partagenocce (partagenocce) wrote,
partagenocce
partagenocce

Categories:

А почему у них получилось?(3)

Цикл материалов на тему "А почему у них получилось?". Понятно что главный ответ "они свой народ не предали не отходили от социализма", но хочется копнуть глубже именно экономический аспект вопроса. К сожалению найти материал об этом не просто, в лучшем случае присутствует освещение с "капиталистическим душком". Но кое-что можно найти покопавшись в отвалах пустой породы. Сегодня копаемся в книге "Китай – великая держава номер один?". Особенно интересно упортребление в данном материале "«Какой же это социализм, — говорил Мао, — если у колхозника есть два миллиона?!", что как бы намекает что коллективизация и механизация в Китае шла очень оригинально, в отличии от СССР в 30х.


Преобразования, начатые Дэн Сяопином, были вынужденным решением. Выходом из тупика, в который страну за три десятилетия загнал Мао Цзэдун. «Если социалистическая страна, — говорил Дэн Сяопин, — по темпам развития производительных сил на протяжении большого отрезка времени отстает от капиталистических стран, то какая может быть речь о преимуществах социализма?»

Коммунистическое руководство Китая при Мао шло советским путем: национализация промышленности, поголовная коллективизация на селе, отказ от торговли в пользу распределения продовольствия и рационирования товаров. Да в Пекине еще и вознамерились, учитывая ошибки «ревизионистов» в Москве, зайти дальше, чем Советский Союз. Китайцы считали, что напрасно в СССР топчутся на этапе социализма, надо смело идти к коммунизму (см. «Новая и новейшая история», 2001, № 1). Мао гордо обещал Хрущеву построить коммунизм быстрее, чем это сделает Советский Союз.

Большой скачок и большой голод


Мао попытался одним махом решить все проблемы и превратить Китай в сверхдержаву. В мае 1958 года началась программа «большого скачка». Задача: «Обогнать все капиталистические страны в короткое время и стать одной из самых богатых, самой передовой и мощной державой в мире».

Начали с конфискации продовольствия. Мао объяснял своим подручным: «Крестьяне скрывают продовольствие и очень нам вредят. В них совсем нет коммунистического духа. Крестьяне остаются всего лишь крестьянами».

[Spoiler (click to open)]За советские промышленные поставки, за строительство заводов, за помощь специалистов Китай расплачивался продовольствием, которого самим не хватало. Снабжали и другие социалистические государства, хотя нечем было кормить своих сограждан.

Выступая на сессии Всекитайского собрания народных представителей, Мао Цзэдун сам себе задал вопрос: «Что делать, когда не хватает продовольствия?» И сам ответил: «Ничего страшного, надо просто меньше есть. Восточный образ жизни — это хорошо для здоровья. Западные люди едят очень жирную пищу. Чем дальше на Запад, тем больше в ней жира. Я всегда презирал западных людей, объедающихся мясом. Я считаю, что есть меньше только полезно. Что хорошего в том, чтобы объедаться и растить себе живот, как у иностранного капиталиста в мультфильме?»

Глава Китая считал, что крестьяне едят слишком много. «Научите крестьян есть меньше и варить похлебку пожиже, — писал Мао. — Государство должно приложить все силы для того, чтобы отучить крестьян есть слишком много».

На политбюро Мао сказал: «Государство находится в состоянии войны с населением. Это война с производителями продовольствия, а также с его потребителями».

Мао велел сократить импорт удобрений, необходимых сельскому хозяйству. Велено было лучше использовать местные возможности. За деревнями закрепили определенные отхожие места в городах (канализации не было). Каждое утро крестьяне приходили сюда, чтобы собрать драгоценные фекалии в специальные высокие бочки на колесах. Иногда за выгребные ямы возникали драки между выходцами из разных деревень.

Мао нравилась сталинская модель государства. Но он считал, что советская система полна недостатков. Пытался довести ее до совершенства. Мао был поражен, когда ему сказали, что колхозник-пасечник Ферапонт Петрович Головатый во время войны из патриотических чувств внес два миллиона рублей на строительство боевых самолетов (на самом деле он передал меньше, но для Мао это все равно были непозволительно большие деньги). «Какой же это социализм, — говорил Мао, — если у колхозника есть два миллиона?!»

«Считается, что бедность — это плохо, — утверждал Мао Цзэдун. — На самом деле бедность — это хорошо. Чем народ беднее, тем он революционнее. Просто ужасно представить себе время, когда все станут богатыми. Из-за избытка калорий у людей будет по две головы и по четыре ноги».

Он, как и положено марксисту(???), презирал деревню и хотел отобрать у крестьян собственность(???). Потребовал, чтобы все крестьяне вступили в колхозы. Это среди прочего упрощало отъем урожая. Крестьяне-единоличники могли что-то припрятать. А в колхозе весь(???) урожай прямо с поля переходил в распоряжение государства.

Мао Цзэдун пытался претворить в жизнь догмы(???), от которых в Советском Союзе уже(???) отказались[это про пасечников меллионеров(???)]. Летом 1958 года он велел объединить всех крестьян в «народные коммуны». Это означало: отказаться от всего(???) имущества. Людям не только запретили готовить(???) и есть дома(???), но и заставили сдать всю посуду(???). В коммунах установили палочную дисциплину. По существу это были трудовые лагеря, где трудились за пайку.

Это привело к краху сельского хозяйства и закончилось настоящим голодом. Глава правительства Чжоу Эньлай объяснял советским специалистам: «Некоторые руководители на местах плохо рассчитали запасы зерна — вместо того чтобы распределить его на весь период до нового урожая, вводили в общественных столовых народных коммун бесплатное питание по принципу "ешь, сколько пожелаешь"».

В отличие от советских колхозов(???) в Китае все(???) было обобществлено. Считалось, что еда должна делиться поровну. Каждый мог есть сколько хотел. В народных коммунах просто сами проедали крохотный урожай. На «крестьянский аппетит» жаловался и министр иностранных дел Китая Чэнь И: «В деревне проживает пятьсот миллионов человек, и если все их рты соединить в один — получится такой огромный рот, что можно проглотить целый земной шар».

Мао Цзэдун требовал такой мобилизации ресурсов, на какую страна не была способна. Историки полагают(???), что за четыре года «большого скачка» в Китае умерли примерно тридцать восемь миллионов человек — от голода и истощения. Они стали жертвой попытки Мао создать общество равных. .... 9 декабря 1958 года он сказал своим помощникам: «Умершие приносят нам выгоду. Они могут удобрять почву».

Китай – великая держава номер один?
Tags: Китай, Коллективизация, НЭП
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments