partagenocce (partagenocce) wrote,
partagenocce
partagenocce

Category:

Дело врачей

Перестроечная и буржуазная чернуха.
Будем по возможности разбирать.



Единственное "чтото" содержащее "хоть както" информацию мед.характера.
Глубину "слезинки ребенка" не ознакомившись не оценить. Буду искать.



Медицинские преступления. Правда и ложь О. Е. Бобров 0 Медицина, здравоохранение 0.00 0 в избранном в избранном ISBN: 5-98157-007-5 Год издания: 2003

Уровень подачи материала прекрасен, снова танцы ни о чем.

[За все хорошее против всего плохого.]«Дело врачей» 1952 г. было возведено в масштаб крупной полити-
ческой акции, в которую вовлекалось население страны во всех крупных
городах. Повсеместно печатались фельетоны и пасквильные статьи о ме-
диках. Идеологические работники, лекторы, пресса и радио трубили о
новых фактах «зверств» «врачей-убийц». Реакция населения была двоя-
кой. С одной стороны – дикое озлобление против «извергов человеческо-
го рода» и панический ужас перед «белыми халатами». В каждом враче
видели потенциального, если уже не действующего убийцу.
Второй формой реакции населения был панический страх перед
медициной. В каждом медике, независимо от ранга, видели вредителя.
Повсеместно, «от Москвы до самых до окраин», распространялись «дос-
товерные» слухи о «сигналах трудящихся» и «многочисленных фактах»
ухудшения здоровья и течения болезни у больных после применения на-
значенного врачом лечения. Количество репрессированных врачей уве-
личивалось ежедневно: в каждом крупном и даже провинциальном цен-
тре находили своих «убийц в белых халатах». Медицинский мир был не
только обеспокоен, он был просто раздавлен. Никто не понимал, в чем
дело, но ясно было, что речь идет о «раскрытии» обширного заговора
медицинской верхушки, и каждый еще находящийся на свободе врач
ждал своей участи.
Однако события начались гораздо раньше «дела врачей». 28 авгу-
ста 1948 г. Л.Тимашук сделала кардиограмму А.А.Жданову и поставила
диагноз – инфаркт миокарда. Но представители Лечсанупра с ней не со-
гласились – никакого-де инфаркта нет, а имеется «функциональное рас-
стройство на почве склероза. Они предложили Тимашук изменить заклю-
чение, «написать осторожно». Доктор Тимашук предстала перед мо-
ральной дилеммой. С одной стороны, перед ней был не просто больной, а
второй человек в партии, с другой – консилиум в составе ее непосредст-
венных начальников настаивал на подлоге документов. Немалое значе-
ние сыграло и то, что все действия врачей контролировались сотрудни-
ками МГБ, поэтому изменять заключение было попросту опасным. По-
скольку она и ранее снимала кардиограммы Жданову, то видела картину
заболевания в динамике и поэтому была уверена в своем диагнозе. Пере-
писывать заключение она отказалась.
Даже для несведущего в медицине понятна разница между «ин-
фарктом» и «функциональным расстройством»: при инфаркте в то время
назначали строжайший постельный режим на долгие месяцы лечения.
Можно констатировать, как минимум, медицинскую ошибку, приведшую
Жданова к смерти. Тогда, по логике, отсутствие в посмертном заключе-
нии истинной причины летального исхода приходится объяснять желани-
ем скрыть эту ошибку, корпоративно защитить честь врачебных мунди-
ров медицинских чиновников.
Не ведая и не желая того, Лидия Тимашук оказалась между поли-
тическими жерновами и, в случае отказа от сотрудничества с властями,
не миновать бы и ей расправы, как опасному свидетелю, допущенному к
технологии организации процесса. Возразив своему руководству, т.е.
сделав то, что нравственно обязан был сделать врач, она на миг испытала
утешение правотой. Написав письмо руководству страны, она была «на-
значена героем», но очень быстро превратилась в «зловещую клеветни-
цу». Теперь, после развала «дела», она была назначена властями «козлом
отпущения»
Tags: дело врачей, за все хорошее, не надо питать иллюзий, солжениценщина
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments