partagenocce (partagenocce) wrote,
partagenocce
partagenocce

Category:

предельно земной практик, истинный мастер многоходовок

https://putnik1.livejournal.com/7025775.html

Таким образом, выбор Власти в общем и целом определился. Но "в общем и целом", согласитесь, далеко от конкретики, а итоги тех самых духовных кипений, которые помогли Христианству выстоять и оттеснить на обочину конкурентов, имели побочный эффект: к моменту решения Константина никакой "генеральной линии" (кроме того, что Х есть Х) не существовала. Предельно огрубляя, партию раздирали противоречия, дробящие ее на множество фракций, - и вновь приходилось выбирать.
[Spoiler (click to open)]
(XII) Ну и выбирали. В итоге (точную хронологию опустим, все бурлило параллельно, без конкретных дат) отсекли сторонников Нестория (несториан), убежденных в том, что Христос по рождению был простым человеком из "низов", лишь позде обретшим, помимо обыденно-плотского, как у всех, начала, божественную сущность. Тут Власть, насколько можно понять, не устроил прямо вытекающий из идеи вывод о том, что любой нищий плебей может стать Богом, то есть, выше самой Власти.

(XIII) Обстоятельно, долго, с пристрастием изучали предложения Евтихия, основоположника монофизитства, однако в итоге тоже отвергли. Монофизиты, безусловно, были идейными до полного фанатизма, пристроить их на службу Власти казалось выгодным, да вот беда: согласно их учению, человечность Христа полностью, без остатка растворилась в божественном. Иначе говоря, это было христианство, доведенное до полного финала, и в этих рамках Власть не могла иметь какого-то авторитета.

(XIV) Намного сложнее было определится с арианами. Тончайшие вероисповедные нюансы, отвлеченные рассуждения о "единосущности" и "подобосущности" при полном единстве обеих фракций в том, что Власть есть Власть и с нею следует продуктивно сотрудничать, привели к полной неразберихе, и "миланская" версия вкакой-то момент, поскольку была намного проще, логичнее и доходчивее, в какой-то момент (при Констанции) даже возобладала над "никейской".

(XV) Однако вскоре наиболее дальновидные политики выяснили, что в доктрине Ария есть изъян: никак не отрицая и даже не умаляя роль Сына, то есть, Христа, он, однако, предлагал считать, что Христос все-таки лишь подобносущен Творцу, и сам им сотворен, как другие люди, звери, рыбы, птицы, деревья, камни и так далее. Иными словами, с практической точки зрения, устанавливалась некая "субординация", с лишними деталями в иерархии, то есть, почвой для сомнений.

(XVI) Ну и, в конце концов, пришли к единому знаменателю, вернувшись к чистой "никее". Аксиоме о том, что в личности Христа божественное и человеческое соединилось неизменно, непреложно, нераздельно, но - неслиянно. А стало быть, Власть и Церковь достигают окончательно позитивной политической взаимозависимости, с (по умолчанию) земным преимуществом для Власти, а для Церкви статусом официальной государственной структуры, на духовном уровне старшей, но на земном - младшей.

Вот так, или примерно так, на мой взгляд, рассуждал Феодосий Август, убежденный христианин, интеллектуал в мере, позволяющей вникать в тонкости на уровне профессионала, но при этом абсолютный, предельно земной практик, истинный мастер многоходовок, расставляя окончательные точки над "ё", и папа Лев позже сформулировал его эмпирический вывод в чеканном:

от признания единственной верности "никейского символа" (об ипостасях Троицы) зависят единство и прочность империи. Что, в общем, позже на какое-то время подтвердилось, а насчет 1054 года тогда, понятно, никто ничего не знал
Tags: ереси, историческое
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments