partagenocce (partagenocce) wrote,
partagenocce
partagenocce

Categories:

«Но ведь не пытают и не расстреливают»

https://www.znak.com/2015-09-23/zachem_rasstrelivat_sami_podohnut_amerika_uchit_kak_unichtozhit_pyatuyu_kolonnu


В общей сложности в период с 1947-го по 1952-й включительно «проверку на лояльность прошли 6,6 млн государственных служащих. По неполным данным, 11 500 человек были уволены с «волчьими билетами», 12 000 под давлением уволились сами. Подверглись проверке 10000 натурализовавшихся иностранцев. Многие сотни людей были приговорены к депортации, 163 человека – депортированы. Сотни людей эмигрировали. Сотни были приговорены к тюремному заключению. На показательные процессы были выведены 145 руководителей компартии: 89 из них – осуждены в общей сложности на 418 лет заключения. Среди тех, кто умер от сердечного приступа после допросов, – создатель Международного валютного фонда и Всемирного банка Гарри Декстер Уайт. Среди тех, кто покончил с собой, – начальник отдела Госдепа Лоуренс Дагган, помощник генсека ООН Абрахам Феллер, посол Канады в Египте Херберт Норман»

UPD

[Всего лишь лишенные средств к существованию]В «Красных каналах» (такое название получили двухсотстраничные списки «предателей», одобренные директором ФБР Джоном Гувером) очутились, в частности, «отцы» американской ядерной бомбы Альберт Эйнштейн и Роберт Оппенгеймер, писатели Артур Миллер и Ирвин Шоу, публицист Уильям Ширер, режиссеры Орсон Уэллс и Стэнли Крамер, композитор и дирижер Леонард Бернстайн.
«Вражеский прихвостень – вон из страны!»

К тому времени почва для антикоммунистической кампании в Голливуде была уже хорошо удобрена. В 1947 году десять работников «фабрики грез» («голливудская десятка») – сценаристы, режиссеры, продюсеры – отказались лжесвидетельствовать на себя перед созданной при Конгрессе еще в середине 1930-х Комиссией по расследованию антиамериканской деятельности. Несмотря на поддержку таких звезд, как Хамфри Богарт, Фрэнк Синатра и Генри Фонд, «голливудская десятка» отправилась в тюрьму (к слову, в числе ее гонителей, в свою очередь, присутствовали Рональд Рейган, Уолт Дисней и писательница Айн Рэнд).

Годы спустя многие из полутора сотен жертв «Красных каналов» получат свои «Оскары», «Золотые глобусы» и «Эмми», удостоятся звезд на Голливудской аллее славы, воспитают целую плеяду выдающихся артистов: Марлона Брандо, Аль Пачино, Роберта Де Ниро, Вуди Аллена, Лайзу Минелли, Вупи Голдберг, Сигни Уивер, Бенисио Дель Торо… Но в начале 1950-х они под запретом, без работы, перебиваются случайными заработками. Кто-то не выдерживает испытаний: актер Джон Гарфилд умирает от сердечного приступа, не дожив до сорока; несколько человек, как актер Филипп Лоб, кончают жизнь самоубийством.

В заточении едва не оказался немецкий драматург Бертольд Брехт, спасавшийся в Лос-Анджелесе от нацизма, под давлением он поспешил вернуться в Европу. Из иностранцев, пожалуй, больше всех досталось англичанину Чарли Чаплину, который в годы мировой войны активно призывал к открытию «второго фронта». Он был подвергнут цензуре, бойкоту со стороны кинопрокатчиков и газетной травле («Чаплин – прихвостень коммунистов!», «Чаплин – попутчик красных!», «Вон чужака из нашей страны!», «Выслать Чаплина в Россию!»), вызван на Комиссию по расследованию антиамериканской деятельности, куда в знак протеста намеревался явиться в образе своего знаменитого Бродяги. Струсившие конгрессмены отменили заседание, но в отместку Чаплина выдворили из страны, куда он ненадолго вернется лишь 20 лет спустя, чтобы получить почетный «Оскар» за «бесценный вклад» в киноискусство.

в августе 1950-го Министерство юстиции объявляет «подрывной организацией» Лигу рабочей молодежи, начавшей сбор подписей под так называемым Стокгольмским воззванием, призывавшим к запрету атомного оружия; по той же причине преследования распространяются на Информационный центр борьбы за мир. В свою очередь французским артистам Иву Монтану, Симоне Синьоре и Морису Шевалье, подписавшим Стокгольмское воззвание, запрещен въезд в США, так же как двумстам иностранным ученым. «Друга советских людей», чернокожего певца Поля Робсона, химика Лайнуса Полинга, впоследствии дважды лауреата Нобелевской премии, наоборот, не выпускают за пределы Штатов. В 1952-м начинается унизительная проверка 1700 американских сотрудников ООН.

В общей сложности в период с 1947-го по 1952-й включительно «проверку на лояльность прошли 6,6 млн государственных служащих. По неполным данным, 11 500 человек были уволены с «волчьими билетами», 12 000 под давлением уволились сами. Подверглись проверке 10000 натурализовавшихся иностранцев. Многие сотни людей были приговорены к депортации, 163 человека – депортированы. Сотни людей эмигрировали

олько в Голливуде от репрессий пострадали не менее 2 тыс. человек. «Вслед за «Контратакой» множество газеток и групп патриотов составляли и рассылали по фирмам, работающим в шоу-бизнесе, свои списки врагов. Атакуемые со всех сторон шантажистами, фирмы ввели в штат специалистов под прикрытием, нелегально проверяя лояльность сотрудников, и изгоняли людей по первому подозрению… Лоуренс Джонсон из Сиракуз, штат Нью-Йорк, на пару с дочерью в 1951 году терроризировал десятки фирм. От радио- и телекомпаний он требовал объявлять спонсоров передач с участием «подозрительных» артистов, а в принадлежащих ему четырех супермаркетах обращал внимание покупателей на то, что тот или иной поставщик финансирует коммунистов, – продолжает Трофименков. – Репрессии поражали целые семьи. В «списки» попали не только [сценарист и режиссер] Херберт Биберман и его жена Гейл Сондергаард, но и его брат, художник-монументалист Эдвард Биберман, и жена брата – художница и исполнительный секретарь Антинацистской лиги Соня Даль-Биберман, и сестра жены – актриса Хестер Сондергаард. Вместе со сценаристом Беном Барцманом пострадали его жена Норма Барцман, племянник Сол Барцман, кузен жены Генри Мейерс». (Впрочем, за взятку в 5 тыс. долларов можно было добиться отсрочки, а то и отмены рассмотрения персонального дела).
«Молчите – значит, есть что скрывать»

В полную силу Джозеф Маккарти развернулся после победы республиканского кандидата генерала Дуайта Эйзенхауэра на президентских выборах 1952 года. Республиканская партия, 20 лет находившаяся в оппозиции, «во все лопатки» стремилась к власти. Маккарти фактически возглавил кампанию Эйзенхауэра, в привычной манере клеймя кандидата от Демократической партии Эдлая Стивенсона: «Лояльность Соединенным Штатам не имеет оттенков! Можно быть либо лояльным, либо нет! Не бывает «слегка нелояльного» гражданина или “отчасти предателя”». Военный аристократ Эйзенхауэр втихомолку морщился, но публично разделял маккартистские лозунги, обещая в случае избрания полностью очистить правительственный аппарат от коммунистов и «розовых», то есть сочувствующих. В итоге республиканцы получили не только пост президента, но и контроль над обеими палатами Конгресса. Маккарти, разумеется, тоже переизбрался сенатором, возглавил сенатскую комиссию по правительственным операциям и постоянную подкомиссию по расследованиям. Он становился самым влиятельным человеком в стране, а маккартизм – официальным государственным курсом.

Госаппарат, действительно, подвергся масштабной «чистке». По распоряжению свежеиспеченного президента руководители всех правительственных учреждений наделялись правом увольнять служащих «по соображениям государственной безопасности», то есть по малейшим признакам нелояльности к принципам маккартизма. Таким образом, в первые же месяцы президентства Дуайта Эйзенхауэра были уволены около 800 человек, еще 600 ушли сами. С октября 1953 года на госслужбу не допускались те, кто отказывался отвечать на вопросы маккартистских комиссий, ссылаясь на соответствующее конституционное право (министр юстиции Браунелл и сенатор Маккарен настаивали на ограничении действия данного положения Конституции), и к 1955 году число уволенных из госучреждений достигло уже свыше 8 тысяч.

«Чистки» прокатились по промышленным отраслям, выполняющим правительственные заказы, по профсоюзам (их вынуждали отказываться от сотрудничества с коммунистами, угрожая в противном случае исключить из процесса переговоров с работодателями), по университетам и библиотекам (было изъято 30 тыс. наименований книг), по либеральным священнослужителям и даже благотворительным фондам Гугенхайма, Карнеги, Рокфеллера и Форда. Больше остальных досталось, конечно, Коммунистической партии: в 1954 году ее фактически объявили вне закона, запретив участвовать в выборах на всех уровнях, от президентского и парламентского до местного, членам компартии запретили выезд заграницу. На территорию США пускали только тех мигрантов, в чьей антикоммунистической благонадежности не было сомнений, стоило им завестись – человека депортировали обратно. Под угрозой высылки находились более 20 тыс. натурализованных и ненатурализованных граждан США.

«Враги – внутри, враги – вокруг»

По законам исторической драматургии начало конца маккартизма и Маккарти наступило на пике его всемогущества: как говорится, жадность фраера губит. Не насытившись прежними жертвами, маккартисты «покусились на святое». Министр Браунелл обвинил в измене самого Гарри Трумэна, экс-президента вызвали на Комиссию по расследованию антиамериканской деятельности; Джозеф Маккарти пошел еще дальше, обвинив в предательстве всю Демократическую партию. «Двадцать лет предательства демократов» – так окрестили маккартисты внешнеполитический курс Франклина Рузвельта на сближение с Советским Союзом во время войны, итоги Ялтинской и Потсдамской конференций и трумэновскую «политику сдерживания» СССР. Они требовали эскалации противостояния с нашей страной, вплоть до выхода из ялтинских и потсдамских договоренностей, разрыва дипломатических отношений и прекращения торговли с Советской Россией и другими странами «социалистического лагеря», подталкивали Америку едва ли не к реставрации капитализма в Восточной Европе военным путем. Эти призывы шли вразрез с намерениями президента Эйзенхауэра, настроенного на прекращение Корейской войны, которую принято рассматривать как ограниченный, но непосредственный военный конфликт США и СССР. Тогда крайние республиканцы пригрозили ввести парламентский контроль над внешнеполитическим курсом президентской администрации и выдвинуть кандидатуру Маккарти от Республиканской партии на ближайших президентских выборах.

Терпение американской элиты и лично Дуайта Эйзенхауэра начало иссякать в 1953 году, когда Маккарти набросился на армию – обвинил в измене и допрашивал руководство Вооруженными Силами, героев войны, оттоптался на генерале Джордже Маршалле – ключевой фигуре военной и послевоенной истории Америки, автора знаменитого плана восстановления Западной Европы. Истеричной риторикой сенатора были возмущены и ближайшие союзники американцев – британцы: Маккарти требовал топить английские корабли, чтобы блокировать торговлю с «коммунистическим Китаем».

Одновременно с этим он обвинил в «недостаточном патриотизме» радиостанцию «Голос Америки», в свою очередь информационную войну Маккарти объявил ведущий журналист телеканала CBS Эдвард Мэроу (и было отчего: в одном только 1954 году и только на телевидении по политическим мотивам уволили 1,5 тыс. сотрудников, еще 5 тысячам устроили проверки). «Никто не может запугать весь народ, только если сам народ не будет в этом помогать», – настойчиво проповедовал Мэроу.


В итоге от Маккарти отвернулся не только президент, вице-президент Ричард Никсон (до тех пор охотно его поддерживавший; когда Никсон сам станет президентом, тоже будет составлять «черные списки» личных врагов) и госсекретарь Джон Даллес, но и конгрессмены-однопартийцы. В августе 1954 года был создан сенатский комитет по расследованию деятельности самого Джозефа Маккарти, в декабре, после выборов, лишивших республиканцев большинства в обеих палатах Конгресса, Сенат осудил его поведение, еще недавно всесильный политик, Маккарти был освобожден от всех руководящих постов.
Tags: Капитализъм, Маккартизм, за все хорошее, информационная диктатура, не надо питать иллюзий, не настоящая многопартийность, реальная угроза ИХ власти
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments