partagenocce (partagenocce) wrote,
partagenocce
partagenocce

"Польские орденоносцы" знают "правду" о Медном

Оригинал взят у kozlova_e в "Польские орденоносцы" знают "правду" о Медном



Побывала на днях на круглом столе «Что мы знаем о Медном?» Один из модераторов Игорь Корпусов открыл мероприятие следующими словами: «Цель «круглого стола» – дать возможность лучше понять и разобраться в мало знакомом тверским жителям эпизоде расстрела польских военнопленных в 1940 году. Актуальность проблемы привела к необходимости круглого стола. Мы не собираемся агитировать и пропагандировать. Все желающие смогут выступить и высказать свое мнение. Это будет честная, открытая дискуссия».

Какие правильные и нужные слова – подумалось многим. Тема ведь действительно сложная. И сложность ее в том, что совершенно резонные вопросы вызывают основания для создания мемориала, в том виде в каком он существует сейчас.

Второй модератор - тверской координатор проекта «Последний адрес» и просто «неравнодушный человек» Артем Важенков, представляя видеозапись заочного участника генерала-майора юстиции, руководителя следственной группы 1991 года в Медном Александра Третецкого, сообщил присутствующим что это «человек высочайшей чести, доблести и достоинства. Очень профессиональный. Для которого офицерская честь – это не пустой звук».

В своем видеообращении Третецкий рассказал о ходе следствия. На вопрос о возможности подлога в ходе следствия воскликнул: «Кто мог чего подложить? Это невозможно! Это следствие!» Запомним эти слова.



Также Третецкий вспомнил про допрос единственного свидетеля на момент расследования 1991 года генерала НКВД Токарева: «Все показания проверяются следственным путем. Он как бы исповедовался... Правдивые его показания». Но загвоздка как раз в том, что никаких особых документов, подтверждающих слова Токарева не существует. К тому же следственного эксперимента по этому делу просто не было, а если бы он состоялся, то наверняка опроверг бы слова Токарева. Поэтому в ход идет мотив исповедальности. Ну, мол, человек старый, помирать скоро, а совесть мучает. В общем, разговоры в пользу бедных. Сплошные эмоции и домыслы.

Здесь нельзя не сказать пары слов о самом Третецком которого Артем Важенков возвел в разряд "человека высочайшей чести".

В своем интервью журналу с говорящим названием «Посев» (№7 от 2010 года) Третецкий рассказывает о том, что его отец происходил из рода шляхтичей, был репрессирован в 1937 году, а его трое братьев и сестер умерли в 30-е на Украине во время Голодомора. Классическая биография...

Нужно знать, что журнал «Посев» издается с 1945 года в эмиграции общественно-политической организацией НТС (Народно-Трудовой Союз), объединением той части русской эмиграции, которая натворила у себя на Родине таких дел в военную пору, что единственным выходом для них было после Победы бежать на Запад. Некоторые из них уже давно окопались там и вели последовательную антисоветскую деятельность до и после войны. На сайте журнала говорится о том, что «НТС присутствовало в СССР с 1938 года и вело подпольную работу по организации народной революции» (вспоминаем дружно о репрессиях и так называемой 58-й статье о контрреволюционной деятельности, ага), «тоннами слал в страну листовки на воздушных шарах (1951-57), связывался с моряками и с военнослужащими группы советских войск в Германии».

А вот еще цитата: «Чтобы защититься от машины террора, НТС в годы холодной войны естественно контактировал с ведомствами безопасности разных стран. Они помогали преодолевать барьеры свободному обмену людьми и информацией, которые ставило КГБ. Например, национальные китайцы и южные корейцы предоставляли свои радиомощности, американцы помогли сбросить на парашютах нескольких работников НТС в 1950-е годы»


Читаем дальше: «При первой же возможности, НТС стремился придать открытые формы своей работе в стране. Так, осенью 1956 года журнал «Грани» обратился с призывом к писателям в СССР - присылать свои рукописи для публикации заграницей. С 1960 года, когда были отлажены поездки связных НТС в страну, поток рукописей пошел, сделав НТС зачинателем «тамиздата». НТС, сказано на сайте журнала «Посев» участвовал в создании общества «Мемориал».

Приведу цитату из вышеназванного интервью Третецкого о комиссии Бурденко, исследовавшей захоронения поляков в Катыни: «Бедные люди. Нельзя сказать – непрофессионалы, там, наверное, были и профессионалы, нищие волей и духом люди». Прелестно!

Из того же интервью, про совместную работу с поляками: «Конечно, нам нужно было оперативно работать с польскими коллегами. Без этого работа была бы однобокой, и смысла бы в ней не было». Ну да, следствие должно было закончиться с заранее заданным результатом.

В 2010 году Третецкий стал кавалером «Командорского Креста за заслуги перед Польшей». Выводы делайте сами...

Вернемся к "круглому столу". Следующим экспертом выступил научный сотрудники мемориала «Медное» Иван Цыков: «Я польской темой профессионально никогда не занимался. Любой может прочитать несколько монографий и познакомиться в интернете с выложенными первоисточниками. То, что известно, это то, что не вызывает сомнений, что следствие было проведено профессионально: следователи проделали свою работу, собрали более 140 томов документов и дали квалификацию». Прекрасно, не вызывает сомнений профессиональность проведения следствия! Зачем подчеркивать то, что и так должно быть очевидно? А если профессиональный хирург профессионально вырежет почку у лица, заведомо беззащитного?

На вопрос, можно ли где-то найти списки расстрелянных поляков на русском языке, Цыков ответил: «У меня их нет. Зачем они мне?»

В разговор вмешался модератор Игорь Корпусов: «Мы принципиально планировали этот круглый стол именно как желание разобраться в достоверности событий. Любые политические спекуляции на эту тему не приветствуются. Я прошу не интерпретировать ответы. Пусть это делает каждый из присутствующих сам». Забегая вперед оговоримся, как показал дальнейший ход мероприятия, все получилось с точностью до наоборот. Одни доклады, объединенные общей идеологией польской версии событий, длились по полчаса, для высказывания альтернативных точек зрения выделили по три (!) минуты. Блестяще!

Следующим докладчиком стал Александр Эдмундович Гурьянов, руководитель польской программы общества "Мемориал" в Москве. Он продемонстрировал протокол эксгумации на медновском захоронении в 1991 году и дал краткую выжимку 74-страничного документа.

Удивительно то, что со слов Гурьянова, некоторые тела, извлеченные в Медном были почти не разложившимися. А также не разложились газеты, документы , содержащие персональные данные, и письма (!), датированные не позднее весны 1940 года. Странно, что бумаги не только не сгнили в течение 50 (!) лет, но и что документы расстрелянных находились при них, а ведь по правилам приговоренные к расстрелу не должны быть идентифицированы.

Интересная картина получается: защита версии расстрела польских офицеров советской стороной в 1940 году строится вокруг протокола эксгумации, датированного августом 1991 года, руководил которой Третецкий, получивший польский Командорский крест. Такую же награду от Польши имеет еще одна докладчица – Наталья Лебедева, ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории РАН. "Правозащитник" Гурьянов награжден польским офицерским крестом. Получается, что все основные докладчики "круглого стола" --  польские орденоносцы. Ну и как после этого воспринимать их аргументы в пользу версии расстрела поляков в СССР? И все это с «благословения» общества «Мемориал» и Народно-Трудового Союза, который даже и не скрывает факта своего участия в деле разрушения СССР.

Далее демонстрировалось видеоинтервью Натальи Лебедевой. На вопрос о ее мнении относительно возможной фальсификации медновских документов она отвечает: «Материалы Политбюро невозможно подделать». Не тут то было. В интернете в свободном доступе находится видеоинтервью ныне покойного депутата Госдумы Виктора Илюхина, в котором он заявляет о том, что документы по катынско-медновской тематике сфальсифицированы, детально раскрывает механизм изготовления фальшивок, демонстрирует вещественные доказательства - печати, штампы, факсимиле, бланки и т. п. Так что это еще большой вопрос, что считать доказательством в этом деле.

После демонстрации видео был объявлен перерыв, в ходе которого стало понятно, что высказаться во второй части мероприятия получится не у всех из-за нехватки времени. Докладчики "сожрали" весь регламент. Из-за этого весь "круглый стол" сильно потерял в объективности о которой так настойчиво напоминали модераторы на протяжении всего мероприятия.

Хорошо, что организаторы образцом чести и достоинства постеснялись объявить Лебедеву, иначе бы они просто выглядели нелепо. Однако все и так в совокупности выглядело нелепо. Цыков, заявивший о своей некомпетентности в польском вопросе, обвинивший российское руководство в недостаточности политической воли в вопросе увековечивания наших погибших солдат в польском плену (1918-20 гг). Третецкий со своими заверениями о том, что подложить в могилы ничего невозможно и что показания Токарева носили исповедальный, а, значит, крайне правдивый характер. Лебедева, констатировавшая в своих фантазиях факты подлога во время расследования комиссии Бурденко.

Да и свободной дискуссии не получилось, к сожалению. После того, как выступили четверо докладчиков со стороны организаторов "круглого стола", нескольким выступающим дали всего лишь по три (!) минуты на то, чтобы донести иную точку зрения. А среди них были историки, в том числе профессионально занимающиеся катынской и медновской проблематикой.

Своим мероприятием организаторы, на мой взгляд, еще больше дискредитировали версию расстрела поляков органами НКВД. Ведь они собрали этот Круглый стол с целью пропаганды своего «единственно верного» взгляда на судьбу интернированных польских офицеров. Если в этом деле все так очевидно, то нечего бояться. Можно было и противоположной стороне дать высказаться. Но, что выросло, то выросло.


И еще, хотелось бы сказать несколько слов об увековечении в Медном памяти советских солдат, погибших в окрестностях этого поселка в начале Великой Отечественной Войны. Есть масса свидетельств, что их хоронили на нынешней территории мемориального комплекса "Медное". В этих местах располагались наши госпитали, где также умирали раненые бойцы. Но об этом сторонники мемориала говорить просто не готовы. Какой уж тут обмен мнениями, если оппонента даже не слушают. И почему, наконец, общество "Мемориал", имеющее международный статус, больше обеспокоено захоронениями поляков, а не наших бойцов, которые отдали жизни за освобождение той же Польши.


Tags: Катынь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments