October 5th, 2016

К НАМ ЕДЕТ РЕВИЗОР

Оригинал взят у volk1_donbass в К НАМ ЕДЕТ РЕВИЗОР
6sGIrp9JmoY.jpg
В сообщении американского внешнеполитического ведомства, распространенном в понедельник, говорится, что 4 октября В. Нуланд посетит Брюссель, где в настоящее время находится госсекретарь США Джон Керри.
Collapse )

В США нашли десятки тысяч поддельных бюллетеней с голосами за Клинтон

Оригинал взят у varjag2007su в В США нашли десятки тысяч поддельных бюллетеней с голосами за Клинтон

В Огайо электрик Рэндал Принс, делая обход на складе, обнаружил урны с десятками тысяч избирательных бюллетеней, в которых были проставлены галочки напротив одного из кандидатов в президенты США Хиллари Клинтон.

Об этом сообщает Сhristian Times Newspaper.

Издание сообщает, что здание пустует, и в основном, используется для хранения товаров.

Фото: christiantimesnewspaper

"Это может свидетельствовать о серьезной операции, разработанной для того, чтобы Клинтон победила в этом округе, поскольку именно Огайо был всегда самым проблемным для демократов", - пишет газета.



15 лет назад над Черным морем Украина сбила российский самолет Ту-154

Оригинал взят у serg_zagatin в 15 лет назад над Черным морем Украина сбила российский самолет Ту-154

В связи с оглашением Нидерландами «предварительных результатов» расследования крушения малазийского «Боинга», по поводу которого входящая в комиссию Украина не предоставила ни радиолокационных данных, ни переговоров диспетчеров, ни какой-либо иной необходимой для следствия информации, можно констатировать, что налицо – очередная, вторая по счёту украинская фальсификация. И цель её очевидна – замести следы своего собственного преступления.

ЧЁРНЫЙ ЧЕТВЕРГ

Первое аналогичное преступление было совершено ровно 15 лет назад. Тогда во время учений украинских войск ПВО вместо учебной цели украинская ракета С-200 в небе над Черным морем сбила пассажирский авиалайнер Ту-154 российской авиакомпании «Сибирь».

Трагедия произошла 4 октября 2001 года с самолётом Ту-154 с бортовым номером RA-85693, который вылетел из международного аэропорта имени Давида Бен-Гуриона в Тель-Авиве, выполняя рейс SBI 1812. Погибли все находившиеся на его борту 78 человек – 66 пассажиров и 12 членов экипажа (27 граждан России и 51 гражданин Израиля).

Попытки Киева выдать катастрофу Ту-154 за «атаку международного терроризма» успехом не увенчались...




О «долбоебах»

http://liva.com.ua/modern-racism.html

Наша интеллигенция, обезумевшая от экономического кризиса и расисткой ненависти к трудящимся, идет по стопам немецкой интеллигенции начала прошлого века

Тегі матеріалу: лібералізм, україна, близький схід, пам`ять, срср-ex, расизм, політики, нацизм, кирпиченок
04 октября 2015

Политическая и общественная жизнь в России хороша отсутствием в ней малейших признаков самоцензуры и лицемерия, свойственных для более цивилизованных стран. Здесь каждый волен открыто безнаказанно демонстрировать свою тупость, свое мракобесие, свою жестокость и свою бесчеловечность. Посадить у нас могут только за карикатуру Кукрыниксов – в рамках борьбы с фашизмом.

Мне очень легко представить, что повлекли бы за собой недавние высказывания господина Антона Носика, который сам представляется под никнеймом «Долбоеб», в какой-нибудь Америке, Германии или Швеции: немедленные иски от правозащитных организаций, увольнение взявшего интервью журналиста, покаяние и извинения редакции, выпустившей материал в эфир, обличительные статьи в прессе, митинги протеста. Конечно, это не значит, что там, за границей, у господина Носика нет единомышленников. Их более чем достаточно – просто правящие классы этих стран знают, что можно говорить вслух, а что нет.

Но на богохранимой Руси заявление о том, что жители Сирии – мужчины, женщины, дети – заслуживают поголовного уничтожения, поскольку не являются людьми, может повлечь за собой только несколько тысяч лайков поддержки и пару растерянных заметок, в духе «пить надо меньше», или же крики – «не разглашай государственную тайну!».

Или вот, совсем недавно господин Навальный посетовал о том, что концлагеря не вместят всех мигрантов – разве это как-то негативно отразилось на его карме? Да и что мы всё о знаменитостях говорим? Лично я знаю многих милых интеллигентных девушек, которые искренне верят, что палестинские дети страдают под пытками не так, как европейские дети – поскольку они маленькие террористы.

К сожалению, следует признать, что представители нашей «элиты» вполне готовы к такому «разврату». Ощущая себя элоями в окружение морлоков, они способны без колебания истреблять десятки и сотни тысяч представителей других классов, социальных групп и национальностей. Господин Носик имеет достойных предшественников в лице Булата Окуджавы, который словил последний старческий кайф, глядя на горящих в Белом Доме «совков». Слова Носика отражают розовые мечты милых московских интеллигентов, с нетерпением ожидавших в девяностые, когда вымрут «анпиловские бабушки». А уж как это похоже на радость продвинутых либералов наших дней, весело шутивших насчет «жаренных колорадов» в одесском Доме профсоюзов.

Историки и социологи часто задавались вопросом: как культурные представители немецкого народа враз превратились из «бедного Михеля» в «ужасного Фрица»? На мой взгляд, проследить этот путь не сложно – путь от «бремени белого человека в Африке» в начале ХХ века к подавлению немецких рабочих в 1918 году (по словам палача гамбургских рабочих фон Леттова-Форбека, немецкие пролетарии были «хуже негров»), путь от борьбы с «чуждыми христианской цивилизации» еврейскими эмигрантами, к крестовому походу на Восток против убивших царя «недочеловеков-коммунистов». Мы просто проходим его сегодня опять – в России и в Украине.

Сегодня наша русская интеллигенция, обезумевшая от экономического кризиса и расистcкой ненависти к трудящимся-«совкам», идет по стопам великой немецкой интеллигенции начала прошлого века. В идеологах и заказчиках массовых убийств уже сейчас нет никакого недостатка. Да и недостатка в исполнителях, как мы видели в Украине, тоже не будет – фанаты, люмпены, члены неофашистских группировок только и ждут приказа на выступление. А трогательные девушки-волонтеры будут шить им знамена, покупать обмундирование и постить украшенные сердечками и котиками сообщения о подвигах «самой высокоморальной» армии.

Не думая о том, что, рано или поздно, за тридцать третьим годом последует сорок пятый – и за все придется платить сполна.

Артем Кирпиченок

Американские няшки против русских орков

Оригинал взят у alexandr_rogers в Американские няшки против русских орков
По моим жизненным наблюдениям пытаются обманывать и надеются всех перехитрить обычно, мягко говоря, не самые умные люди. И вся эта геббельсовщина, будто чем чаще повторять ложь, тем больше в неё поверят, она не особо работает. Вернее, работает, но очень ненадолго.
А вот США, похоже, свято уверены, что смогут весь мир держать в дурачках бесконечно. Что, на мой взгляд, не слишком хорошо характеризует их умственные способности.
Что они там обычно инкриминируют СССР/России, когда пытаются изображать нас «империей зла»? Давайте пройдёмся по списку.

1. Сталинские репрессии. Пиковая численность заключённых ГУЛАГа составляет (включая уголовных заключённых, нацистских коллаборационистов и военнопленных нацистов) около 1,8 миллиона человек.
При этом численность расстрелянных с 1917 по 1953 год известна и составляет 730 тысяч человек. И это с учётом гражданской и Великой отечественной войн.
В то же время численность заключённых в США сегодня составляет свыше 2,6 миллиона человек. Имея всего 5% населения Земли они содержат в своих тюрьмах 25% всех заключённых мира. И кто после этого «тюрьма народов»? Где царство несвободы?
При этом количество погибших от нечеловеческих условий в трудовых армиях Рузвельта по оценкам некоторых американских исследователей превышает 500 тысяч человек. И эти данные до сих пор засекречены.
Русские свои репрессии признали, осудили (ещё во времена Хрущова, который был их одним из самых активных руководителей) и покаялись. Американское правительство свои преступления против собственного народа продолжает скрывать.
Кстати, что там насчёт американцев японского происхождения, которых массово бросили в концлагеря в 1940 году только за их «неправильный» разрез глаз? Кто-то за это покаялся за прошедшие 75 лет?

2. Танки в Праге. «Страшные русские подавили восстание танками». При подавлении бунтов в 1968 году погибло примерно 50-60 чехов. При этом большинство погибло от рук немецких товарищей из ГДР, но к ним почему-то никаких претензий нет.
Примерно в этот же период времени США вторглись во Вьетнам, где убили и покалечили свыше 6,5 миллионов человек.
Но американцы няшки, а русские – злобные орки. Да, доктор Геббельс?

3. Трагедия в Новочеркасске. Да, трагедия. Бунт советских людей – событие беспрецедентное. Такого до этого не случалось. И в СССР не было на такие случаи ни резиновых дубинок, ни слезоточивого газа, ни riot police, как на «демократическом» Западе.
Погибло 26 человек, ещё 87 было ранено.
Примерно в те же годы в США состоялся целый ряд бунтов в крупных городах: в Сент-Луисе, Детройте, Лос-Анжелесе и ряде других городов.  В 1964 году про­изошло 5 восстаний, в 1965 году – 9, в 1966 году – 38, в 1967 году – уже 230. В ап­реле 1968 года в ответ на убийство Мартина Лютера Книга в разных городах США было зафиксировано 202 бунта.
По официальным данным в 1964 году были убиты пятеро и ранено около 1 тысячи (реально же на троих раненых в среднем приходится один труп, так что численность погибших можете прикинуть сами), в 1965 году соответственно – 36 и 200, в 1966 году – 11 и 500, в 1967 году – 117 и 2000, в первой половине 1968 года – 46 и 3500 че­ловек соответственно.
По неофициальным данным только в Сент-Луисе и Детройте при подавлении бунтов было убито от 200 и больше человек в каждом случае.
Но, опять же, в США няшки, а СССР/Россия – тоталитарная страна. Геббельс аплодирует лёжа.

4. «Вторжение в Грузию» 08.08.08. В реальности давно доказано, что это грузины начали обстрел Цхинвала и близлежащих сёл, намереваясь устроить в Южной Осетии этнические чистки (уже, кстати, не в первый раз за последние годы). И только продажные шлюхи и пресмыкающиеся рабы продолжают нести бред по американским методичкам.
При этом сколько мирных жителей Грузии погибло в ходе принуждения режима Саакашвили к миру? Ноль?
А сколько погибло в результате американских вторжений в Ирак и Афганистан? В Ираке по разным подсчётам от 1,3 до 1,5 миллиона, да в Афганистане свыше 300 тысяч.
Не забывайте при этом, что русские в Осетии были согласно миротворческому мандату ООН, а США в Ирак и Афганистан вторглись вообще без малейших законных оснований.
И кто у нас снова няшка, а кто бяка? Подскажите нам, Йозеф Фридрихович!

5. И ещё один факт: В России за последний год полицейскими убито 14 человек, из которых 13 – это террористы-ваххабиты на Кавказе. США за последние полгода убито полицейскими около 400 человек, свыше трети из которых безоружные. Ну сразу же понятно, где настоящая свобода и демократия!

6. Ну и для сравнения: Россия поддерживает русских же повстанцев (никем, даже киевским судом, не признанными террористами) на востоке Украины, восставших против вооружённого государственного переворота, инспирированного США и осуществлённого неонацистскими боевиками. Представьте себе, эти русские обнаглели настолько, что не дают безнаказанно убивать русских!
США в Сирии поддерживают международно признанных террористов из «ИГИЛ» и «Джебхад ан-Нусра» против законного и демократически избранного правительства Башара Асада.
Не, ну няшки же! Воены швета, воены бабла!

Опубликовано http://news-front.info/2016/10/05/ssha-takie-nyashki-aleksandr-rodzhers/


Бастинда vs Волшебник Изумрудного города

Оригинал взят у abrod в Бастинда vs Волшебник Изумрудного города
Тайны теледебатов: почему Трамп обыграл Клинтон

Александр Бродский, 5 Октября 2016, 01:56 — REGNUM

Предчувствие гражданской войны продолжает витать над избирательной кампанией в США, и именно поэтому последним и, как говорил Штирлиц (он же — полковник Исаев), самым главным вопросом теледебатов был вопрос о готовности кандидатов признать свое поражение и поддержать выигравшего кандидата.
Collapse )

Разъяснение по вопросу доставки мной военно-технической помощи в ЛНР и ДНР

Оригинал взят у kenigtiger в Разъяснение по вопросу доставки мной военно-технической помощи в ЛНР и ДНР
Вчера Игорь Иванович Стрелков опубликовал у себя в ВК ссылку на некий документ за авторством МЧС ДНР, касающийся завоза гуманитарной помощи в республику. Краткое содержание семистраничного текста с точки зрения Стрелкова выглядит так:

"Если вы, уроды, мешающие нам спокойно сидеть на своих местах и ничего не делать, все же привезете что-нибудь в нашу "народную республику", мы вас затаскаем по инстанциям так, чтобы больше неповадно было. А если у вас хватит сил, времени и терпения все-таки все исполнить из того, что мы придумали, то не надейтесь, что будете раздавать гуманитарку сами. Мы ей будем распоряжаться так, как нам угодно, а вас еще заставим перед нами за это отчитываться."

Collapse )

Вразнос: особенности первых шагов Февральской государственности

исходники




Егор Яковлев и Дмитрий Пучков в цикле «От войны до войны» продолжают рассказ о Февральской революции. О том, как резвилось, снося российскую государственность, революционное Временное правительство на пару с революционными Советами. И так – до тех пор, пока не пришли большевики...

Дмитрий Пучков. Я вас категорически приветствую! Егор, добрый день.

Егор Яковлев. Добрый.

Д.П. Сегодня продолжим… Про что?

Е.Я. Да. Николай II отрёкся, а события развивались дальше. Вот про это и поговорим.

Как я уже в прошлый раз излагал, понять события февраля 1917 года можно только в том случае, если учитывать, что внутри этого процесса было три: попытка тихой мирной революции, очень похожей на государственный переворот, которая предпринималась группой Прогрессивного блока – либеральных политиков во главе с Гучковым, Милюковым; вторая революция – предпринималась социал-демократами, во главе с Александром Фёдоровичем Керенским, которая пыталась создать в России республику и контролировать массы, и третья революция – это очень близкое к анархическому движение солдатских и рабочих масс в Петрограде.

И уже в первые дни революции стало понятно, что бывшие депутаты Государственной Думы либерального толка абсолютно не могут найти общего языка с массами, никак ими не управляют. А второй группировке – социал-демократической – во главе с Керенским и Чхеидзе, это более или менее удавалось, их хотя бы слушали, но даже они подчинялись власти этой массы, а не наоборот.

Когда Василий Витальевич Шульгин вернулся из Пскова в Петроград, он пожелал на митинге объявить восставшим рабочим о том, что Николай II отрёкся в пользу великого князя Михаила. Его не стали слушать, потому что рабочие не хотели нового царя.

Удивительно, но то же самое произошло и с Павлом Николаевичем Милюковым, университетским профессором, который хорошим русским языком, в высокопарных выражениях начал рассказывать рабочим и солдатам о том, что теперь в стране будет другой царь и война будет продолжаться до победного конца. Милюкова тоже очень быстро заставили умолкнуть. И это свидетельствовало о том, что что-то пошло не так.

Д.П. Я бы повторил, для всех тех, кто смотрит – никаких большевиков ещё нет, да?

Е.Я. Некоторые большевики есть, есть Шляпников, есть Вячеслав Молотов, которые тоже принимают участие в данных событиях, но отнюдь не на первых ролях конечно.

Д.П. Процессами они не руководят.

Е.Я. Процессами они не руководят, они их подталкивают. Большевики уже считают, что нужно брать власть, некоторые большевики, скажем так, уже считают, что нужно брать власть, а некоторые так не считают. И не считают не без оснований, потому что в эти дни в принципе ничего не понятно, как всё сложится. Есть ощущения, что происходит буржуазная революция, нужно её поддерживать, по Марксу, чтобы в стране наконец-то установился нормальный буржуазный режим, лучше всего в формате буржуазной республики, и в рамках этого режима можно защищать права рабочих и крестьян, не свергая буржуазию, а договариваясь с ней.

Д.П. Важное примечание: что будет новый царь, а война продолжится, а люди этого не хотят…

Е.Я. Люди не хотят конечно.

Д.П. Ни нового царя, ни продолжения войны никто не хочет.

Е.Я. Подчеркнём, что основная масса народа в Петрограде в этот момент не хочет ни царя, ни продолжения войны.

И свидетельством этого являются такие, например, факты: даже гвардейский экипаж, который был верен, на который уповал Николай II, который расположился в Александровском дворце, где жила императрица и царская семья, и вокруг него, получив приказы защищать этот оплот монархии до последнего, через некоторое время перешёл на сторону революции.

Произошло это так: солдаты вызвали офицеров и сказали, что они хотят сняться с обороны дворца. К гвардейскому экипажу вышел его шеф – великий князь Кирилл Владимирович, и возглавив этот экипаж, отправился к Таврическому дворцу, ещё и нацепив на себя красный бант. А явившись к Таврическому дворцу, где заседал Временный комитет Государственной Думы (и в другом крыле уже сидел Петроградский совет), он начал раздавать интервью журналистам, говоря о том, как он приветствует свободу, радуется, что Россия наконец сбросила узы самодержавия и он, великий князь Кирилл Владимирович, будет со своим народом.

Напомню, что Кирилл Владимирович имел некоторые призрачные шансы на престол, потому что, если исключить цесаревича Алексея (в пользу которого Николай отрекаться не стал) и Михаила Александровича, то следующим был их двоюродный брат – как раз Кирилл Владимирович. И в будущем, в эмиграции именно он считался одним из главных претендентов на российский престол.

Д.П. А нацепленный красный бант – это про что было?

Е.Я. Символ революции. Великий князь таким образом присоединился к революционному народу.

Д.П. Искренне, не искренне? Боялся, что убьют?

Е.Я. Сложно сказать. Мы не можем залезть великому князю в голову… но раздавать журналистам интервью его никто не просил, никакими соображениями самозащиты это не диктовалось. И впоследствии великому князю очень часто это вспоминали. Правомонархические круги воспринимали это как предательство.

Но не только великий князь Кирилл Владимирович боялся за свою жизнь, боялся за свою жизнь и тот, кому Николай II передал престол – его брат Михаил, потому что он укрылся у своих друзей на квартире на Миллионной улице, куда к нему на следующий день явились депутаты Государственной Думы, обсуждать создавшееся положение.

Начнём с того, что ни Милюков, ни Гучков не предполагали, что престол передадут Михаилу. Они рассчитывали, что престол передадут Алексею (мальчику), а Михаил будет только регентом и они соответственно смогут управлять им. В чём здесь была проблема: расчёт был на то, что образ ребёнка, к тому же больного (про что все знали), невинного мальчика маленького, несколько снизит накал ненависти к монархии, расчистит трон от распутинщины и таким образом будут достигнуты все их цели: с одной стороны – для народа будет царь, с другой стороны – те, кто ненавидит Романовых, несколько смягчатся от того, что здесь не совсем Романов (конечно же Романов, но всё-таки ребёнок), а в политическом смысле – они произведут настоящую революцию, потому что получат ответственное министерство, которое назначит Государственная Дума, а не царь и таким образом будет реализована идея демократии, как они себе это мыслили. Ну и соответственно от престола будут удалены все сторонники сепаратного мира с Германией, они считали, что их очень много.

Отречение Николая в пользу Михаила смешало им все карты, но тем не менее и Гучков, и Милюков, что в принципе доказывает, что никакими шпионами они не были, а играли свою собственную игру, настойчиво убеждали Михаила принять трон. Но Михаил боялся. Он уже погулял по Петрограду и понимал, что всё не так радужно, как представлялось, возможно, ему и особенно его супруге в своём знаменитом салоне, критиковавшей Николая II и императрицу Александру ещё в декабре 1916 года.

Бунт, который поднялся в столице, был страшный, этого точно никто не предполагал. И поэтому Михаил задал депутатам прямой вопрос: можете ли вы обеспечить мою безопасность? Ну а что на это могли ответить депутаты Государственной Думы… они не могли обеспечить Михаилу никакой безопасности…

Д.П. Они свою не могли обеспечить.

Е.Я. Да, они свою не могли обеспечить, и некоторые из них погибнут в эти революционные дни, но чуть попозже конечно, поближе к концу года.

Д.П. Расклад, по всей видимости, был примитивный: народ (как ни называй, это народ) восстал, для того, чтобы их утихомирить нужны войска, которые будут на твоей стороне и которые в этот народ будут откровенно стрелять, то есть подавить это можно было только силой, а поскольку войск таких верных, по всей видимости, как мне кажется, уже не оставалось, то что из этого получится совершенно неизвестно – кровь прольёшь, а результата нет. Браться за такое…

Е.Я. Здесь надо уточнить, что верных войск, которые могли бы подавить восстание или бунт, не было в Петрограде. Они были, но они были на фронте и у них были определённые занятия. А командующие фронтами, во главе с генералом Алексеевым, не до конца представляли себе ситуацию в Петрограде, они думали, что худо-бедно, но власть их соратников по заговору сумеет справиться и привести в порядок, успокоить войска.

Думцы стали предпринимать определённые действия: поскольку генерал Хабалов явно оказался не на высоте своего положения, они попросили назначить командующим Петроградского военного округа генерала Корнилова, так собственно он появляется на авансцене российской истории – получает назначение в Петроград. Генерал Корнилов – это человек, который действительно стоит за подавление революции, который ненавидит массу (он любит солдат, но он ненавидит массу) и в течение ближайших нескольких месяцев у него появится масса причин не любить её ещё больше. Расскажу об этом.

Таким образом, либеральная часть Думы не могла никак обеспечить безопасность Михаила в Петрограде. То есть его нужно было либо вывозить в Москву, либо везти в Ставку в Могилёв. Но, видя нерешительность Михаила, думцы спасовали и поддержал, причём очень красноречиво и резво, Михаила в его решении не принимать престол Александр Фёдорович Керенский.

Я сразу обозначу свою позицию по поводу Керенского: не считаю его никаким шпионом, платным агентом и так далее, считаю его политическим авантюристом, который попытался вознестись на революционной волне на вершины государственного организма.

Александр Фёдорович Керенский, так получилось, что из всего этого заговорщицкого кружка, который пытался разобраться с ситуацией – Милюков, Гучков, Родзянко – Керенский наиболее успешно общался с массой. Так получилось, умел… Он был трудовиком, потом станет членом партии эсеров. Он был довольно известен в рабоче-солдатской массе, умел с ними разговаривать на их языке и даже несмотря на катастрофический развал армии, он тем не менее ездил по фронтам и уговаривал эти разложившиеся войска идти в бой. Его из-за этого в последствии будут называть не главнокомандующий, а главноуговаривающий. Но тем не менее, Керенский не был полной бездарностью, у него это получалось, он просто выбрал не совсем верное направление, скажем так. Но для того, чтобы выбрать верное направление для восстановления государственного организма, нужно было быть Лениным.

Керенский убеждает Михаила Александровича не принимать трон и тогда рождается отречение Михаила, а если быть точнее, Михаил соглашается принять трон в том случае, если его изберёт Учредительное собрание.

И таким образом происходит достаточно страшная вещь, что сразу понимают Милюков и Гучков, и ещё лучше понимает, наверное, английский посол Джордж Бьюкенен, который говорит, узнав о том, что Михаил не будет царствовать, он говорит: «Это конец». То есть англичане, которые всецело поддерживали смещение Николая II или во всяком случае дарование ответственного министерства, они получили совсем не то, что они хотели. Более того, у нас есть оценка этого поступка и самого Николая II, который говорил, что «это очень недальновидный шаг, не знаю, кто надоумил Мишу сделать это».

Таким образом Россия осталась без царя. Во главе России оказалось Временное правительство, что само по себе звучит довольно страшно для такой страны как Россия: Временное правительство… никто не знает, что от него ожидать, кто назначил этих людей – непонятно. Легитимность этого Временного правительства была достаточно сомнительной, хотя Михаил Александрович в своём манифесте и попытался придать законность этим людям, но сама процедура, в результате которой они были назначены, она всё-таки вызывала серьёзные сомнения. Поэтому и власть Временного правительства большей части массы, во всяком случае, в Петрограде, казалась очень сомнительной. В Петрограде массы подчинялись только Петроградскому совету рабочих и солдатских депутатов. Никакого Временного правительства, как верховной власти, для них не существовало.

Ещё одним признаком того, что весь Петроград, включая главных заговорщиков против Николая, оказался во власти массы, это конечно издание Приказа №1.

Д.П. О чём?

Е.Я. Про Приказ №1 ходит много разнообразных слухов, о том, что чуть ли это опять же не английская интрига с целью развалить российскую армию. На самом деле, всё гораздо проще. Дело в том, что автором Приказа №1 считается социал-демократ модный петроградский адвокат Н.Д. Соколов. На самом деле конечно автором этого приказа является не Соколов.

Но сначала я зачту, что это был за такой приказ, чтобы было понятно. Это был важный фактор действительно для разложения армии. Что же там было такого:

«Совет рабочих и солдатских депутатов постановил: 1) Во всех ротах, батальонах, полках, парках, батареях, эскадронах и отдельных службах разного рода военных управлений и на судах военного флота немедленно выбрать комитеты из выборных представителей от нижних чинов вышеуказанных воинских частей. 2) Во всех воинских частях, которые ещё не выбрали своих представителей в Совет рабочих депутатов, избрать по одному представителю от рот, которым и явиться с письменными удостоверениями в здание Государственной думы к 10 часам утра 2 сего марта. 3) Во всех своих политических выступлениях воинская часть подчиняется Совету рабочих и солдатских депутатов и своим комитетам. 4) Приказы военной комиссии Государственной думы следует исполнять, за исключением тех случаев, когда они противоречат приказам и постановлениям Совета рабочих и солдатских депутатов. 5) Всякого рода оружие, как-то: винтовки, пулемёты, бронированные автомобили и прочее должны находиться в распоряжении и под контролем ротных и батальонных комитетов и ни в коем случае не выдаваться офицерам даже по их требованиям. 6) В строю и при отправлении служебных обязанностей солдаты должны соблюдать строжайшую воинскую дисциплину, но вне службы и строя в своей политической, общегражданской и частной жизни солдаты ни в чём не могут быть умалены в тех правах, коими пользуются все граждане. В частности, вставание во фронт и обязательное отдание чести вне службы отменяется. 7) Равным образом отменяется титулование офицеров: ваше превосходительство, благородие и т. п., и заменяется обращением: господин генерал, господин полковник и т. д. Грубое обращение с солдатами всяких воинских чинов и, в частности, обращение к ним на "ты" воспрещается, и о всяком нарушении сего, равно как и о всех недоразумениях между офицерами и солдатами, последние обязаны доводить до сведения ротных командиров».

