved. Some had facial scars, apparently the result of beatings. A few had scars on their shins, said to be the result of torture with shin screws which had been retrieved from a Gestapo prison at Hamburg.

Mr Menzel "was only skin and bones," the doctor wrote. "He could neither walk nor stand up without assistance, and could only speak with difficulty because his tongue and lips were swollen and broken open.

"It was impossible to take his body temperature because it was not higher than 35 degrees Celsius and the thermometer only starts at 35."

The prisoner was also confused, anxious and suffering memory loss, his lungs were badly infected and his blood pressure was dangerously low. Only after being washed, fed and heated with lamps could his body temperature be raised to 36.3C, but the doctor feared his chances of survival were slim.

Another man pictured, Heinz Biedermann, 20, a clerk, had been arrested in October 1946 because he was in the British zone, while his father, who lived at Stendal in the Russian zone, had been identified as "an ardent communist". By the time he was transferred from Bad Nenndorf four months later his weight had fallen from 11st 3lb to 7st 12lb. He said he had been held in solitary confinement for much of the time, threatened with execution, and forced to live and sleep in sub-zero temperatures while barely clothed.
Advertisement

One British army guard told Inspector Hayward that Mr Biedermann had "wasted like a candle" during his imprisonment. Another, a private in the Essex Regiment, told the detective that he complained that he and his comrades were behaving as badly as Germans. "I became very unpopular after this ... the sergeant appeared to take a poor view of my remarks."

On Mr Biedermann's transfer to the internment camp, an officer at Bad Nenndorf requested he be detained "for an adequate time" to prevent him giving the Soviets "detailed information on this centre and methods of interrogation".

Foreign Office records show that the navy officer commanding the internment camp, Captain Arthur Curtis, was so shocked by the condition of the men being sent to him that he ordered these photographs be taken to support his complaints about the treatment of these "living skeletons". Photographs of several other prisoners, taken at the same time, appear to have vanished from the Foreign Office files.

On the other side of the British zone, meanwhile, a Royal Artillery officer was complaining about the state of Bad Nenndorf inmates who were being dumped from a truck at the entrance to a military hospital. Some weighed little more than six stones, and two died shortly after their arrival.

The records show that Bad Nenndorf was run by a War Office department called the Combined Services Detailed Interrogation Centre (CSDIC).

By late 1946, CSDIC appears to have lost interest in Nazis, and was targeting communists. It appears the prisoners were questioned about Soviet methods and intentions, rather than about the Communist party itself.

Some of Bad Nenndorf's inmates were indeed spying for the Soviets: one prisoner, who was half-Norwegian and half-Russian, told Hayward he was an officer in the NKVD, the predecessor of the KGB, and had been operating continuously in Germany since 1938. Another, a German journalist who had been freed by the Soviets from a Gestapo prison, was caught flying into Croydon aerodrome with false British papers. Both men were starved and badly tortured.

Others clearly were not spies, however. One man who was starved to death was a gay ex-soldier caught with forged papers while crossing into the British zone in search of his lover, while the other was a young German who was being interrogated because he had volunteered to spy for the British in the Russian zone, and was wrongly suspected of lying because of an official error over his medical records.

Four British officers were court martialled after Hayward's investigation. Declassified documents show that the hearings were held largely behind closed doors to prevent the Soviets from discovering that Russians were being detained.

Another consideration was admitted to be the determination to conceal the existence of several other CSDIC prisons. While it is now known that one interrogation centre was in central London, little is known about those in Germany, other than their locations.

Following the courts martial, the prison at Bad Nenndorf, which was in a converted bath-house, was replaced with a purpose-built interrogation centre near an RAF base at Gütersloh, and orders were issued for inmates to be examined by a doctor before interrogation. It is unclear when this centre closed.

The only officer at Bad Nenndorf to be convicted was the prison doctor. At the age of 49, his sentence was to be dismissed from the army. The commanding officer, Colonel Robin Stephens, was cleared of a charge of "disgraceful conduct of a cruel kind" and told he was free to apply to rejoin his former employers at MI5

Tags: Великобритания, Капитализъм, МИ5, Холодная война
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments