April 20th, 2017

За триста лет до Мавроди: первые финансовые пирамиды

Оригинал взят у tiina в За триста лет до Мавроди: первые финансовые пирамиды
Россияне, наученные горьким опытом 90-х, "подаривших" нам "Хопер-Инвест", "Русский дом Селенга", "Властелину" и, конечно, Сергея Пантелеевича Мавроди с его МММ, сегодня, пусть порой и на интуитивном уровне, понимают знамение слов "финансовая пирамида". Структура, выпускающая ничем не обеспеченные бумаги, многим может показаться изобретением XX века, "завязанного" на рыночные котировки и глобальную торговлю, однако история "финансовых пирамид" корнями своими уходит в далекие времена, когда человечество еще не подчинило себе небо и не изобрело дизель - в начало XVIII века, который впоследствии будет известен как Эпоха Просвещения.

Война за Испанское наследство (1701—1714), в которой схлестнулись Великобритания и Франция, к моменту заключения мира полностью опустошила их валютные резервы, поставив оба государства на грань банкротства. Великобритания, годовой бюджет которой в то время ровнялся 4 миллионам фунтов стерлингов, имела внешний долг в 50 миллионов, то есть истратила свой бюджет на 12,5 лет вперед! Еще в 1710 году, после серии интриг в парламенте, к власти пришла партия тори во главе с Генри Сент-Джоном, виконтом Болингброком и лордом Робертом Харли. Тори пытались ускорить заключением мира и вывести страну из разорительной войны, для чего добились отстранения от власти лидера партии вигов Джона Черчилля, герцога Мальборо, который был ярым сторонником войны и командующим британскими войсками в Европе.

После удаления вигов от власти, тори предложили парламенту проект погашения внешнего долга. Лорд Харли предлагал внести в проект мирного соглашения пункт об "асьенто де негрос" - эксклюзивном праве на ввоз чернокожих рабов на территорию испанской Америки. Вести торговлю с испанскими колониями должна была учреждаемая акционерная компания, которая взамен на эту эксклюзивную привилегию возьмет на себя обязательство по погашению правительственных долгов на сумму в 10 миллионов фунтов. Правительство, в свою очередь, должно было выплачивать компании 6 % годовых, то есть чуть более 500 тысяч фунтов в год.


(Ночной певец - торговец) продает акции компании Бжных морей, Амстердам, 1720 год

Collapse )

Белорусы: «литвины» или русские?

Оригинал взят у medik_72 в Белорусы: «литвины» или русские?
Оригинал взят у sidneyshon в Белорусы: «литвины» или русские?
10:58 19.04.2017
Белорусы: «литвины» или русские?

19 ноября прошлого года в Москве, в здании Российской государственной библиотеки, состоялась встреча с белорусским писателем и историком Владимиром Орловым. «Свядомы дзеяч» выступил перед представителями белорусской диаспоры российской столицы и, помимо прочего, заявил следующее: «Я считаю, что мы, белорусы, — потомки литвинов. Наша группа „Троица“ поёт: „Гэй, ліцьвіны, Бог нам радзіць!“ Но сейчас мы должны объединяться под флагом с названием Беларусь, а не Литва, потому что у этого больше сторонников. Со временем мы, возможно, дорастём до нового самосознания, но пока мы должны убеждать наших соотечественников, что они — потомки литвинов».

Видимо, по причине того, что встреча была закрытой, Орлов весьма откровенно высказал мысль, которую у «свядомых» обычно не принято артикулировать: конечная цель местечковых националистов — переделать белорусов в литвинов. При этом сегодня, когда у идеи бело-русскости «больше сторонников», гражданам РБ сознательно навязывается промежуточная формула идентичности — «мы, белорусы — потомки литвинов».

[Spoiler (click to open)] Вообще, самостийникам в Белоруссии не повезло с самого начала: они, в отличие от самостийных украинцев, не нашли в XIX веке подходящего самоназвания без корня «рус» и были вынуждены заимствовать этноним из общерусской триады великорусы-малорусы-белорусы. Позже некоторые «свядомые» активисты попыталась отыграть назад, предложив переименовать Белоруссию и белорусов сначала в Кривию и кривичей (данный вариант в 1920-х гг. пропагандировал известный общественный деятель Вацлав Ластовский), а затем — в Литву и литвинов. Прибалтийскую Литву при этом предлагается называть «Летува», а её жителей — «летувисы». Сторонники литвинской идеи утверждают, что «ліцьвіны» — историческое имя сегодняшних белорусов, а название «Белая Русь» и производные от него навязали злые москали после присоединения территории Великого княжества Литовского к России. Забавно, что при этом часть националистов обвиняет тех же самых злых москалей в запрещении названия «Белоруссия» и переименовании региона в Северо-Западный край. На самом деле разграничение Русской земли на Великую, Малую, Белую, а в некоторых случаях ещё Чёрную и Червонную Русь оформилось в XVI- XVII веках. Так, в 1654 году, когда московские полки захватили большую часть русских земель, принадлежавших Польше, Алексей Михайлович впервые назвался «Государь, Царь и Великий князь всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержец». Деление Руси на несколько частей отмечали также иностранные авторы. Например, австрийский барон Августин Майерберг в своём «Путешествии в Московию» (1661 г.) писал: «А под названием Великой России Москвитяне разумеют то пространство, которое заключается в пределах Ливонии, Белого моря, Татар и Днепр а и обыкновенно слывёт под названием „Московия“. Под Малою же Россиею разумеются области: Браславская, Подольская, Галицкая, Саноцкая, Перемышльская, Львовская, Белзская с Холмскою, Волынская и Киевская, лежащие между Скифскими пустынями, реками Днепр ом, Припятью и Вепрем, Малою Польшею и Карпатскими горами. А под Белою — области, заключающиеся между Припятью, Днепр ом и Двиною, с городами: Новгородком, Минском, Мстиславлем, Смоленском, Витебском и Полоцком и их округами. Всё это когда-то принадлежало по праву Русским, но, по военным случайностям, они уступили счастью и храбрости Поляков и Литовцев». Папский нунций в Польше Торрес в своём донесении, датированном 1622 годом, писал, что русские земли, находящиеся в составе Речи Посполитой, делятся на три части: «Червонная Русь с городами Львовом, Перемышлем, к которой принадлежит и Волынь; Белая Русь, протянувшаяся от Риги, столицы Лифляндии, до Московской границы, включая Полоцк, Оршу, Витебск, Могилёв; Чёрная Русь, находящаяся между Литвой и Волынью, до Киева с городами Пинском, Новогрудком и Овручем». Впоследствии Белая Русь «поглотила» Чёрную, располагавшуюся преимущественно на территории сегодняшней Западной Белоруссии. Однако «свядомые» исследователи не обращают внимания на исторические источники и работают по принципу «если факты противоречат моей теории, тем хуже для фактов». Это в очередной раз продемонстрировала книга Михаила Митина «Белая Русь: Хроника употребления термина», в которой утверждается, что 1) термин «Белая Русь» не имеет отношения к территории сегодняшней Белоруссии, а обозначает западные земли Московского государства; 2) словом «русин» назывался человек любого этнического происхождения, который исповедовал «православие в его московском варианте», а словом «литвин» — человек другой веры (католик, протестант или язычник). Первый тезис мы уже опровергли, обратимся ко второму. Если русин — это православный, то как быть с протестантами Симоном Будным и Василием Тяпинским? Первый издал в 1562 году «Катехизис… для простых людей языка русского». Второй прямо заявлял, что он «не итальянец, не немец, не доктор и не может считаться попом», он обычный «русин… своей Руси услугуючи». Известный первопечатник Франциск Скорина не был православным, однако свой перевод Священного Писания на язык земляков-полочан назвал «Библия руска» (а не «Библия литовска», к примеру). В подавляющем большинстве источников этническая принадлежность Скорины определяется как «русин» или «рус», а его родной язык — как «русский». Приведём лишь некоторые примеры. Актовая запись Падуанского университета о допущении Скорины к испытанию на степень доктора медицинских наук (5 ноября 1512 г., Падуя): «Присвоение звания в области медицины, именем любви к Богу, магистру Франциску, русину, сыну покойного господина Луки». Доверительная грамота короля Фердинанда I, выданная сыну Скорины Симеону (29 января 1552 г., Прага): «Мы, Фердинанд I и т. д., объявляем этой грамотой всем, что доктор Франтишек Рус Скорина из Полоцка, [который] некогда [жил,] наш садовник, в этом королевстве Чешском был чужестранцем, — ушёл на вечный покой и оставил после себя сына Симеона Руса и определённое имущество, бумаги, долги и прочее ему принадлежащее». В актовой записи о разделе имущества Ивана Скорины (брата Франциска) неоднократно упоминаются расписки и обязательства Франциска Скорины и его брата, «написанные на простом русском языке». Лишь в актовой записи Краковского университета о присвоении Скорине степени бакалавра он назван литвином. Однако термин «литвин» в данном случае являлся политонимом, обозначающим принадлежность Скорины к Литовскому государству, а не этническим наименованием. Таким же политонимом сегодня является термин «россиянин», который применим и к русскому, и к татарину, и к чеченцу. В наше время политоним многовековой давности местечковые националисты пытаются навязать всем гражданам РБ, чтобы избавиться от всякого напоминания об общерусских корнях. Получится ли у них это? Зависит от активности бело-русской общественности внутри Белоруссии, а также от России, которой жизненно важно поддерживать общерусскую идентичность своего стратегического союзника.

read more at Статьи - Могилевский портал



Год 1863. Забытые страницы.

Оригинал взят у sidneyshon в Год 1863. Забытые страницы.
01:30 20.04.2017
Год 1863. Забытые страницы.

 

Чтобы правильно понять события, о которых будет рассказано ниже, необходимо хотя бы в общих чертах пред­ставить ту историческую обстановку и атмосферу, в которых они происходили.

В 1569 году на сейме в городе Люблине состоялась так называемая Люблинская уния – объединение Польского королевства и Великого княжества Литовского, а вернее, при сильном политическом давлении произошло присоединение территорий Литовского княжества к Польской Короне. Уди­вительно проницательные слова сказал тогда на одном из сеймовых заседаний от имени литовско-белорусских послов жмудский староста Иван Ходкевич: «Неприятель во время перемирия не нарушал собственности, а нас, живущих в вечном мире и братстве с вами, господа поляки, лишаете нас этого права. Справедливости мало на земле! Но Бог та­кой несправедливости не потерпит: рано или поздно расчет будет»1. С большой скорбью и со слезами принимали тогда акт объявления унии литовско-белорусские послы.

В результате Люблинской унии исконно русско-ук­раинские и белорусско-литовские земли с преобладающим православным населением и самобытной культурой ока­зались подчиненными католической Польше, в которой сосредоточивалась теперь вся законодательная власть. Так образовалась Речь Посполитая.

Со времени принятия Люблинской унии началась постепенная полонизация Белоруссии, а вместе с ней и бо­лее активное распространение римского католичества. Все чаще и чаще белорусские земли стали переходить в руки польских владельцев и ополяченной местной шляхты, полу­чавших земельные угодия от польских королей в награду за военную службу. Эти владельцы закрепили за своими земля­ми местных крестьян, лишив их права переходить в другие места. Сеймовым законом 1573 года крепостное право в Речи Посполитой было установлено окончательно, а третий Литовский статут 1588 года еще раз подтвердил его. Ни в одной европейской стране крепостное право не приобрело  такие уродливые формы, как в Речи Посполитой, где владель­цы самовластно и по своим прихотям распоряжались даже жизнью принадлежавших им «хло?пов». На белорусских зем­лях ситуация сложилась еще хуже. Здесь белорусское крес­тьянство находилось в крепостной зависимости у польских или ополяченных панов и магнатов, считавших себя частью единой «польской шляхетской нации» и не желающих иметь с местным населением ничего общего ни по крови, ни по вере, ни по культуре. Ничего не изменила и принудитель­ная религиозная уния 1596 года; шляхетство воспринимало ее, как и православие, верой второго сорта – для «быдла». Жестокость крепостных порядков в Белоруссии поражала не только западных путешественников, но даже российских дворян, тоже крепостников, которые единогласно находили положение белорусского мужика непереносимым2. Такое положение вещей естественно вызывало про­тиворечия, порождавшие разного рода негативные явления во взаимоотношениях между этими двумя национально-сословными стихиями, приводившие к взаимной вражде и острым конфликтам.

[Spoiler (click to open)] Значительную роль в полонизации края играло като­лическое духовенство, также состоявшее преимущественно из поляков. Для его пополнения подготавливались кадры в многочисленных польских католических школах, нахо­дившихся на содержании иезуитов. Множество поляков, занимавшихся торговлей и служивших в урядах, селилось в городах. Обслуживающее их католическое духовенство занималось одновременно и миссионерством среди бело­русского мещанства. Серьезные изменения в жизни белорусских городов произошли в середине XVII столетия, связанные с событиями национально-освободительного восстания в Западной Руси и русско-польской войны. После отступления из Белоруссии русских войск большая часть торгово-ремесленного населения, как добровольно, так отчасти и принудительно, переселилась в Россию. Лишившиеся городских доходов польская казна и частные владельцы городов – магнаты, стали в массовом порядке заселять белорусские города еврейскими об­щинами – «кагалами», переселявшимися из Польши и Германии. В результате этих процессов города Белоруссии к концу XVIII столетия практически потеряли свой белорусский облик, и только деревня еще сохраняла национальные религиозно-культурные корни и традиции. Как государство Речь Посполитая во все время своего существования изобиловала массой разнообразных внутрен­них противоречий, подрывавших ее жизнеспособность. Одним из роковых факторов, губивших Речь Посполитую, была ее постоянная борьба против России и православия вне и внутри государства. Непрестанные притеснения по религиозному и национальному признаку обширных слоев населения со сто­роны польского правительства, преследовавшего известные политические и конфессиональные цели, вызывали в народ­ных массах крайнее недовольство, выливавшееся время от времени в кровавые бунты и восстания, а с внешней стороны приводили к военным конфликтам с православной Россией. Уже к середине XVIII столетия в Речи Посполитой назрел глубокий внутренний кризис, который неминуемо вел ее к окончательному упадку. Бездействующие законы, беспорядок на сеймах, пустующая казна, крайнее бесправие народа, не­ограниченная свобода и своеволие шляхты с их «liberum veto», нравственная анархия среди правящего сословия, не имеющий реальной власти король, плохо подготовленное и недисципли­нированное войско, и на этом фоне религиозная борьба двух половин государства – вот состояние, к которому пришла Речь Посполитая накануне своего политического разрушения. Обострившиеся внешние конфликты на фоне внут­реннего разложения привели к тому, что в 1772 году про­изошел первый раздел Речи Посполитой между Россией, Австрией и Пруссией. К России перешла тогда вся восточ­ная Белоруссия – Полоцкое, Витебское, Мстиславское и Минское воеводства. В 1793 году состоялся второй раздел, по которому Россия получила всю остальную Белоруссию, Украину, Подолию и восточную часть Полесья и Волыни. В 1795 году произошел третий – окончательный раздел Речи Посполитой, приведший к исчезновению этого госу­дарства с карты Европы. Более двух столетий прошло со времени Люблинского сейма, и прозвучавшие на нем слова Ивана Ходкевича исполнились с удивительной точностью: Польша потеряла не только присоединенные к ней тогда территории, но и собственную независимость. Когда в Варшаве появился со своими войсками На­полеон Бонапарт, он был встречен там с большим энтузи­азмом. Поляки надеялись с его помощью возродить свою утраченную государственность. По Тильзитскому миру 1807 года из части прусской и австрийской Польши было создано Великое герцогство Варшавское, отданное курфюрсту сак­сонскому, но находившееся под верховной властью француз­ского императора. На территории Варшавского герцогства и Восточной Пруссии Наполеон разместил свою Великую армию, готовя ее к вторжению в Россию. Около половины этой армии составляли войска, набранные из многих стран Европы – итальянцы, немцы, швейцарцы и др. пятый кор­пус Великой армии был сформирован из польской шляхты и находился под командованием племянника последнего польского короля Юзефа Понятовского. Когда в 1812 году армия Наполеона вторглась в Белоруссию, местные поме­щики и шляхта массово стали переходить на службу к ок-купантам, принимали обязательства снабжать французские части продовольствием и фуражом, посылали своих сыновей в польский корпус. В отличие от них белорусские крестьяне развернули против захватчиков масштабную партизанскую войну, не прощая предательства вместе с тем и местным помещикам3. В войне 1812 года поляки запомнились русским своей жестокостью. «В Москве народ особенно ненавидел и боялся тех французов, – пишет профессор М.О. Коялович, – кото­рые понимали по-русски и говорили по-русски. Это были поляки»4. С поражением Наполеона рухнули и надежды поля­ков на обретение политической независимости. Преследуя остатки французской армии, русские войска заняли Польшу. Помня жестокости поляков в России, они «пылали народной ненавистью к неблагодарной стране и готовы были превра­тить ее в пустыню»5. Но Польшу от этого бедствия спас император Александр I. Он простил полякам их участие в войне, выступив, таким образом, их благодетелем. На Венском конгрессе 1815 года произошел новый (четвертый) раздел польских земель, по которому к России отошла часть Варшавского герцогства под именем Царства Польского. И с тех пор Польша, с ее неудержимым стрем­лением к независимости, стала постоянным источником внутренних проблем для Российской империи и особенно ее западных окраин, источником, оказывавшим негативное влияние на всю государственную жизнь. Александр I предоставил тогда Польше весьма прогрес­сивную конституцию: страна получила собственный сейм, судебную и финансовую систему, полицию и вооруженные силы, таможенную границу с Россией. Все образовательные и административные учреждения функционировали на польском языке. Однако польская конституция 1815 года очень скоро сделалась камнем преткновения и источником недоразуме­ний между поляками и русским правительством. Уже на втором сейме 1820 года проявилось резко оппозиционное настроение: не были приняты предложенные правительством проекты законов. Третий сейм 1825 года привел почти к формальному разрыву между поляками и российским пра­вительством. Незадолго перед тем (ок. 1817 года) в Польше начали формироваться тайные общества, которые взяли на себя подготовку вооруженного восстания. Майор Валериан Лукасинский основал общество национальных масонов. Существовали еще общества «патриотов», «друзей», «проме­нистов» (в Вильне), «тамплиеров» (на Волыни) и др. Дважды представители тайных польских обществ пытались войти в сношение с декабристами, но переговоры их ни к чему не привели. Шла пропаганда и в армии через сочувствовавших идее восстания офицеров, в результате чего в некоторых полках возникли революционные общества. Начавшемуся движению широко содействовало католическое духовенство. В стороне оставался один лишь простой народ. Надежды поляков заметно оживились после объявле­ния Россией в 1828 году войны Турции. В конце 1830 года в Варшаве вспыхнуло восстание. 13 января 1831 года сейм объявил династию Романовых лишенной польского престола, и вскоре началось военное противостояние. Однако осенью того же года, после много­численных и кровопролитных столкновений, русские войска подавили восстание. После этих событий конституция 1815 года в Царстве Польском была отменена, были ликвидированы польский сейм, армия, национальные деньги, отменена большая часть автономных прав. Тем не менее не прерывавшаяся революционная деятельность польской эмиграции, даже после подавления восстания, держала все Царство Польское в постоянном напряжении, и только железный режим наместника, кня­зя Ивана Федоровича Паскевича, не допускал серьезных осложнений. При этом поляки пользовались любой воз­можностью противостоять России. С началом Крымской войны 1853–1856 годов руководство главного революци­онного союза польской эмиграции – «Демократического общества», основанного еще в 1832 году, выслало своих эмиссаров в Польшу с целью поднять восстание, но призы­вы их не имели успеха. Тогда решено было сформировать польские легионы для борьбы с Россией на театре военных действий. Чтобы организовать польское войско, в Стамбул (Константинополь) отправился известный польский поэт Адам Мицкевич. Однако хлопоты польских патриотов окон­чились почти ничем. Лишь польский писатель Михаил Чай­ковский, принявший магометанство с именем Мохаммед Садык-паша и перешедший на турецкую службу, набрал отряд так называемых султанских казаков, состоявший из поляков, армян, цыган, евреев, турок и др., с которым принял участие в военных действиях против России. Еще горсть поляков действовала на Кавказе против русских войск, помогая черкесам. Об этом времени впоследствии один из виднейших деятелей польского национального движения Оскар Авейде писал: «Исповедуя старую веру и видя безвыходное положе­ние края, восторженные деятели наши проповедовали нам, что главным врагом нашим является – русское правитель­ство, что единственные узы, могущие существовать между ним и нами, это узы вечной непримиримой ненависти и недоверия; что спасти отечество можно только войной, восстанием…»6. Несмотря на постоянные провокационные действия поляков в отношении России, император Александр II, всту­пив на престол, заметно смягчил жесткий курс в отношении Царства Польского. Была объявлена амнистия участникам восстания 1830–1831 годов, снята цензура с произведений некоторых революционно настроенных польских писате­лей, в том числе и А. Мицкевича. В 1857 году в Варшаве была открыта медико-хирургическая академия и учреж­дено Земледельческое общество. Однако именно с этого времени поляками начинают предприниматься попытки организации нового восстания. Кроме нескольких тайных обществ обычного типа, повсеместно стали организовывать­ся революционные кружки по системе «троек», которые в совокупности должны были составить громадную и тесно сплоченную организацию. Каждый рядовой член кружка знал только двоих участников и десятника, чем значительно затруднялось для властей раскрытие заговора. Новые волнения в Царстве Польском начались в пери­од наместничества князя Михаила Дмитриевича Горчакова. Первой открытой манифестацией стали устроенные моло­дежью 10 июля 1860 года торжественные похороны вдовы деятеля 1831 года генерала Совинского. Более значительными были манифестации 15 февраля 1861 года, ознаменовавшие 30-летнюю годовщину восстания и особенно годовщину Гроховского сражения. Манифестации эти готовились заранее. Начиная с нояб­ря 1860 года из всех бывших польских провинций в Варшаву стали приглашать помещиков, в обществе открыто говорили о праздновании годовщины «революции» 1831 года. В фев­рале 1861 года в Варшаву съехалось более 2000 человек под предлогом генерального заседания Земледельческого общества. Жители столицы еще осенью были подготовлены к уличным беспорядкам. Нужны были, как говорили помещики, жертвы. 15 февраля толпа народа, под видом религиозной процессии, двинулась с шумом к замку, и, встретившись в Краковском предместье с войсками, начала бросать в военных камнями и грязью. Раздались выстрелы. Хотя солдатам было приказано стрелять вверх, все же по неосторожности было убито пять человек, один из которых находился на балконе дома. Цель была достигнута – жертвы пали, «минута сделала их мученика­ми свободы». За этим последовало величественное погребение погибших, начался глубокий траур и вместе с этим польские деятели стали шуметь перед Европой о беззащитности мирно­го населения и варварстве русских. Эта трагедия, так искусно использованная, увеличила симпатию к полякам даже среди многих русских, находившихся в Царстве Польском. После указанных событий многие из членов Земле­дельческого общества сразу же разъехались по провинциям, чтобы настроить там против правительства сельское население. Прибывши в свои имения, они собирали народ и рассказы­вали разные небылицы о Варшаве, например, «что москали порубали святой крест и убивали помещиков за то, что те хотели отдать бесплатно народу землю»7. Помещиков открыто поддерживало с костельных кафедр католическое духовенство. Однако крестьяне хладнокровно и с недоверием выслушивали тех и других, отвечая тем, что начали отказываться работать на помещиков. Вскоре отказ от панщины принял массовый харак­тер, захватив десятки тысяч крестьян. «Если правда, – резонно замечали они, – что вы хотели дать нам землю, так зачем же вы теперь требуете от нас панщины?» Видя опрометчивость своей агитации, помещики обратились за помощью к местной администрации с требованием применения к крестьянам эк­зекуций. Были посланы военные команды и во многих местах употреблены строгие меры наказания, которыми и принудили крестьян по-прежнему отбывать панщину. После ухода команд помещики, указывая на экзекуции, ими же самими вызванные, стали убеждать крестьян в нерасположении правительства к сельскому населению. Они призывали их не надеяться на пра­вительство, а полагаться во всем лишь на помещиков, которые якобы только одни и могут устроить их благосостояние. Такая пропаганда, хотя и волновала крестьян, однако не поколебала их верность царю и российскому правительству. Мощным толчком к восстанию послужил и манифест 19 февраля 1861 года об отмене крепостного права. Ма­нифест с сокрушительной силой ударял по материальному благосостоянию польской знати, столетиями строившемуся на безжалостной эксплуатации крепостного крестьянства. Известие об освобождении крестьян в России разошлось и в Польше. Здесь надежда крестьян на монаршую милость проявилась в характере чисто враждебном к помещикам, в недоверии к ксендзам и местным административным чинов­никам, так что крестьяне нередко обращались с жалобами или вопросами к «русским» священникам или начальникам военных команд, надеясь от них узнать правду. Между тем в Варшаве, после февральских манифеста­ций, образовался из выборных лиц комитет общественной безопасности, а охрана порядка в городе была отдана в руки гимназистов и студентов. Клуб купеческого собрания обра­тился в политический. «Городом и целым краем управляла Варшавская делегация, делегацией – клуб, а клубом – толпа и молодежь», – вспоминал Оскар Авейде. Манифестации религиозные и нерелигиозные буквально посыпались по всему Царству Польскому и Западным губерниям8. В начале апреля в Варшаву прибыл маркиз Алек­сандр Велепольский с новой системой управления, во главе которой он был поставлен. Велепольский сразу же закрыл Земле­дельческое общество, Варшавскую делегацию, поли­цию и Купеческий клуб. По его указанию на площадях были расставлены солдаты, а собрания и пение запрещены. Естественно, эти меры вызвали недовольство варшавского общества, и оно решило выразить свой протест. 7 апреля масса городского народа, собранная на площади возле зда­ния кредитного общества, разными улицами двинулась к замку. Наместник князь Горчаков выехал на площадь и с кротостью увещевал толпы разойтись по домам. Отвечая на его увещевания оскорблениями, толпа требовала удалить с площади войска. Великодушный князь, не желая пролития крови, приказал военным отойти. В толпе раздались крики: «Победили! Победили!», и вся масса народа двинулась от замка по разным частям города. На другой день, 8 апреля, повторилась та же история, однако на этот раз власти вынуж­дены были применить уже вооруженную силу и решительно воспретить уличные беспорядки. С этого времени единственным местом политических демонстраций стали костелы: там зазвучали революционные гимны и с неимоверной быстротой распространились по всей стране. Смерть князя Горчакова была отпразднована поляками торжеством: носимый до этого траур был сброшен на три дня во всем Царстве Польском, в публичных местах играла музыка, в частных домах устраивались танцы. С но­вой силой возобновились уличные беспорядки и развились почти до анархии. В Варшаве публично продавали печатные воззвания и плакаты с разными символическими украше­ниями. В них проповедовались ненависть к «москалям» и восстановление старой Польши с Литвою и Русью. Жители Варшавы приглашались на «набоженство» от имени сосло­вия, цеха, корпорации и т.д. Перед этим собирались деньги по домам, магазинам, мастерским, кондитерским от имени заказывавших «набоженство», и горе тому, кто отказывал в подаянии. Анархия, которой покровительствовали ксендзы, развилась до того, что разбивали кондитерские, грабили магазины и мастерские и избивали до полусмерти, разрезая щеки и отрезая уши не только мнимым шпионам, но даже лицам, подозреваемым в недостатке патриотизма. Провин­ции во всем подражали Варшаве. Несмотря на нарастающее политическое напряжение в Царстве Польском, император Александр II продолжал политику примирения и уступок. Еще в марте 1861 года появился указ, даровавший Царству Польскому автономию. Создавался Государственный совет Царства – высший сове­щательный и контрольный орган. Формировалась польская гражданская администрация и выборное местное само­управление – губернские, уездные и городские советы9. Однако надежды Российского правительства на водворение порядка примирительной политикой и реформами не давали желаемого результата. Ряд покушений на жизнь нового на­местника Царства графа Александра Лидерса, великого князя Константина Николаевича и маркиза Александра Велеполь­ского, а также все возраставшие волнения требовали более решительных мер. С целью изолировать опасные элементы, по решению Велепольского, на 3 января 1863 года был объявлен рекрутский набор, причем в списки призывников были внесены большей частью участники манифестаций. Эта недальновидная мера, по сути, спровоцировала начало открытого восстания. Уклонившиеся от набора вышли из Варшавы и бежали в леса, к ним присоединились мелкая шляхта, официалисты, аппликанты, экономы, дворовые люди помещиков, и таким образом были образованы пер­вые повстанческие отряды. Общее руководство восстанием приняло на себя так называемое временное народное правительство – «жонд народо?вы». Начавшись в Царстве Польском, восстание вскоре распространилось на терри­тории Белоруссии и Литвы, где оно было инициировано и поддержано в основном местным польским элементом и католическим духовенством. Говоря о состоянии Западных губерний, и в част­ности Белоруссии, накануне восстания, нужно отметить, что здесь практически вся гражданская власть находилась в руках поляков, относившихся с нескрываемой нена­вистью и презрением к русскому правительству. Если в Царстве Польском, с преобладающим польским населением, революционные идеи находили относительно широкое сочувствие, то в Белоруссии и Литве оппозицию русско­му правительству в основном составляло польское или ополяченное дворянство – шляхта и католическое духо­венство. Эти два сословия, имевшие огромное влияние и значение во времена Речи Посполитой, пользовавшиеся привилегиями и обладавшие большими богатствами, не могли забыть своих прежних вольностей и всеми мерами стремились к их возвращению – к «отбудова?нию» старой вольной Польши. При этом надо отметить, что дворянство здесь имело исключительное влияние на материальные и культурные стороны общественной жизни. Почти 3/4 земельного, то есть главного богатства края принадлежало помещикам польского происхождения. О преобладании польской культуры нечего и говорить. В то время как русские школы только начинали появляться, в крае ца­рила польская книга, польская газета, польская наука, разговорным языком был польский, на котором велась часто и официальная переписка. Представляя сплоченную общественную группу, объединенную национальными корнями и одной полити­ческой идеей, польское дворянство, при самом небольшом исключении, входило в так называемую партию «белых», исходным пунктом политической программы которой было восстановление шляхетской Польши в пределах 1772 года, то есть в границах Речи Посполитой. Спосо­бом привлечения на свою сторону местного непольского населения партия считала его ополячивание и окатоличи­вание, главным орудием чего было образование и прежде всего школа. Не обращая внимания на теоретические рассужде­ния местной русской администрации о недопустимости навязывания польского языка всему населению Западных губерний, помещики усиленно открывали сельские, ремес­ленные и воскресные школы с преподаванием на польском языке и по польским букварям, заводили библиотеки, наполненные тенденциозной польской литературой10. Они всячески стремились взять дело образования в свои руки и утвердить здесь свое влияние. В этом стремлении им способствовал главным образом недостаток школ при возраставшей тяге к об­разованию и недостаток русских культурных сил в крае. Приходские училища в финансовом отношении были в полной зависимости от городских управлений, и там, где состав этих управлений был польским, поляки естествен­но имели решающее влияние: преподавательский состав подбирался по их усмотрению, все русское вытеснялось, и, напротив, поощрялось все польское11. Расширяя свое влияние, поляки начали повсеместно открывать частные школы. Ксендзы устраивали школы при костелах, помещики — при своих имениях. Учителя этих школ, не имея никакой специальной педагогической подготовки, отвечали лишь личным требованиям и жела­ниям приглашавших их устроителей школ. Преподавание там велось на польском языке, учебники, одобренные Министерством народного просвещения, заменялись своими, составленными на польский лад. Вот один из типичных примеров, иллюстрирующих специфику пре­подавания в частных школах. Произошел он в народной школе Новоселковского прихода в Игуменском уезде Минской губернии. В 1861 году местный помещик-поляк Крупский неожиданно начал оказывать материальную помощь школе, и вскоре там появился учитель, студент Киевского университета, некто Легенза – протеже поме­щика Крупского. Как-то раз, во время отсутствия в школе местного священника Фомы Русецкого, Легенза принес в класс картины из Священной истории и при объяснении одной из них – «Распятие Спасителя», указывая на рим­ских воинов, сказал: «To s? moskale» (это москали)12. Случай этот стал известен и вызвал возмущение священника, запретившего Легензе преподавать все, кроме русской грамоты. В 1862 году помещик Крупский открыл школу в своем доме, где Легенза начал учить детей на польском языке и в польском духе13. Цель была одна — взяв в свои руки воспитание моло­дежи, сделать из нее «добрых поляков». Ни помещики, ни ксендзы этого и не скрывали. Но школа была лишь одним из орудий в руках польского дворянства. В ход шли и дру-гие меры влияния на простой народ. Чуждое народу, неспособное приблизиться к нему по духу, польское дворянство с целью вовлечь народ в повстанческое движение все же искало сближения с ним. Соприкасаясь с народом в обыденной жизни, помещики всячески старались привлечь крестьян на свою сторону: читали им революционные прокламации и многообещаю­щие манифесты, заставляли учить и петь польские гимны, старались вовлечь в антиправительственные манифестации, в дни польских национальных праздников освобождали крестьян от барщины. Однако очевидно, как много лжи, лицемерия, неискренности было во всех этих заигрывани­ях помещиков с подневольным народом, чье человеческое достоинство столетиями ими же унижалось, религиозные чувства оскорблялись, а весь уклад жизни презирался. Теперь же они в своих прокламациях называли народ братьями и внушали, что «русский царь ничего для них хорошего не сделал», почему и надо восстать на него войной. Но поме-щикам не нужны были крестьяне-братья, им просто нужна была грубая мужицкая сила для успешной борьбы за свои польские национально-сословные интересы. Прямую заинтересованность в восстании имело и католическое духовенство. Сформировавшееся в стройную политическую организацию еще со времен польских королей, оно было проникнуто стремлением расширить церковные владения Папы и возвратить себе привилегированное поло­жение в обществе путем восстановления старой Польши с господством в ней католицизма и польского духовенства. Как уже было сказано, ко времени восстания поляки практически наполняли в Белоруссии все правительствен­ные учреждения. Наиболее влиятельную и сплоченную группу представляли чиновники-дворяне, служившие по выборам: предводители дворянства, уездные судьи и миро­вые посредники. Первые, утвержденные в должностях Се­натом, являлись независимыми и даже не могли сменять­ся местными губернаторами. Такое привилегированное положение предоставляло им прекрасную возможность проводить антиправительственную политику. Главными же действующими лицами, влиявшими на народ, были мировые посредники. Близко общаясь с крестьянами, они воздействовали на них своей властью, чтобы те беспре­кословно во всем слушались помещиков. Действуя через подчиненных себе сельских писарей, старшин и старост, мировые посредники старались настроить крестьян против правительства, представляя все его действия в превратном свете. Кроме этого, пользуясь свободой в передвижении, они, под предлогом служебных обязанностей, были душой всех съездов и собраний дворянства, имевших целью под­готовку восстания14. Отсутствие твердой и согласованной политики рус­ского правительства в деле управления Западными губер­ниями, преобладание среди чиновников лиц польского происхождения, покровительство польским магнатам в высших правительственных сферах, недостаточный конт­роль над деятельностью общественных организаций и школ, находившихся в руках поляков, создали такое положение в крае, что польское влияние здесь стало преобладающим и революционная пропаганда встречала на своем пути весьма слабое сопротивление, а иногда и никакого15. Продолжительное польско-католическое влияние наложило свой отпечаток на весь облик края. Для россий­ских чиновников, приезжавших сюда в этот период, край представлялся католическим и польским. Их официальные докладные записки и мемуары наглядно представляют, как поражало их на первых порах множество католических часовен, придорожных крестов и статуй, богатство и вели­колепие костелов и бедность православных церквей, часто ветхих и тесных. Даже более новые из них имели архитек­туру униатских церквей, близкую к костелам. Несмотря на то что со времени воссоединения униатов прошло уже несколько десятилетий, православное сельское население не оставило усвоенных им униатских привычек. При встречах крестьяне вместо обычного приветствия «здравствуйте» говорили: «Нех бэ?ндзе похвале?ны Езус Хры?стус», в церквах ложились «кшы?жем», ползали на коленях, пели католичес­кие «ка?нтычки», после православной обедни шли в костел слушать «каза?ния» (проповедь) ксендза, а в торжественные дни вместе с католиками участвовали в костельных про­цессиях, носили хоругви, кресты и т.п.16 Все это, конечно же, содей­ствовало латино-польской пропаганде и нередко завершалось совращением православных в католичество. Не избежало в определенной степени полонизации и православное духовенство. Знание польского языка здесь было обусловлено жизненной необходимостью, так как на нем говорила большая часть населения и администрации края, только на этом одном языке можно было объяснять­ся с помещиками. Последние же в то время владели не только почти всей землей, добывающей и обрабатывающей промышленностью края, но держали в своих руках и всю власть. При таком положении всякий помещик в приходе представлял собой силу, часто всемогущую, которую не осме­ливалось ослушаться иногда даже епархиальное начальство, а тем более бедный сельский священник, поставленный при своей нищете и жалком обеспечении в материальную зависимость от пана, враждебного ко всему русскому и пра­вославному и не допускавшего в разговоре никакого языка, кроме польского. Материальная зависимость от помещика и крестьян унижала общественное положение православного священника и саму веру, которую он исповедовал. Не находя защиты ни в законе, ни у епархиального и гражданского начальства, духовенство было вынуждено ладить с помещи­ком-католиком, говорить на его языке, унижаться, стоять в передней помещика, а иногда и «падать до ног»17. Практически при полном отсутствии в крае право­славного дворянства, чиновничества, купечества и мещанства представителями православного исповедания являлись лишь крестьяне и духовенство. Сравнение бедного, приниженного православного духовенства с более обеспеченным и уважа­емым католическим приходило само собой и не могло не свидетельствовать о внешнем превосходстве последнего. Ближайшим выводом из этого было заключение, что пра­вославие – действительно есть «вера хло?пская»18. Однако при всем том именно православное духовенство часто ока­зывалось единственным представителем забитого, угнетен­ного сельского люда, защитником его человеческих прав и достоинства, единственным поборником за его «хло?пскую веру» и «хло?пскую народность». Такая атмосфера царила в Белоруссии и Литве нака­нуне польского восстания 1863–1864 годов. Само восстание, имевшее значение для поляков, помещиков, ксендзов и во­обще для коренной Польши, не имело никакого смысла для православного белорусско-литовского населения Западных губерний. Великое заблуждение поляков было в том, что белорусско-литовские земли они считали своей законной вотчиной, а их население – рабской силой, призванной обеспечивать благосостояние своих владетелей. Националь­ное самосознание народа вообще не принималось в расчет, его просто не существовало для польской знати. Местное население, по ее мнению, могло что-то значить лишь в сени польской культуры. Но в этом коренился залог неуспеха польских начинаний. Оторванные от жизненных реалий, польские политические амбиции и устремления были об­речены на полное фиаско, и история это доказала. Но тогда польское восстание обернулось очередной трагедией для жителей нашего края, принеся народу немало горя, слез и страданий. Среди многих невинно убитых повстанцами были и православные церковнослужители. О двоих из них, священнике Данииле Конопасевиче и псаломщике Федоре Юзефовиче, оказавшихся в водовороте тех трагических со­бытий, мы и хотим рассказать.

read more at Статьи - Могилевский портал


Кадыров действует круче Сталина в годы войны

Оригинал взят у burckina_new в Кадыров действует круче Сталина в годы войны
Кадыров уже не первый раз заявляет о том, что будет выселять из Чечни семьи террористов:

"Если у них сын или брат вышел, встал на путь терроризма, если семья им помогает: сидят дома безработные, получают пенсии, пособия, прикрывая своего сына или брата, помогая им финансово убивать нас, - таких людей мы будем выселять. Это соучастники терроризма", - сказал он.
Collapse )

Видео-свидетельства бандеро-фашистских акций на Украине

Многие ссылки на видео уже не доступны, но видео можно найти по текстовой подписи.

Оригинал взят у zergulio в Видео-свидетельства бандеро-фашистских акций на Украине
Оригинал в  Список нацистских выпадов в Украине

Текст ниже публикуется с сохранением орфографии людей, пополнявших список - анонимных пользователей 2ch

  1. http://youtu.be/afrXa-qsLfo - Убийство людей под Корсунем радикалами правого сектора.

  2. http://youtu.be/noGc5Quf-3M - Выстрелы, коктейли Молотова, ослепительные гранаты радикалов, приехавших в Харьков.

  3. http://youtu.be/oQ8JoA-__Fc - Провалившаяся провокация радикалов в Харькове.

  4. http://youtu.be/KrJC6rU9lG0 - Школьная линейка в Дрогобыче, Львовская область. Лозунги: "Одна мова, одна нация, одна батьковщина, це - Украина! Москаляку на гилляку. Кто не скачет - тот москаль!"

  5. http://youtu.be/wvcPnY0QG7k - Нацисткие лозунги правого сектора в Днепре. Население города: "Йода - пидорас! Пидорасы!" Нацисты: "Москаляку на гилляку! Коммуняку на гилляку!". Закончилось избиением и унижением (нацисты харкали в лицо) нескольких днепропетровских украинцев радикалами.

  6. http://youtu.be/t6UCPBiU8GY - Украинское телевидение. Донецкие - второй сорт. Донецк/Луганск - депрессивные регионы, Луганска нету как области; и нету там рабочих мест. Над населением Донецка смеются: не могли получить образование, чтобы переехать оттуда.

  7. http://youtu.be/pn4WjN_Dpcc - Представители ВО "Свобода" избивают директора киевского Первого национального канала за то, что в эфире этого канала было показано выступление Императора о присоединении Крыма. Украинская демократия и свобода слова во всей красе. Ролик активно трут на ютубе из-за нарушения прав какого-то украинца, так что вот зеркало: http://vК.com/video-19279447_168308010

Collapse )

"Лучше позвонить, чем у кого-то занимать"

с прекрасным комментарием
"В общем, Старая Европа хорошо усвоила, насколько выгодно кредитовать молодые демократии. А если таковых в округе нет, то ведь всегда можно и организовать."

Оригинал взят у george_rooke в "Лучше позвонить, чем у кого-то занимать"
В 1824 и 1825 годах Греция получила кредитов на 2.8 миллионов фунтов. Самое смешное - это было 120% ВВП Греции на тот момент, и у банкиров Англии не возникало сомнений, что деньги Греция не вернет. А раз не вернет - значит спекуляции должны быть максимальными.[Spoiler (click to open)]
Итак, что же представляли собой два займа на 800 тыс. и 2 млн. фунтов, выданные Греции? На эту сумму были выпущены облигации, каждая ценностью в 100 фунтов стерлингов. И вот тут уже непонятки - ибо эти облигации продавались по... 60 фунтов. Процентная ставка на облигации составляла 5%, то есть акционерная компания "займа свободы" должна была выплачивать по ним держателям по 5 фунтов в год на одну акцию. Но поскольку, как я уже писал выше, реально облигации продавались дешевле, то реальная доходность возросла чуть ли ни в двое.
Поэтому из 2.8 миллионов фунтов грекам дошло только 1.3 миллиона, но при этом греки были должны 2.8 миллиона фунтов.
То есть получив на руки 1.3 ляма, платили они по 7 процентов в год от 2.8-ми, что уже само по себе прекрасно. Жопа настала в 1826-м. На Лондонской фондовой бирже лопнул очередной спекулятивный пузырь, и многочисленные банки, дабы хоть как-то удержаться на плаву, закрыли выдачу кредитов, в том числе и "молодым демократиям" типа Греции. Кризис затронул все финансовые центры Европы: Лондон, Париж, Франкфурт, Берлин, Вена, Брюссель, Амстердам, Милан, Болонья, Рим, Дублин, Санкт - Петербург, и этот список можно продолжить. При этом грекам, находившимся в состоянии войны, деньги взять было неоткуда, только занять. Поэтому они... заморозили выплаты, говоря, что надо бы пересмотреть сумму долга, и как следствие - размер платежей. Ну ведь реально, получили же не 2.8, а всего 1.3.
При этом турки в Греции перешли в наступление, и вообще встал вопрос - а вернутся ли деньги господам-акционерам, если Греция проиграет войну Турции? Ибо Османская империя не делала секрета в том, что не признает эти долги, ибо они брались без ее согласия.
В результате в 1827 году была подписана Лондонская конвенция, а эскадры Англии, Франции и России уничтожили турецкий флот при Наварине, что гарантировало получение Грецией независимости. Споры же "хозяйствующих субъектов" продолжились. Англичане настаивали на выплатах по полной сумме, греки говорили об уменьшении долга.
В 1829 году греческое правительство сделало предложение - признание долгом как раз 1.3 миллионов фунтов, и его 100-процентную выплату в течение года. Англичане отказались.
В 1830 году Великобритания, Франция и Россия - основные держатели облигаций греческого займа - решили создать монархию в Греции, посадив туда баварского принца Отто фон Виттельсбаха, в обмен на обещание, что тот начнет выплату по кредитам в прежнем объеме.
Виттельсбах согласился, но сказал, что в Греции "денег нет, но вы держитесь", и тогда тройка государств-акционеров обратилась к французским банкам выделить Греции "кредит на уплату кредита". Было выделено 60 миллионов франков (2.4 миллиона фунтов), из которых только 9 миллионов франков (225 тысяч фунтов) попали в казну Греции, остальные деньги получили держатели облигаций "займов свободы".
Греки, понимая, что их где-то кидают, но не понимая, что происходит, думали - ну хотя бы 9 миллионов, и то хлеб, как вдруг с них списали сразу же 7 миллионов за обслуживание ранее выданных займов, а долг Греции милостиво снизили до 44.5 миллионов франков (1.2 миллиона фунтов), выданных на 10 лет под 20%.
Итого - греческая казна получила 50 тысяч фунтов, а стала должна 1.2 миллиона фунтов.
Продолжать далее можно, но лениво - вкратце - Греция до ПМВ не могла расплатиться с долгом, ибо партнеры кредитовали страну под хорошие проценты и на прекрасных условиях кидал-мошенников.
Кстати, меморандум "великой тройки" (Англия, Франция, Россия) 1843 года к Греции до боли напоминает требования к Греции от ЕС при выдаче кредита в 2014-м))) Я так понимаю, Дойче Банк имел хороших предшественников, и не слишком стремится от них отставать)))
А вы говорите - "БыстроДеньги" или "Хопер-Инвест".

ЗЫ: Меморандум 1843 года о новом займе Греции включал в себя следующие условия:
1. Увольнение 1/3 всех госслужащих и сокращение зарплаты оставшихся на 15-20%.
2. Приостановка выплат пенсий и пособий.
3. Значительное сокращение военных расходов.
4. Оплата всеми производителями в госбюджет так называемой "десятины", то бишь авансового платежа, соответствующего 1/10 стоимости производства.
5. Увеличение таможенных пошлин и гербовых сборов.
6. Увольнение всех госслужащих-греков в национальных транспортных компаниях, лесников, университетских преподавателей и замена их иностранными.
7. Отказ от государственной медицины, и замена ее частной или иностранной.
8. Увольнение всех гражданских инженеров, и остановка всех проектов общественных работ.
9. Отмена финансирования всех дипломатических представительств за рубежом.
10. Легализация всех незаконных построек и незаконно присвоенных земель, принадлежащих государству после уплаты штрафа.
11. Упорядочение всех незавершенных дел о налоговых мошенничествах за выплату небольшого штрафа со стороны ответчиков.





Когда не рухнет экономика США

Оригинал взят у pytyev в Когда не рухнет экономика США
Да-да, именно когда НЕ рухнет, ибо называемые причины на предпосылки не тянут.

Оригинал взят у monetary_policy в Когда рухнет экономика США
      Не секрет, что США обеспечивает своим гражданам высокий уровень жизни ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО благодаря притоку спекулятивного капитала в страну. Объем притока составляет 0,5 трлн. долларов в год. Если этот поток спекулятивного капитала вдруг исчезнет, то экономика США сократится на 25%. Уровень жизни тоже упадет, потому что цены на все пром. товары вырастут на те же самые 25%. Возникает несколько вопросов. Вопрос первый - насколько эта конструкция жизнеспособна и как долго США удастся выкачивать из остального мира 0,5 трлн. долларов в год. И второй вопрос - зачем США такая модель экономики.
      Смотрите, это дырка в платежном баланнсе, которую закрывает поток спекулятивного капитала.[Spoiler (click to open)]

      RAT5

      Как видите, импорт больше экспорта на 25%. Эта та самая дырка, которая если схлопнется, то экономика США сократится на 25%.
      Стран, у которых есть такая дырка в мире всего две: США и Великобритания. Остальные страны, входящие в клуб стран, имеющих резервные валюты (Европа, Япония,  Китай), наоборот, экспортируют спекулятивный капитал.
      Тот факт, что страна импортрует товаров и услуг больше, чем экспортирует означает что на ту же самую сумму она должна продать своих активов иностранцам. В США есть 3 типа активов,  которые могут быть интересны иностранцам: акции, облигации (не обязательно казначейские) и доллары. (Всё остальное (земля, недвижимость) даром никому не нужны). Так вот, логика подсказывает что если каждый год продавать акций и облигаций на 0,5 трлн. долларов, то однажды все акции и облигации скупят иностранцы и такая экономическая модель себя исчерпает.
    
      Эта модель существует с начала 90-х (видно на графике). И возникла она в тот момент когда американской олигархии пришла в голову мысль перевезти всю промышленность из США в Китай. Идея казалась гениальной, потому что предполагала получение колоссальной прибыли. (Понятно что производство в Китае существенно дешевле, чем в США). С Дэн Сяопином всё порешали. Но проблема заключалась в том, что вывод промышленности из США в Китай предполагал что экономика США сократится. И население могло этого не понять, потому что сокращение экономики не могло произойти бесследно для уровня доходов населения. И тогда придумали ввозить спекулятивный капитал в США в том объеме, чтобы уровень доходов населения не падал. Население всё равно расстроилось, потому что осталось без работы, но зато уровень доходов не сократился. (Доходы населения в реальном выражении не растут с начала 70-х.)
      За 25 лет объем дефицита платежного баланса США накопился в сумме 8 трлн. долларов (см. диаграмму).

      RAT2
      На эту сумму иностранцы купили акций, облигаций и долларов. Какую часть иностранцы съели от всего фондового рынка США? На этот вопрос отвечает следующий график (точнее 2 графика).

RAT3
      Тот график что слева, показывает что в сегменте казначейских облигаций иностранцы съели почти 50% рынка; в сегменте корпоративных облигаций - 25% рынка; в сегменте акций - 15% рынка. А весь фондовый рынок в США где-то 100 трлн. долларов. Т.е. если скупать по 0,5 трлн. долларов в год, то еще хватит надолго.
      Тот график, что справа показывает откуда родом спекулятивный капитал. В основном из Японии и Китая. CI - это Каймановы острова, LU - Люксембург.

      Возникает следующий вопрос - как США удается обеспечивать ввоз спекулятивного капитала? Аааа, это очень правильный вопрос. Ну, во-первых, США поддерживают более высокий уровень процентных ставок, чем в Японии и Европе, чтобы капитал тёк из этих стран (см. диаграмму, на ней уровень долгосрочных процентных ставок).

      RAT

      В принципе, этого достаточно сегодня. Япония экспортирует 150 млрд. долларов в год. Европа - 300 млрд. долларов в год. Кроме того, в Китае жутко перегрет фондовый рынок и рынок недвижимости и из Китая спекулятивный капитал вытекает со страшной скоростью (600 млрд. долларов в год). Т.е. американцы могут чувствовать себя вполне комфортно. Десант в виде 2 млн. арабов и негров, высадившийся в Европе в 2013-2015 годах помогает американцам чувстовать себя комфортно, потому что порождает неуверенность европейцев в экономике Европы. Так совпало, что Европа до 2012 года не экспортировала, а импортировала спекулятивный капитал, т.е. конкурировала с США на этой поляне. А потом неожиданно негры и арабы научились плавать, ахаха :)

      Один раз спекулятивный капитал попытался убежать из США. Дело было в 2008 году, когда рухнул Bear Stearns. Но тогда включился ФРС и скупил облигаций на рынке на 3,4 трлн. долларов. Собственно только ради этого все QE и были реализованы. Нужно было заместить поток спекулятивного капитала. Если бы ФРС этого не сделал, экономика США сократилась бы процентов на 40-50. В следующий раз, когда в США снова что-нибудь рухнет, ФРС сделает тоже самое. Но сейчас для США всё вроде благополучно, потому что в Китае перегрев, а в Европе негры насилуют и убивают немок и шведов.
      Поэтому увы, парни, в ближайшее время экономика США не рухнет.

      Есть еще проблема гос долга, но она решается довольно легко. Когда нужно будет, ФРС выкупит госдолг США и реструктуризирует его на 100 лет, а ставку по выкупленным облигациям сделает 0%.
      Еще есть проблема с кризисом пенсионной системы США, но она встанет в полный рост только через 3-4 года. И решена будет за счет пенсионеров, которым просто порежут пенсии.
      Т.е. пока всё норм, можно еще несколько лет тупить и кривляться, как это делали Буш и Обама. Хотя бюджет всё-таки нужно сбалансировать, потому что дефицит в 10 трлн. долларов за 8 лет это многовато.




Средний класс в СССР и США

оригинал обсуждения

/// И потому у нас даже и не было среднего класса?

- Почему это не было? Полагаю, он был численно больше амерового. Другой вопрос - изменение материального уровня. В СССР эта понижающая дельта для возникновения социального недовольства, для бунта была выше - во всяком случае, с формальной т.з., в пересчёте доходов-расходов на золото например. А после падения основного конкурента амер-СК планомерно сжимается численно и понижается материальный уровень:



via pytyev

- Доход на душу падает с 1990, но массового бунта нет. Тут срабатывает и медленная варка лягушки, и внутренняя пропаганда. Но главная причина, почему нет бунта СК в США - им не с кем сравнивать, у остальных крупных стран ещё хуже и они завидуют средним американцам все эти 27 лет.

ООН рассекретит архивы 1940-х о военных преступлениях, посвященные холокосту

Оригинал взят у varjag2007su в ООН рассекретит архивы 1940-х о военных преступлениях, посвященные холокосту

Комиссия ООН в ближайшее время рассекретит тысячи документов о военных преступлениях, содержащих свидетельства о нацистских лагерях смерти. Эти материалы могут "изменить понимание истории", сообщает газета The Guardian.

Речь идет об архивах ООН 1940-х годов прошлого века. В годы "холодной войны" Западная Германия стала союзником США, после чего осужденные нацисты получили досрочное освобождение. Ярый антикоммунист, сенатор Джозеф Маккарти, лоббировал закрытие Комиссии ООН по военным преступлениям, а документы были засекречены.

По оценкам историка холокоста Дэниела Плеша, получившего доступ к закрытым документам ООН, к концу 1940-х годов правительства Великобритании и США прекратили преследование нацистов. Президент Гарри Трумэн сделал ставку на антикоммунизм. "Даже лица, совершившие кровавую расправу над офицерами британских ВВС в лагере смерти Stalag Luft III, не понесли заслуженного наказания. Был свернут также проект по созданию фильма "Великий побег", - отметил ученый.

Рассекреченные материалы будут содержать подробное описание концлагерей Треблинка и Освенцим, где были уничтожены миллионы евреев. "Перед казнью заключенные должны были снимать одежду. Терракотовый пол в газовых камерах становился влажным и скользким от трупов, сжигавшихся затем в печах", - потрясенно свидетельствует Плеш.

Работать с документами Комиссии ООН по военным преступлениям могли только ученые, получившие полномочия от своих правительств и специальное разрешение Генсека ООН. Исследователи не имели право делать копии. После рассекречивания материалы будут в открытом доступе в интернете.


Ленин и бл@ди, бл@ди и Ленин.

Оригинал взят у antisemit_ru в Ленин и бл@ди, бл@ди и Ленин.
http://atkritka.com/upload/iblock/20f/atkritka_1354635898_38.jpgЧем ближе приближается к нам 22 апреля (день рождения Ленина), тем сильнее активизируюся  бл@ди. Я, наверное, пару дней думал, как их называть - всё-таки слово  "бл@ди" несколько нелитературно и не совсем отражает смысл их телодвижений... Потом решил оставить это слово... А как их еще называть? Пропагандоны? Дык они ничего не пропагандируют, кроме своего  бл@дской сущности...

А сущность эта заставляет их пиариться на трупах великих. При этом они по  бл@дски врут и пытаются выжрать, поколению ЕГЭ исключительно, мозги...

Collapse )

А есть ли она, рыночная экономика?



Последние 25 лет мы живем в условиях рыночной экономики. Нам говорили, что только рыночная экономика объективна и может избежать перекосов экономики плановой, что только она может дать разнообразие качественных и доступных товаров, устранить дефицит и явить нам настоящее счастье истосковавшегося по изобилию потребителя. И вот она пришла. Изобилие есть. Дефицита нет. Но действительно ли все так уж по-рыночному? Давайте попробуем разобраться. Когда мы говорим о рыночной экономике, то что мы имеем в виду? На чем основана уверенность, что рыночная экономика – это устойчивая и саморегулирующаяся система, способная обеспечить максимальную эффективность использования ресурсов и, как следствие, максимальное количество и качество благ для потребителя? Что является основой саморегуляции этой системы? Если проследить логические цепочки до самого начала, то можно найти эту самую основу рыночной экономики: постулат о том, что истиной в последней инстанции является договор между покупателем и продавцом товара или услуги. То есть в рыночной экономике именно покупатель решает, какой товар является качественным, соответствует его потребностям и достоин того, чтобы заплатить за него запрашиваемую цену. И именно свобода покупателя в выборе качественного продукта обеспечит то, что производители качественных товаров будут на коне, а все остальные канут в небытие в силу честной и здоровой конкуренции. Что нужно, чтобы покупатель мог сделать верный выбор и обеспечить действие основного постулата рыночной экономики? [Spoiler (click to open)]Вывод напрашивается сам собой: среднестатистический (это важно!) покупатель должен иметь всю исчерпывающую информацию о предлагаемом ему товаре и соответствующую квалификацию для того, чтобы эту информацию адекватно проанализировать. И вот тогда всем недобросовестным производителям несдобровать. Давайте попробуем разобраться, выполняются ли эти условия в реальности? Начнем по порядку: есть ли у потребителей в реальности достаточная информация о приобретаемом товаре? Казалось бы, в чем проблема в наше время интернета, всеобщей свободы и доступности информации? На первый взгляд, проблем нет, и можно переходить ко второму критерию. Но давайте не будем торопиться. Случайно несколько лет назад я обнаружил забавные с точки зрения адептов рыночной экономики работы Джорджа Акерлофа, Майкла Спенса и Джозефа Стиглица по рынкам с асимметричной информацией. Да не простые работы. За них авторам была в 2001 году присуждена премия памяти Альфреда Нобеля по экономике (можно посмотреть, например, здесь. О чем эти работы? Проанализировав рынки подержанных автомобилей, набора персонала и страховых услуг (соответственно) авторы пришли к выводу, что покупатели товара не всегда обладают достаточной информацией о продукте, чтобы сделать обоснованный и оптимальный выбор. Давайте посмотрим на примере рынка подержанных автомобилей. Предположим, что перед покупателем стоят два автомобиля, совершенно одинаковые по модели, комплектации, году выпуска и пробегу на одометре. Только один стоит 10 тыс. долларов, а второй – 15 тыс. Какой купить? У среднестатистического покупателя нет возможности (да и желания) проверить информацию сверх той, что указана продавцом. Да-да, не смейтесь, 80% покупателей даже и не подумают повезти автомобиль для проверки (я сам удивляюсь, но это суровая правда жизни: покупатели по собственной воле покупают кота в мешке; в чем причина этого явления можно обсуждать, но это факт). То есть в реальной ситуации покупатель в большинстве случаев полагается на информацию продавца и внешний вид продукта. Но ведь продавец может и приукрасить подаваемую информацию, которую покупатель даже не будет перепроверять… Налицо ситуация, когда покупатель, в отличие от продавца, не обладает необходимой информацией для принятия оптимального решения. Джордж Акерлоф с удивлением обнаружил, что в данной ситуации покупатели обычно выбирают товар с минимальной ценой просто потому, что никакой уверенности в качестве более дорогого товара нет, а при покупке более дешевого варианта хоть деньги на ремонт останутся в случае чего. Казалось бы, в чем проблема? А она есть. Посмотрим на ситуацию с точки зрения продавца. У него есть автомобиль, за которым он следил, мало ездил, потому что работа рядом, поэтому состояние автомобиля отличное. Но продать его по реальной цене он не может, потому что на рынке правит бал среднестатистический вариант со среднестатистическим техническим состоянием, и покупатели не готовы платить больше за его хороший авто, потому что не могут убедиться в его качестве. Что остается владельцу? Есть три варианта: 1 - смириться с ситуацией и продать хороший автомобиль по среднестатистической цене; 2 – «укатать» авто до среднестатистического состояния и продать по рыночной цене; 3- «укатать» авто до состояния полного хлама, потом «подшаманить» внешний вид и продать все по той же среднерыночной цене. Что выберет владелец в большинстве ситуаций? Правильно, вариант 3. Вроде бы все логично. Но есть одно неприятное следствие: в конце концов на рынке не останется хороших автомобилей, потому что хозяева предпочтут укатывать их до полного износа и продавать по сложившейся рыночной цене, которая постоянно будет снижаться вслед за качеством товара.

Итак, мы имеем ситуацию, когда на рынке присутствуют сегменты, в которых покупатели не обладают достаточной информацией о продукте и вынуждены при выборе руководствоваться лишь теми данными, которые предоставил продавец. И это приводит к искажению достоверной информации и в итоге к снижению качества товара, а не к его росту, как утверждают рыночные постулаты. Помните анекдот про поручика Ржевского, когда тот поехал в Европу и с удивлением узнал, что при игре в карты там джентльмены друг другу верят на слово? И итог этого анекдота, когда Ржевский говорит: «Вот тут-то мне карта и пошла!». Вот в этих сегментах примерно та же ситуация. То есть, по сути, в некоторых сегментах рыночные механизмы не работают в силу асимметричности информации, которая есть у продавца и у покупателя. И это приводит не к устойчивости и саморегуляции рыночной системы, а к ее деградации. Ну и ладно, скажете вы. В чем проблема? Не хочешь нарваться на обманщиков, покупай новый авто. На первый взгляд, вы правы. Но вот я решил посмотреть, есть ли еще такие сегменты кроме тех, за анализ которых выплатили нобелевский гонорар? И вот, что у меня получилось. Автомобили (те самые, новые). Вам кажется, что уж здесь, в отличие от подержанных авто, информации о продуктах у потребителей достаточно, потому что есть куча автомобильных изданий, которые рассматривают каждую модель под микроскопом? И вы точно можете выбрать оптимальный по соотношению качества и цены вариант? Тогда почему же затраты на эксплуатацию одного автомобиля (если рассчитать их на основании данных Росстата) на протяжении последних 15 лет росли в среднем на 20% в год? И это в целом по автопарку. А по новым авто, по моим оценкам, рост затрат на эксплуатацию составил более 30%(!) в год. И еще нужно учесть, что средний срок эксплуатации автомобилей с 90-х годов сократился примерно вдвое. То есть раньше европейские автомобили имели ресурс в 400-500 тыс. км и 20-30 лет, а автовладелец в среднем в год терял менее 5% стоимости авто. Сейчас же автомобили с трудом дотягивают до 200 тыс. км и 10 лет (после чего дороговизна эксплуатации внешне вполне приличного автомобиля не оправдывается низкой остаточной стоимостью), а владельцы теряют почти 10% стоимости авто в год. Это мы осознанно выбираем себе такое "счастье" в виде потери качества с одновременным ростом затрат? Или все-таки автопроизводители рекламируют всякие второстепенные копеечные опции, а важнейшую информацию о заложенном ресурсе и реальной стоимости владения прячут за семью печатями? Я думаю, что верно второе. Лекарства. Казалось бы, есть объективные клинические испытания. И, видимо, их результаты должны быть доступны всем потенциальным покупателям при выборе лекарств. Вернее, до недавнего времени казалось. Пока не разразился скандал с Тамифлю (например, здесь или здесь). И надзорные органы, и ВОЗ имели недостоверные данные об эффективности препарата с многомиллирдными объемами продаж. Когда скандал стал раскручиваться, выяснилось, что Тамифлю – это только надводная часть айсберга. Тут же всплыли проблемы с тем, что у других препаратов также не все ладно с клиническими испытаниями. Я хотел привести много ссылок на первоисточники, но это очень сложно технически, просто потому, что мне, как потенциальному потребителю, так и не удалось найти в сети хоть какой-то официальный источник, где есть систематизированная и проверенная информация о сравнительной эффективности лекарств. То есть можно с уверенностью констатировать, что доступной среднестатистическому покупателю достоверной информации, которая бы помогла при выборе фармпрепаратов, нет. И мы вынуждены при покупке ориентироваться на все, что угодно, только не на реальную эффективность. Продукты. И состав на упаковке вроде бы пишется, и передачи типа «Контрольной закупки» есть. Значит, мы знаем о продуктах все и можем осознанно выбирать лучшие? Как бы не так! Антибиотики, стимуляторы роста (коих только разрешенных под пять десятков), гормоны, гербициды, красители (например, цвет «красной рыбы» определяется исключительно концентрацией красителей) - постоянные спутники самых, казалось бы, «натуральных» продуктов, таких как мясо, рыба, овощи. Вы знаете, сколько их в каждом из продуктов, которые покупаете? Или знаете, где это можно узнать? Вы знаете, почему обычное пастеризованное молоко сегодня не сквашивается в простоквашу, как это было когда-то в детстве, а превращается в какую-то непонятную желеобразную горькую субстанцию? Вы знаете, какова доля муки, а какова - улучшителей в тех булочках, которые вы покупаете? Мне известен случай (со слов самого технолога), когда для снижения себестоимости долю муки в хлебобулочных изделиях снизили до 30%(!) без потери внешнего вида, фактуры и вкуса. И эти изделия легли на полку одной из крупнейших продовольственных сетей как натуральный продукт. Итак, с уверенностью можно говорить, что среднестатистический покупатель не имеет необходимой информации о качестве продуктов и при выборе пользуется только их внешним видом и вкусом. Налицо еще один сегмент с асимметричной информацией, в котором не выполняются постулаты рыночной экономики. Я могу перечислять еще много товарных категорий, где мы реально покупаем "кота в мешке", то есть где мы, как покупатели, не имеем достоверной информации о качестве продуктов и вынуждены опираться на какие-то косвенные признаки и гордые заявления производителей: бытовая техника, бытовая химия, платное образование, информация (СМИ, интернет), одежда и обувь, товары для ремонта и т.д. и т.п. А вообще, есть ли такие продукты, о качестве которых мы имеем достоверную информацию? Уверен, что есть. Но я их, к сожалению, не знаю. Что же получается в итоге? В подавляющем большинстве товарных категорий среднестатистический потребитель не имеет достоверной информации о качестве приобретаемых продуктов, необходимой для обоснованного и оптимального выбора товара в процессе покупки, и вынужден опираться на ту информацию, которую предоставляют производители. В итоге вместо саморегулирующейся системы, обеспечивающей высокое качество продукции, мы получаем в этих категориях систему деградирующую, в которой господствуют низкокачественные товары (помните, это было доказано в работах экономистов, о которых мы говорили в начале статьи?). И эти категории на сегодняшний день составляют подавляющую часть потребительского рынка. Или уже, видимо, не рынка, а какой-то иной системы, где правит бал производитель и основные прибыли делаются не а удовлетворении потребностей, а на некомпетентности потребителей (отсутствии у них необходимой информации). Но, может быть, вы можете привести примеры товарных категорий, где у среднестатистического потребителя есть вся необходимая информация для принятия оптимального и обоснованного решения о покупке? Я готов выслушать и проанализировать ваши примеры.

Подробнее на http://khazin.ru/articles/166-osoboe-mnenie/30346-a-est-li-ona-rynochnaja-ekonomika