Д.П. Ну глянь, как у рабочих – разговаривать на «вы».

Е.Я. Да. Но главная проблема, к которой привёл этот приказ – это конечно разрушение авторитета офицеров, потому что офицеров перестали слушаться. Забегая вперёд, скажем, что даже генерал Корнилов просто испытал шок, когда попытался в апреле разрешить политический кризис (о котором я чуть позже расскажу) с помощью оружия: он отдал приказ подавить выступление, этому приказу не подчинились, потребовав подтверждения Совета солдатских и рабочих депутатов. И когда Корнилов понял, что войска ему не подчиняются, он испытал очень серьёзное потрясение, которое привело к его отставке по собственному желанию (он отправился на фронт).

Но как этот приказ был написан? В чём причина? Кто? Какие-то шпионы составили этот приказ для того, чтобы разрушить организм российской армии? Нет, его составили сами нижние чины.

Д.П. Сохранились фамилии? Или хотя бы должности?

Е.Я. В том-то всё и дело, что фамилий как раз не сохранилось. Сейчас я прочитаю свидетельство очевидца. Вот как описывал создание этого приказа очевидец:

«Его сочиняли несколько человек по указаниям собрания, где выходили на трибуну никому не известные солдаты, вносили предложения, одно другого радикальнее, и уходили при шумных аплодисментах. Ошибкою было бы искать индивидуального автора этого произведения, получившего историческую известность под именем „приказа № 1“. Его составила солдатская безличная масса».

И ничего было не поменять.

Д.П. Настоящая демократия была.

Е.Я. Да, это была настоящая архаичная демократия. Ничего было не поменять. То есть заговорщики откупорили бутылку с джинном или открыли ящик Пандоры, они не понимали, что делать с этой массой. И поэтому Керенский, который хоть как-то умел успокаивать восставший народ, он был хозяином положения. И либералы боялись Керенского, потому что он был влиятельный, они больше всего боялись массу, но Керенского они тоже боялись, потому что он мог направить массу на них.

Д.П. Который влиял…

Е.Я. Поэтому Керенский стал единственным министром первого Временного правительства из числа социалистов. Керенский – это уникальный человек, который одновременно был и в Петроградском совете рабочих и солдатских депутатов (в его исполкоме) и во Временном правительстве. Он осуществлял скажем так связь.

Д.П. От себя я бы заметил, что у нас в стране считается (по совершенно непонятным для меня причинам), что власть народа, безусловно прекрасная, народ великолепен, а все инициативы замечательны. Вот, типичная народная инициатива, вот типичные представители народа выступили, вот они сочинили Приказ №1, а вот – к чему этот приказ в итоге привёл.

Е.Я. Да, совершенно верно, но сразу скажем, что Приказ №1 – наиболее известная, но не единственная причина разложения армии. Что можно к этому добавить…

Д.П. А большевики-то уже прокрались в ряды, уже требовали там, чтобы все бежали с фронта?

Е.Я. Большевики присутствовали уже в Совете безусловно, но их было мало и они ещё не были настолько влиятельными. Сейчас там заправляют меньшевики.

Д.П. А для совсем малограмотных, РСДРП – это оно?

Е.Я. РСДРП, есть (б) – это большевики, и (м) – это меньшевики. В данном случае, большевики это… Ну ладно, потом дойдём…

Д.П. Хорошо.

Е.Я. …когда Ленин вернётся, я подробно расскажу.

Еще раз, Приказ №1 – это наиболее известная, но не единственная причина развала армии. Во-первых, армия уже была морально к чему-то подобному готова, т.е. вот этот сам приказ, он не из вакуума возник – армия очень устала от войны, не понимала её целей, и в принципе кризис её назрел. Об этом свидетельствует большинство крупных военачальников императорской армии.

Ну вот, давайте послушаем, например, генерала Врангеля, что он писал:

«Солдаты после двух лет войны, в значительной массе, также были уже не те. Немногие оставшиеся в рядах старые солдаты, несмотря на все перенесённые тяготы и лишения, втянулись в условия боевой жизни; но остальная масса, те пополнения, которые беспрерывно вливались в войсковые части, несли с собой совсем иной дух.

Состоя в значительной степени из запасных старших сроков, семейных, оторванных от своих хозяйств, успевших забыть пройденную ими когда-то школу, они неохотно шли на войну, мечтали о возвращении домой и жаждали мира. В последних боях сплошь и рядом наблюдались случаи "самострелов", пальцевые ранения с целью отправки в тыл стали особенно часты. Наиболее слабые по составу были третьеочередные дивизии.

Подготовка пополнений в тылу, обучение их в запасных частях стояли в общем весьма низко. Причин этому было много: неправильная постановка дела, теснота и необорудованность казарм, рассчитанных на значительно меньшее количество запасных кадров, а главное, отсутствие достаточного количества опытных и крепких духом офицеров и унтер-офицеров инструкторов. Последние набирались или из инвалидов, или из зелёной молодежи, которой самой надо было учиться военному делу. Особенно резко все эти недочёты сказывались в пехоте, где потери и убыль кадровых элементов были особенно велики».

А вот взгляд Антона Ивановича Деникина, он пишет про флот:

«Сословные и кастовые перегородки, замкнутость офицерского корпуса, консерватизм и неподвижность уставных форм быта и взаимоотношений, большая отчуждённость от матросской среды — всё это не могло не повлиять впоследствии на значительно большую обострённость борьбы этих двух элементов. Кронштадт, Свеаборг, Гельсингфорс, Севастополь, Новороссийск — все эти кровавые этапы несчастного морского офицерства, нещадно избивавшегося, приводят в ужас и содрогание своим бессмысленным жестоким зверством, и, вместе с тем, требуют глубокого и внимательного изучения...

В конечном итоге, все эти обстоятельства создавали не совсем здоровую атмосферу в армии и флоте, и разъединяли, где в большей, где в меньшей степени, два их составных элемента. В этом несомненный грех и русского офицерства, разделяемый им всецело с русской интеллигенцией. Грех, вызвавший противоположение "барина" мужику, офицера — солдату и создавший впоследствии благоприятную почву для работы разрушительных сил».

Д.П. А в армии можно было офицеру бить солдата, например?

Е.Я. Конечно.

Д.П. Я-то помню, что нам рассказывали, что солдат офицеры постоянно избивали, прилюдно, не прилюдно, то есть можно было поставить строй, дать в рыло как следует, особенно матросу, постольку поскольку на корабле всё это в замкнутом пространстве, проявляется гораздо страшнее и последствия несёт гораздо более страшные. Я не сомневаюсь, что как только матросы и солдаты получили подобную волю, часть офицеров была немедленно убита, причём жесточайшими разнообразными способами.

Е.Я. Совершенно верно, так и было. Телесные наказания официально были разрешены в 1916 году в армии, но до этого они происходили неофициально, чему есть много свидетельств. Например, мы можем вспомнить знаменитую повесть Куприна «Поединок», в которой отражена жизнь провинциального гарнизона и где всё это описано с большим художественным даром. Куприн и сам был офицером, всё это видел, поэтому он это не придумал, а основывал на собственном жизненном опыте.

И Брусилов о предреволюционных месяцах:

«Питание также ухудшилось: вместо трёх фунтов хлеба начали давать два фунта строевым, находившимся в окопах, и полтора в тылу; мяса, вместо фунта в день, давали сначала три четверти, а потом и по полфунту. Затем пришлось ввести два постных дня в неделю, когда клали в котёл вместо мяса рыбу, в большинстве случаев селёдку; наконец, вместо гречневой каши пришлось зачастую давать чечевицу. Всё это начало вызывать серьёзное недовольство солдат, и я стал получать много анонимных ругательных писем, как будто от меня зависело снабжать войска теми или иными продуктами. Стал я также получать письма, в большинстве случаев анонимные, в которых заявлялось, что войска устали, драться больше не желают и что если мир не будет вскоре заключён, то меня убьют. Однако получал я и иные письма, также анонимные, в которых значилось, что если война не будет доведена до конца и «изменница-императрица Александра Фёдоровна» заставит заключить несвоевременный мир, то меня также убьют. Из этого видно, что для меня выбор был не особенно широк, а в войсках мнения относительно войны и мира расходились».

Таким образом, основываясь на мнениях крупных отечественных военачальников Первой мировой войны, мы можем сделать однозначный вывод, что к началу 1917 года обстановка в войсках была нездоровая. И в частности, явления, обозначенные Деникиным, объясняют и те расправы, которые были проведены в Петрограде и в Кронштадте в февральские-мартовские дни 1917 года, и появление Приказа №1, почему он появился и почему он был таким.

Интересно, что приказ Петроградского совета, он ведь распространялся только на Петроград, Петроградский военный округ, но тем не менее, его тут же стали передавать разными способами по всей стране и он был принят к исполнению во всех частях, во всяком случае, оказал огромное разлагающее влияние на всю массу, которая как мы видим была к этому готова морально.

Но и это ещё не всё. Про разложение солдатской массы знают многие, а вот про разложение генералов знают лишь единицы. Дело в том, что помимо Приказа №1 военный министр, которым стал Александр Иванович Гучков, устроил уже в марте-апреле генеральскую чистку. Ну как обычно, после революции нужно произвести люстрации…

Д.П. Переаттестации…

Е.Я. Да, переаттестации… Гучкову казалось, что в армии осталось слишком много приверженцев старого режима, которые окопались на генеральских постах. Таким доверять ни в коем случае нельзя.

Д.П. Мутят воду.

Е.Я. Да. Нужно их срочно сменить и заменить на верных идеалам демократии. Вот в рамках как раз этого выдвижения повышение получил небезызвестный генерал Маннергейм. Как проводилось гучковская чистка – были заведены специальные бумаги (в армии их называли «мерзавками»), где нижние чины – полковники и подполковники должны были писать на генералов характеристики и отражать точку зрения: соответствуют или не соответствуют в профессиональном и политическом плане.

Д.П. От чистого сердца, да…

Е.Я. Результат можно предугадать: со своих постов было отправлено в отставку от 120 до 150 генералов.

Д.П. От общего какого количества примерно?

Е.Я. Сложно сказать, но там порядка тысячи генералов было в императорской армии. Но в частности, в рамках этой гучковской чистки был уволен генерал Келлер, про которого я много рассказывал.

Д.П. Остался верен присяге.

Е.Я. Да, он остался верен присяге. Который единственный откровенно заявил, что не понимает, что происходит, не понимает какова легитимность Временного правительства и почему он должен ему подчиняться. Более того, Келлер совершил очень волнующий Временное правительство поступок: он отправил 6 марта императору телеграмму, в которой написал, что он не верит в его отречение и ждёт приказов. Телеграмма эта была перехвачена и стало понятно, что Временное правительство имеет дело с крайне неблагонадёжным человеком. В результате чего была миссия Маннергейма, который уговаривал Келлера…

Д.П. Настоящий русский офицер уговаривал изменить царю, изменить присяге…

Е.Я. …переприсягнуть Временному правительству. Это ему не удалось, Келлер был уволен.

Д.П. Я бы небольшую ремарку сделал для всех непонимающих, что в данном случае, как только объявляются такие вещи – чтобы нижние чины написали что-нибудь про начальника – немедленно начинается сведение личных счётов.

Е.Я. Конечно.

Д.П. Там есть группировки под руководителем, где-то больше, где-то меньше, есть доброжелатели, которые его поддерживают, а есть недоброжелатели, которые его не поддерживают и любая подобная вещь немедленно будет использована для сведения личных счётов. Точно так же, как в НКВД, например, напишем донос на директора театра, потому что директором должен быть я, а вовсе не он. То же самое и тут.

Е.Я. Напомню, что всё это происходит вообще-то во время войны.

Д.П. Да, замечательно.

Е.Я. Естественно, никаких позитивных последствий у данных реформ не было, только был усилен и без того существующий бардак, то есть Временное правительство стремительно ухудшало ситуацию, которую оно вообще собиралось улучшить и для этого устраивало переворот.

Д.П. Да. Немцы под Москвой, давайте спросим у солдат: маршал Жуков правильно руководит или неправильно? И по просьбам солдат мы его выгоним, блин…

Е.Я. Кроме того, в Петрограде очень серьёзно ухудшалось положение из-за противоборства рабочих и фабрикантов. Дело в том, что революция происходила под демократическими лозунгами, но эти лозунги рабочими и фабрикантами воспринимались совершенно по-разному. И если, скажем, интеллигенция боролась за политические права, рабочие – в первую очередь за экономические: их интересовали такие вещи, как восьмичасовой рабочий день, повышение заработной платы и также сильно их волновала земельная реформа, потому что большинство из них было вчерашними крестьянами.

Так вот, неожиданно обнаружилось, что да, у нас Временное правительство и всё идёт к республике или конституционной монархии, но рабочий день укорачивать никто не хочет, зарплату повышать тоже никто не хочет и уж о земельной реформе поговорим как-нибудь попозже, когда закончится война.

Массам было искренне непонятно, в чём тогда революция? Поэтому началось очень серьёзное противоборство, продолжились забастовки, более того, рабочие начали вести себя таким же образом, каким повели себя солдаты – они стремились брать предприятия под рабочий контроль. И начались случаи, когда, например, администрация завода не могла покинуть своё рабочее место, потому что, например, она не предоставляла финансовую отчётность. Не платят рабочим зарплату – денег нет…

Д.П. Покажи, почему.

Е.Я. Да, покажи почему. В общем, начались очень серьёзные конфликты и рабочие стали выступать за государственный контроль над промышленностью, что естественно вызвало резкое отторжение буржуазии. И как бы мы не относились к этому термину, но Петроград между февралём и октябрём – это самая настоящая арена классовой борьбы, потому что буржуа абсолютно не хотели отдавать свои доходы, они хотели увеличить свою политическую власть и сохранять свою власть экономическую, а рабочие наоборот хотели ущемить экономическую власть буржуазии и сделать ситуацию более справедливой.

Это стало толкать буржуазию вправо – надо усмирить бунтующий плебс, поэтому взгляды буржуазии устремились в сторону военных и в частности, главного военного, который присутствовал в городе, опять же – генерала Корнилова.

Но главное противоречие, которое разделило в Петрограде либеральную сторону и рабочие и солдатские массы – это отношение к войне. С самого начала Павел Николаевич Милюков, который стал министром иностранных дел, начал реализацию своей голубой мечты – он возобновил риторику взятия Константинополя, аннексии Босфора и Дарданелл, выполнения союзнического долга и о прочих вещах, которые рабочих и солдат Петрограда крайне раздражали. Причём Милюков оказался настолько недальновиден, что этого просто не понимал, почему так происходит. И это выдаёт в нём негибкого политика, хотя Керенский с самого начала ему намекал о том, что говорить об этом не надо.

Но Милюков его не послушал. Милюков был действительно империалистом, он им и остался вплоть до глубокой старости. Он умер в 1942-ом или 1943-ем, кажется, году и всё это время он продолжал быть империалистом. В 1939 году, когда началась Советско-финская война, он отожествил себя с Советским Союзом и сказал: «Мне жалко финнов, но нам нужна Выборгская губерния», за что его клеймили в эмиграции в последствии. А в этот момент он выступал сторонником аннексии Константинополя, Босфора и Дарданелл. Он очень активно включился в разработку десантной операции по взятию Константинополя, которую запланировал ещё царь и которую должен был осуществить летом 1917 года адмирал Колчак (в тот момент командующий Черноморским флотом).

Но его планы пришли в жесточайшее противоречие с планами и интересами масс, и когда мы говорим о Брестском мире, о некоем «предательстве» (якобы предательстве большевиков в марте 1918 года), мы должны очень чётко понимать, что с самого начала Временное правительство и Петроградский совет выступали за разное продолжение войны. Временное правительство, устами Милюкова, выступило за продолжение той же самой войны, которая велась и царской Россией, и совершенно явно подтверждала наличие захватнических целей, хотя Милюков пытался объяснить, что нет, ничего общего с обычными захватами это не имеет, но звучало неубедительно.

А в Петроградском совете говорилось о том, что да, надо продолжать, но исключительно ради того, чтобы защитить родную землю от наступающего врага. А вообще, мы бросаем всему миру лозунг о мире без аннексий и контрибуций, хватит, навоевались, нужен мир, который восстановит статус кво, бывший до войны.

Смысл такого лозунга (который потом в последствии возьмут на вооружение большевики) заключался в том, что поскольку массы во всех странах воевать уже не хотят, не понимают цель, война искусственно затягивается, идёт в целях капиталистов, массы воевать не хотят – они должны воздействовать на свои правительства и заставить их заключить мир без аннексий и контрибуций. Мы, говорили деятели Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов (они нашли риторику, более или менее понятную для масс), мы ведём войну только для того, чтобы, свергнув Николая, не попасть под сапог Вильгельма. Вот для этого мы ведём войну, а вовсе не ради Константинополя, Босфора или Дарданелл. Но при этом мы призываем всех заключить мир без аннексий и контрибуций. Никакой грабительской войны нам не надо. Поэтому с самого начала у рабоче-солдатской массы и либеральной оппозиции, которая теперь стала Временным правительством, были разные представления о войне.

Но у других воюющих сторон представления о войне были совсем иные. И теперь мы вынуждены дать обзор внешнеполитического положения России, для того, чтобы объяснить последующие события.

В начале 1917 года, как я уже рассказывал, Германия переживала так называемую «брюквенную зиму»: продовольствия было немного, обычное гражданское население было вынуждено перейти на овощи и начинало потихонечку роптать. Аналитики Генерального штаба Германии докладывали, что так долго продолжаться не может, войну надо срочно заканчивать.

ГОРИЗОНТЫ СВОБОДЫ

Оригинал взят у putnik1 в ГОРИЗОНТЫ СВОБОДЫ


"Нелояльный к Латвии учитель, целью которого является подрыв государства, в тот момент, когда инспектор находится в классе, преподнесет все как нужно. Но есть инструменты, позволяющие понять, как отличаются "фасад" и реальная ситуация в школе. Для этого понадобятся поправки", — пояснил Карлис Шадурскис, министр образования и науки Латвии, не уточнив, однако, какие это инструменты.  Также в правительстве не сообщили, по каким критериям планируют вычислять нелояльных педагогов.

Таким образом, "нежелательный элемент" может быть как угодно лоялен, может нести патриотическую пургу на уроках и в учительской, а также и вне работы, - его все равно вычислят и уличат. Критерии не определены, а значит, могут быть любыми, от томика Пушкина на книжной полке и анекдотца до тетки в Омске и формы ушей,
Collapse )


Эра паранойи: "охота на ведьм" в США

источник

20 октября 1947 года Комиссия по расследованию антиамериканской деятельности (House Committee on Un-American Activities, HUAC) начала слушания по проникновению коммунистов в Голливуд. Пресловутая комиссия палаты представителей конгресса США просуществовала вплоть до 1975 года, в 1969 году лишь сменив вывеску на House Committee on Internal Security. Да и в 1975 году она не канула в Лету, а ее функции были лишь переподчинены другому ведомству. События 60-летней давности получили названия "эры маккартизма" и "охоты на ведьм".

Что касается второго — понятно, а сенатор-республиканец Джозеф Маккарти (Joseph McCarthy) оставил по себе недобрую память инициированием политических репрессий против инакомыслящих в США и нагнетанием антикоммунистической истерии. Его время придет чуть позже, после провала внешнеполитического курса президента от демократической партии Трумэна. Но почему Голливуд?


Сущность "черного списка" Голливуда таилась в его невидимости, неосязаемости. Порождая слухи и сплетни, этот список должен был существовать не только как официальная бумага, но нагнетать напряженность своей загадочностью и пугать неизвестностью. А вдруг в нем окажется и твое имя — тогда ты уже не добропорядочный американский гражданин, а враг Америки, "красный". Пока имена не названы, это порождает страх, страх за семью, за потерю работы, а может и быть, и жизни.

Все делалось по лекалам добротных фильмов ужасов, но Голливуд оказался мишенью отнюдь не по той причине, что в его павильонах снимались "ужастики". Залог эффективности состоял в том, что на скамье обвиняемых оказывались знаменитости и люди с именами — а кого так хорошо знают, как не популярных актеров и режиссеров? О второй стороне в приличном обществе обычно умалчивают. Среди организаторов "фабрики грез" было немало лиц еврейской национальности, а их подозревали в симпатиях к коммунизму. Супруги Розенберги, обвиненные в передаче СССР американских ядерных секретов и казненные в 1953 году, были членами компартии США.

Когда вспоминаешь события той поры, трудно удержаться от аналогий с диктаторскими режимами, существование которых американцы приписывают исключительно другим народам — но не себе. Вот и подготовка показательных процессов была срежиссирована по сценариям московских процессов над троцкистами и бухаринцами. Вот только судили не известных маршалов и государственных деятелей, а популярных исполнителей призвали в качестве свидетелей.

Деятельность комиссия носила внесудебный характер в том смысле, что, в отличие от суда, представший перед сенатской комиссией свидетель сам должен был доказывать свою невиновность. Среди свыше 40 ведущих деятелей Голливуда обвиняемых не было и в помине — все именовались свидетелями. Но, как писал Джордж Оруэлл "все животные равны, а некоторые — равнее", так и некоторые свидетели были правильного, т. е. не "красного" цвета.

Среди 24 "дружественных" свидетелей оказались звезды Голливуда Гари Купер (Gary Cooper) и Роберт Тейлор (Robert Taylor), будущий американский президент Рональд Рейган и писательница Эйн Рэнд (Ayn Rand), она же русско-американская писательница Алиса Зиновьевна Розенбаум, родившаяся в Санкт-Петербурге в 1905 году. Все они обличали засилье левых в Голливуде. Великий Уолт Дисней пожаловался, что в 1937 году коммунисты финансировали стачку у него на студии. Вспомнили, как во время войны сняли "просоветские" фильмы "Миссия в Москву" и "Песнь о России".

На следующей неделе заслушали 19 "недружественных" свидетелей. Среди них сценарист Далтон Трамбо (Dalton Trumbo) и Ринг Ларднер-младший (Ring Lardner jr.), режиссеры Эдуард Дмитрик (Edward Dmytryk), продюсер Адриан Скотт (Adrian Scott), кинозвезды Хамфри Богарт (Humphrey Bogart) и Джин Келли (Gene Kelly). Последним свидетелем был великий немецкий драматург Бертольт Брехт (Bertolt Brecht), который, специально коверкая английские слова, честно ответил Комиссии, что в коммунистической партии никогда не состоял.

Половина свидетелей, сославшись на первую поправку Конституции США, которая гарантирует свободу слова, отказывались обсуждать свою партийную принадлежность, как и своих коллег. В общем, заслушав показания 11-ти "недружественных", десятерых за отказ отвечать на вопросы признали высказавшими "презрением к Конгрессу", что каралось заключением в тюрьму сроком на один год. После долгих слушаний и апелляций Hollywood Ten - "Голливудская десятка", как прозвали этих строптивцев, в 1950 году оказалась за решеткой. Забавно, но Ларднер-младший встретился в заключении с председателем Комиссии Джоном Парнеллом Томасом (John Parnell Thomas). Этот политик был биржевым маклером, на девять месяцев его посадили на нары за коррупцию и присвоение денег налогоплательщиков.

На экране герои американских фильмов о войне не выдавали секреты даже под пыткой, а на практике долгом каждого "патриота" стало предательство своих друзей и коллег. Весь смысл заключался в покаянии и выражении лояльности к властям, а не в выдаче какой-то невероятной информации. Эти люди были в свете софитов, а не сотрудниками закрытых учреждений.

Испугавшись за свои доходы в ноябре 1947 года 50 крупнейших киномагнатов подписали письмо, в котором осудили коммунизм и обязались не пользоваться услугами "левых". Зарубежные историки часто указывают на парадокс, что атмосфера страха и неуверенности в США после победы союзников во Второй мировой войне была несравненно больше, чем после нападения японцев на Перл Харбор.



Nazis rein, Linke raus

original link

Was steckte hinter dem heftig umkämpften Radikalenerlass von 1972? Ein junger Historiker hat sich die Debatte noch einmal angeschaut und kommt zu überraschenden Einsichten

Ein Jahrzehnt lang ebbten die Wogen der Erregung über den Radikalenerlass des Jahres 1972 nicht ab. Vordergründig zielte er darauf, den verschwindend kleinen Kreis von DKP-Mitgliedern aus dem öffentlichen Dienst fernzuhalten. Doch fühlte sich nicht nur eine Minderheit, sondern mit ihr ein Großteil der Protestgeneration getroffen und ausgegrenzt. So überschattete der Streit um die "Berufsverbote" die Regierungszeit der sozialliberalen Koalition bis 1982. Bis Ende der achtziger Jahre mussten sich 3,5 Millionen Bewerber für den öffentlichen Dienst auf ihre Gesinnung überprüfen lassen, rund 10.000 "Berufsverbote" wurden ausgesprochen. Obwohl er beteuert hatte, seine Regierung wolle sich den kritischen jungen Leuten öffnen, hatte Willy Brandt dem Erlass nach langem Zaudern zugestimmt. Ein großer Fehler, wie er später einräumte.

Viel ist über den Radikalenerlass geschrieben worden. Der junge Historiker Dominik Rigoll ist ihm nun auf unkonventionelle Weise noch einmal nachgegangen. Ihn beschäftigt weniger, wer welche Rolle spielte, warum Brandt mitmachte oder was aus der Berufsverbotspraxis wurde – Rigoll sucht nach den mentalen Wurzeln des Radikalenerlasses in den fünfziger Jahren.

Dabei war sein Buch Staatsschutz in Westdeutschland, das jetzt erschienen ist, ganz anders geplant. Zunächst recherchierte Rigoll im Koblenzer Bundesarchiv, wie die Innenministerkonferenz den Erlass auf den Weg brachte und wie es zu dem breiten Konsens zwischen Heinz Ruhnau (Hamburgs SPD-Innensenator), Innenminister Hans-Dietrich Genscher (FDP) sowie dem Mainzer Ministerpräsidenten Helmut Kohl (CDU) kam, dem der Kanzler dann zustimmte. Aber, sagt Rigoll im Gespräch: "Ich stand vor den siebziger Jahren und habe sie einfach nicht verstanden." Was, fragte er sich, steckte hinter dem Konsens?

Am 10. Januar 1972 verkündete Genscher, man sei sich einig, die DKP verfolge "eindeutig verfassungsfeindliche Ziele"; für die NPD gelte das auch. Da beide Parteien nicht verboten waren, stritten die Juristen, ob man sie als Verfassungsfeinde behandeln dürfe. Am 28. Januar schließlich wurde der Zugang zum Staatsdienst neu geregelt. Der Kompromiss: Die bloße Parteimitgliedschaft sollte nicht ausreichen, es müsse eine "Einzelfallprüfung" geben. Die Nichteinstellung allerdings, so war der Erlass zu verstehen, solle zum Regelfall werden.

Bisher hatte man das Thema immer nur vor dem Hintergrund des Kalten Krieges und des Konfliktes zwischen BRD und DDR betrachtet. Rigoll nun entschloss sich zu einer, wie er sagt, "Re-Lektüre" der Jahre 1945 bis 1972. Er nahm sich also die unmittelbare Nachkriegszeit vor – genauer die "Berufsverbote", die "im Zuge der Entnazifizierung gegen ehemalige Bedienstete des Dritten Reiches und andere NS-Funktionseliten ausgesprochen", aber bereits unter Adenauer wieder aufgehoben wurden – durch einen Erlass vom 19. September 1950. Rigolls Kunstgriff besteht darin, sich in die Perspektive der "45er" zu versetzen, die als ehemalige NS-Verfolgte oder Angehörige des Widerstands während der unmittelbaren Nachkriegszeit in Spitzenpositionen aufrückten. Nun mussten sie miterleben, wie sämtliche "Funktionseliten unterhalb der Reichsführer-Ebene" rehabilitiert wurden. Im Handumdrehen verdrängten diese "49er" die "45er".

Für Rigoll ist das die entscheidende Zäsur. Der Adenauer-Erlass von 1950 unterstellte, dass die alten Nazifunktionäre politisch und fachlich geeignet seien, ihren Dienst in der neuen Demokratie zu leisten. Fernzuhalten galt es von nun an stattdessen die KPD, die Vereinigung der Verfolgten des Naziregimes sowie zwei neonazistische Splitterparteien. Wie aber konnte aus dem Blickfeld verschwinden, dass es ebenjene "49er" gewesen waren, die in den dreißiger Jahren geholfen hatten, "die Erste Republik in ein Drittes Reich zu verwandeln"?

Ein "antitotalitäres Narrativ" habe das "antifaschistische Narrativ" von 1945 ersetzt, lautet Rigolls These. Die Rolle dieser beiden "Erzählungen" in den folgenden Jahrzehnten bildet den Kern seiner Untersuchung.

Der Wechsel von der einen zur anderen sei dabei keineswegs reibungslos verlaufen: Zu der Minorität, die dem plötzlichen Schwenk im Jahr 1950 widersprach, zählten Gustav Heinemann (Innenminister unter Adenauer), die Publizisten Walter Dirks und Eugen Kogon und der Bundestagsabgeordnete Otto Heinrich Greve (SPD). Heinemann schied verärgert aus dem Kabinett aus, weil seine Sorge in den Wind geschlagen wurde, die Rückkehr der alten Eliten gefährde den jungen Staat.

Historische Parallelen zwischen 1950 und 1972 zu ziehen, zwischen Adenauer- und Radikalenerlass, wurde lange als unzulässig empfunden, sagt Rigoll. Denn nach offizieller Lesart waren DKP-Mitglieder das "zeitgenössische Pendant" jener KPDler, die im Verein mit den Nationalsozialisten der Weimarer Demokratie den Todesstoß versetzt hatten. So sah der Konsens seit 1950 aus. Die Rehabilitierung der Funktionseliten, die den Aufstieg Hitlers zu verantworten und den NS-Staat getragen hatten, sei eine enorme "Verdrängungsleistung" gewesen. Mit weitreichenden gesellschaftlichen Folgen. Belastete und "Mitläufer" saßen alsbald wieder in sämtlichen Institutionen, in Polizei und Justiz bis hin zum Bundesgerichtshof, und sie dachten natürlich anders über potenzielle Gefahren für Staat und Demokratie als jene, die unter den Nazis gelitten hatten. Die Verfolgung von Kommunisten sei in der Bundesrepublik eben nicht nur wegen des Konflikts mit der DDR heftiger ausgefallen als in anderen Staaten – sondern auch, weil ein Großteil der Verantwortlichen ein starkes Eigeninteresse daran gehabt habe: Die einzige politische Gruppe, die weiterhin "in aller Öffentlichkeit aus der NS-Belastung eines Beamten oder Richters dessen mangelnde Eignung ableitete", sollte mundtot gemacht werden.
Eine Geschichte integrer Juristen und schrecklicher Juristen

Noch beim Radikalenerlass 1972 sei dies zu spüren gewesen. Inzwischen waren die Angehörigen der HJ-Generation in die sicherheitsrelevanten Institutionen nachgerückt. Sie hätten zwar kein persönliches Interesse mehr gehabt, das antifaschistische Narrativ zu verdrängen. Aber sie seien in ein Milieu hineingewachsen, in dem Antikommunismus und demokratische Gesinnung "als zwei Seiten ein und derselben Medaille propagiert wurden". Man müsse "den Anfängen wehren", also radikale Minderheiten stoppen – linke Minderheiten! So entsprach es der antitotalitären Überzeugung.

Die 68er aber hatten die Chuzpe, die Debatte neu zu eröffnen. Sie fragten nach der NS-Vergangenheit ihrer Eltern – und ob die "45er" nicht zu Unrecht abgedrängt worden seien. Den Radikalenerlass versteht Rigoll auch als eine Antwort auf diese Kritik, schließlich wagte es die protestierende Generation, den Adenauer-Konsens von 1950 infrage zu stellen.

Die Geschichten, die Rigoll in seinem Buch nachzeichnet, handeln von integren Juristen wie Adolf Arndt oder Fritz Bauer, die nichts verdrängen wollten, und von schrecklichen Juristen wie Ernst Achenbach und Werner Best, die sich für die Amnestie von NS-Tätern einsetzten. Er berichtet von wiederauferstandenen NS-Politikern wie Adenauers Staatssekretär Hans Globke, von Ludwig Erhard und seiner Idee einer "formierten Gesellschaft", von der Nazijägerin Beate Klarsfeld und ihrer Ohrfeige für den Ex-Nazi Kurt Georg Kiesinger, von Ulrike Meinhof und ihren erstaunlichen Texten... Immer geht es darum, welche Rolle sie im Konflikt um das richtige "Narrativ" spielten. Auch die Spiegel-Affäre von 1962 erscheint dadurch in neuem Licht: Das Blatt sei nicht zuletzt deshalb in die Schranken gewiesen worden, weil es so gern in den Biografien von Staatsdienern stöberte, die schon vor 1945 Karriere gemacht hatten.

Mit dem Beschluss von 1972, schreibt Rigoll, wurde der antitotalitäre Konsens gegen die Einwände der Protestgeneration noch einmal mit aller Macht verteidigt. Er unterstellt damit nicht, es führe eine gerade Linie von 1950 nach 1972. Aber: Es sei "Unrecht, was damals passiert ist". Die pauschalen Verfolgungen, die bitteren Einzelfälle, die Ausgrenzungen, das sei alles nicht aufgearbeitet.

Und welches Narrativ herrscht heute vor? Heute könne man zumindest ohne Tabus über den Untergang der "45er" reden, sagt Rigoll. Seinerzeit hatten die Erfinder des Erlasses ihren Kritikern noch entgegengehalten: Kein Grund zur Sorge, der Rechtsstaat führt doch inzwischen Regie!

Diese Vorgeschichte über den Umgang mit Minderheiten und das blinde Vertrauen in den Rechtsstaat, bilanziert Rigoll, erkläre vielleicht auch ein wenig, wie es dazu kommen konnte, dass die Morde des NSU so lange unentdeckt blieben. Die Institutionen des Rechtsstaats hätten ein Unvermögen, "sich selbst als Bedrohung zu sehen".

Dominik Rigoll schreibt die Geschichte der Bundesrepublik nicht neu, aber er liest sie neu. Er denkt zusammen, was zusammengehört. Seine Untersuchung ist eine geradezu radikal unvoreingenommene Analyse der ersten Nachkriegsjahrzehnte – und ein eindrucksvoller Beitrag zur Mentalitätsgeschichte unserer Republik.

Условий Донбасса не выдерживали даже ветераны чеченской войны.

Оригинал взят у chervonec_001 в Условий Донбасса не выдерживали даже ветераны чеченской войны.
Интервью с координатором добровольцев Михаилом Полынковым (ака "Хрусталик")

Снимок.PNG

В Донбасс на помощь своим братьям продолжают ехать добровольцы из России. Сколько их - подсчитать невозможно. По разным оценкам с 2014 года цифра достигает 20-25 тысяч человек. Люди едут и сами по себе, переходя под видом мирных граждан через границу, и в составе каких-то организаций.

«Антифашист» пообщался с одним из самых первых организаторов добровольческого движения, которое появилось в начале «Русской весны» в 2014 году – Михаилом Полынковым, (позывной «Хрусталик»), который и сегодня является координатором добровольцев.

- Михаил, с какого времени вы начали отправлять первых добровольцев на Донбасс?

- Наша организация "Доброволец.орг" возникла практически сразу после того, как в Киеве захватила власть хунта. Уже где-то 23-24 февраля мы с товарищем организовали сбор добровольцев в Крым. А когда Крым оказался нашим, отправку добровольцев мы приостановили.

В конце апреля я ушел на «Вахту памяти» и занимался поиском пропавших без вести солдат. А когда вернулся 9 мая, то узнал, что за это время произошло на Донбассе и про то, что 2 мая сожгли людей в Одессе.

Мне опять позвонил мой товарищ и сказал, что будем дальше продолжать набор добровольцев. Я хотел поехать сам на Донбасс, но он меня убедил остаться и заниматься отправкой бойцов.



Сначала мы занимались формированием специального подразделения для усиления Славянского гарнизона. Туда требовались только специалисты с опытом боевых действий.

О нас даже писали украинские СМИ.

- Как происходит процедура отбора добровольцев и по каким критериям? Какие вопросы им задают, проводят ли какие-то тесты и экзамены, чтобы одобрить их отправку на Донбасс?

Collapse )


ИГИЛовец благодарит Аллаха за случайно найденные в пустыне американские армейские вседорожники Хамви

Вся суть американских расследований — в одном анекдоте!

Случилась страшная трагедия – у четы Обама родился белый ребенок. По этому поводу на пресс-конференции докладывает пресс-секретарь Госдепа США Мари Харф.

– Россия и лично президент Путин несомненно являются виновниками этого инцидента, у нас есть абсолютно все доказательства, но из-за секретности мы не можем их открыть.

Журналист: – А как вы объясните, что за 9 месяцев до того у президента Обамы гостил президент Украины Порошенко? Разве эти два факта не связаны?

МХ: – Абсолютно не связаны. Их даже сравнивать нельзя. К тому же президент Порошенко нанес визит чете Обама как частное лицо. Он мог просто навещать в США свою бабушку. Следующий вопрос, пожалуйста!

– А как вы объясните, что и лицом, и прической младенец не похож на Путина, но очень похож на Порошенко, практически одно лицо.

– Учитывая, что младенец не является афро-американцем, портретное сходство не может быть определено на глаз.

– То есть вы хотите сказать, что все белые на одно лицо?

– Я этого не говорила!

– А как быть с тем, что по результатам независимой генетической экспертизы отцом младенца на 99,9% является Порошенко?

– У нас имеется неоспоримое доказательство обратного.

– Какое?

– Заявление президента Порошенко, выложенное им в «Ю Тьюб».


– И вы основываетесь только на этом заявлении?

– Конечно, ведь это очень логично: человек не виноват и честно сказал об этом. Мы не сомневаемся в правдивости этих данных.

– А если президент Путин скажет то же самое?

– Мы, естественно, не сможем доверять его заявлению.

– Почему?

– Послушайте, вы просто излагаете Московскую пропаганду! У вас есть еще вопросы?

– А как сама первая леди комментирует причины инцидента?

– Она считает, что поскольку возможность причастности к нему дружественных США стран полностью исключается, значит это был несомненно акт агрессии со стороны России и лично президента Путина.

– Но что она говорит о так сказать событии-первопричине? Это же невозможно не помнить!

– Послушайте, мне надоели ваши пророссийские выпады, следующий вопрос!


– Итак вы убеждены, что виновата Россия и Путин?

– Мы в этом не сомневаемся.


– Учитывая, что последний год в семье Обамы то и дело бывал президент Порошенко, младенец как две капли воды похож на Порошенко и генетическая экспертиза определила отцовство Порошенко, а президент Путин согласно данных со спутников находился от первой леди минимум за 20 тыс. км, вы все равно считаете виновным Путина? Но почему?

– Моя работа озвучить выводы наших специалистов, а не вступать в глупые полемики. Кроме того вы очень недооцениваете половую мощность русских, скорость и дальность их стрельбы! Резюмирую: чтобы подобная трагедия не пришла в каждый американский дом, мы намерены просить мировое сообщество ввести самые жесткие санкции против России и лично президента Путина!

(с) Автора не знаю, но снимаю шляпу.


Источник: Аналитический портал RuBaltic.Ru

Как изготавливают кастрюлеголовых

Оригинал взят у chervonec_001 в Как изготавливают кастрюлеголовых
Марина Харькова пишет:



Лада Лаферова 6 ч ·
Пока мы тут с вами фигней страдаем - языками чешем, Киев действует, сериалы клипает про майдан и майданных героев. И неплохие сериалы, я вам скажу. Ну в смысле для обывателя неплохие. Со всеми украинскими знаменитыми звездами в глваных и не только в главным ролях.

А узнала я об этом сериале вчера в банке. В очереди две женщины лет пятидесяти семи обсуждали между собой:
- Ты знаешь, такой замечательный сериал новый по "Украине" начали показывать. Про майдан и про врачей. К ним в больницу привозят людей, пострадавших на майдане. И они их спасают.

- Да, да, я тоже начала его смотреть! Слушай, я же не знала, что, оказывается, столько людей на майдане пострадало. А деток сколько побили! И там такой врач красивый. Он их спасает. А детки прямо герои.

Вот я сегодня и решила посмотреть, что же это за сериал то такой, где детки - герои и врач-красавец их спасает. Вот прямо сейчас идет очередная серия.

Collapse )

П.С.
Украинство - это психическое заболевание. Которое обостряется на фоне вот таких вот "наркотиков-сериалов", не имеющих ничего общего с действительностью, но имеющие блестящую и шебуршащую обертку.
УкроСМИ молодцы. Промывают мозги знатно. Большинство украинцев к примеру до сих пор верят, что Небесную сотню расстрелял Янукович, а не расстреляли из Парубий-холла.

Видать не всё так хорошо в зазеркалье - волна энтузиазма за майдан схлынула, теперь будут подогревать сериальчиками - лозунги , речёвки, громкие бла-бла-бла , теперь синематограф подключили.



Как украинцы сбили самолет и им за это ничего не было

Оригинал взят у yurasumy в Как украинцы сбили самолет и им за это ничего не было


От автора блога. Вчера исполнилось 15 лет с того дня, как украинский расчет ПВО во время учений сбил российский лайнер Ту-154. Тогда никто не призывал создать трибунал, и вообще шума особого не было. О событии постарались побыстрее забыть, как и о тех, кто совершил это преступление. Сегодня бы никто не стал бы ворошить прошлое, но ситуация со сбитым два года назад над Донбассом "Боингом" воспринимается мировыми СМИ совершенно иначе. И причина в том, что есть шанс обвинить во всем Москву.
Все в мире забыли о 27 гражданах России и 51 гражданине Израиля, а мы вспомним...


... Полагаю, что, скорее всего, даже такая броская, полукруглая дата, как 15 лет со дня трагедии, осталась бы сейчас проходной, если бы мы вспоминали катастрофу над Черным морем и размышляли над ее жуткой сутью не на фоне гнетущей ситуации с малайзийским Boeing, сбитым над Донбассом совсем недавно. Параллели возникают сами собой. Хотя, понятно, антураж несколько отличается. Вот и резонанс в мире куда громче. Там же европейцы пострадали, а к делу можно примазать Россию, что очень в тренде текущего момента....

Продолжение по ссылке.



Территориальные потери Императорской Японии после капитуляции

источник

Джентльмены, территориальные споры со ссылками на историческую справедливость вещь весьма неблагодарная.... Сторого говоря, и Окинава, и о. Хоккайдо стали "японскими" уже в современной истории. Окинава (королевство Рюкю) со своим языком, культурой... без малого полтысячелетия баллансировало между имперским Китаем, Кореей, Японией, чингизидами, выбирая под кого лечь выгоднее, сохранив лицо. И лишь в 19 веке (боюсь соврать - лень копаться) стало японской провинцией, что связано с ослаблением остальных претендентов. А Хоккайдо - исконная территория айнов - коренных жителей - просто завоевывалась огнем и мечем аж до конца 2МВ. Да так, что от многочисленного народа остались жалкие 4 - 5 тыс чел. А айнскую письменность знают реально лишь несколько стариков. Перед войной огромную диаспору айнов сослали на Курилы, где большая часть переселенцев просто вымерла с голоду. А теперь, японские политики ссылаются на Курилы, как на исконную японскую территорию.

Пересматривать территориальные итоги войны (любой) - нонсенс. Мне кажется, что такие претензии, если они внезапно возникают в мозгах политиков когда-то проигравшей войну страны, никто иначе как PR ход не расценивает. Почему бы Италии, как естественному наследнику Римской империи не выдвинуть территориальные претензии половине Европы или М. Шаймиеву не запросить дани с Московского улуса?


Как Россию стирают из Civilization VI

Оригинал взят у saintrio в Как Россию стирают из Civilization VI

Сознание и мышление современного индивида, как известно, клиповое. А коллективное или стадное сознание - ещё более клиповое, ибо способность толпы к критическому восприятию информации падает пропорционально кол-ву индивидов, включенных в собственно толпу.

Свежий клип Робби Вильямса забавен и где-то даже красив.
Сабжевый относительно новый клип – тоже по-своему красив, и дюже забавен. To whom - как говорится - how.
Итак, Civilization – культовая игровая серия. И сейчас осталось чуть более недели до выхода шестой части. Смотрим официальную рекламку продукта, в рекламе не нуждающегося:

Красиво, добротно, хорошо… Весьма эпичненько.
Посмотрели и забыли? Ну мало ли, что там за фоточки нам пролистали под музычку, верно?

А тем временем, самая лучшая пропаганда, самое успешное программирование сознания, получается когда объект программирования не в курсе, что его программируют. Он не ждет подвоха. Вот когда он идет мимо Курского вокзала и видит на горизонте команду гадалок – он начеку. А когда смотрит рекламный ролик к компьютерной игрушке – нет, ведь он расслаблен, мягок и податлив аки глина. И тут-то его зайку - за рога и в стойло ;)

Collapse )