June 14th, 2017

В чем героизм Михаила Жизневского?

Оригинал взят у yurasumy в В чем героизм Михаила Жизневского?


Скоро звание героя Украины будут давать активистам носившим пирожки и печеньки на майдан. Я не шучу. Стране нужны герои, а раз нынешняя система произвести их не может, потому Петр Лексеич постоянно придумывает поводы наградить кого-то из Майдановцев этой наивысшей наградой Украины.

Collapse )


Русофобия в лицах, или почему убивать и оскорблять нельзя никого, кроме русских

Оригинал взят у varjag2007su в Русофобия в лицах, или почему убивать и оскорблять нельзя никого, кроме русских
или Почему убивать и оскорблять нельзя никого, кроме русских

После моих недавних заметок об антисемитизме, читатели попросили похожим образом рассказать о русофобии. Уже ни для кого не секрет, что русофобия нынче играет ту же роль в общественном сознании многих стран, что и отношение к евреям между двумя мировыми войнами. Иной раз кажется, что мы имеем дело с каким-то заразным психическим заболеванием.

Что положено в Африке, в Эстонии необязательно
Причем эта хворь совсем не похожа на антисоветизм времён холодной войны. Тогда всё было и корректнее, и логичнее. Когда был жив СССР, Запад мог легко его критиковать и при этом не выглядеть лицемером. И политика государственного атеизма, и ограничение предпринимательства, и «антисоветская пропаганда» с «вялотекущей шизофренией» осуждались за рубежом аргументировано. Во внутренних юридических практиках США и Западной Европы ничего подобного не водилось.
Совместно Запад и СССР критиковали политические режимы в ЮАР и Южной Родезии за расовое неравенство и жалели чернокожее население этих бывших британских владений. Однако в 90-е апартеид из Африки переехал на берег Балтийского моря: на территории бывших Эстляндской, Лифляндской и Курляндской губерний России. Сотни тысяч жителей нынешних Эстонии и Латвии вмиг потеряли гражданство. Притом большая часть «лишенцев» родным языком считало русский.

Паспорта гражданина и негражданина Латвии

И что же Запад? В отличие от родезийского кабинета Яна Смита правительства Сависаара и Годманиса были признаны и никаким санкциям, как ранее ЮАР, не подвергались. Лишь наиболее одиозные законы, например, разрешавшие медикам не обслуживать обратившихся не на госязыке, требовали отменить. Массовое безгражданство ничуть не помешало вступлению Эстонии и Латвии в НАТО и Евросоюз. А ведь если бы условием этого самого вступления было бы предоставление гражданства, хотя бы всем родившимся и проживающим, то никто бы не смел от него отмахнуться.
Эпидемия стала совсем уж невменяемой после украинского переворота 2014 года, когда даже откровенные нарушения прав человека и просто зверства не встретили осуждения на Западе. Ты им про одесское сожжение или харьковских сидельцев, про убитых детей и стариков Донбасса, а они… В общем, не хочу повторять то, что делается и лишь замечу, что в этом мире складывается вполне себе солидное мнение: «убивать и оскорблять нельзя никого, кроме русских».
В этом же ряду и какое-то истеричное отношение к российскому президенту. Редко кто из его хулителей может четко по пунктам перечислить, что же такого сделал Путин, но крики и упоминание его в одном ряду с самыми откровенными деспотами стали нормой западных СМИ.

Русофобия по-киевски

Киев превратился в очаг эпидемии, имя которой — русофобия. Заносилось она в «мать городов русских» тщательно и целенаправленно и, пожалуй, именно на днепровских склонах она расцвела во всех своих разновидностях.
[Spoiler (click to open)]
Казалось бы, недовольство Россией было бы логичным у тех, кто столкнулся с ее «темными сторонами» — правилами регистрации и получения гражданства, нелегальным трудоустройством или, скажем, с не самым цивилизованным поведением работодателей. Так вот, замечу, у тех, кто связан с Россией по работе, русофобия отсутствует напрочь. А вот у других представителей украинского населения, которые или вообще не были в соседней стране, или были в самом начале своих «полевых исследований секса», вскипают все жидкости и вязкости при одном слове «Россия».
Если антисемитизм на Украине процветает преимущественно на бытовом уровне (попробуй ляпни чего с трибуны — в Европу и Америку не пустят!), то «народная» русофобия куда менее развита. Нигде, кроме Галиции, редакций киевских телеканалов и мест скопления профессиональных борцов с Кремлём, русскоязычного на улице, как правило, не обидят, но при этом могут поругать некую абстрактную Россию. Могут «наехать» на продавца или таксиста, не обслужившего на мове.
Притом делают это и по-русски. Вот, например, один из комментариев на «Украинской правде» (орфография сохранена): «Господи, какие же вы все, русские, крутая сволочь — либералы, фашисты, коммунисты, демократы — без разницы! Пороть вас до крови, сжечь вас в печах». Вот такой «новый человек» вырос за годы идеологической обработки — русскоязычный русофоб.
Лет 30-50 назад в киевских элитных домах культивировалась зависть к главной столице со стороны «столицы № 2». Суть ее прекрасно объяснил один профессор МГУ: «Национализм злобный идет от тех, кому не удалось получить московскую прописку». Казалось бы, Москва за границей, вы — высшая лига местной "образованщины", ваша прописка столичней некуда, угомонитесь и живите своими проблемами…

А вот не могут угомониться! Ведь никто из «фундаторов» и «грюндеров» киевской столичной богемной тусовки не пытался даже сформулировать неагрессивную киевскую идею без боязни и ненависти к Москве.
Еще на самой заре независимой Украины мне приходилось слышать такого рода рассуждения: чтобы держава состоялась, нужна маленькая война с Россией. Тогда граница надолго станет столь же непроходима, как 38-я параллель между двумя Кореями, Запад нам тотчас же поможет, примет в НАТО и введет войска. Можно и не воевать, если северные соседи станут националистическими и будут выдвигать территориальные претензии, или у них просто национализм в черносотенном обличье станет государственной идеологией. Кроме того, Россия непрочна и обязательно распадется. А посему — русофобы всех стран, соединяйтесь. После 2014 года такие рассуждения стали общим местом и как бы частью риторической нормы.
За короткое время наша страна была наводнена учебниками истории Украины, где главная магистральная линия — борьба бедного народа с империей. Выговский, Мазепа и Бандера вышли в герои, а Гоголь — в курс зарубежной литературы. Подобные изыски «дияспорных мудрецов» и киевского профессора Кульчицкого в Москве сочли внутренним делом нашей страны, как и то, что в Киеве русских школ стало меньше, чем в Каунасе. Между прочим, когда в Японии случается нечто подобное, то китайцы и корейцы не молчат.


Чем дольше русофобия остается безнаказанной, тем привычней и органичней она становится. И бороться с ней приходится не только смехом и презрением. Статья 161 УК Украины, между прочим, и на этот случай писана ("Нарушение равноправия граждан в зависимости от их расовой, национальной принадлежности или отношения к религии"). 

А как же прошлое?
Правы будут те, кто вспомнит русофобию многовековой выдержки. Появилась она в Польше в те самые времена, когда русское государство укрепилось и стало всерьёз воевать со своим западным соседом. То есть при Иване Грозном и его современниках Сигизмунде Августе и Стефане Батории. Затем она стала всё глубже проникать на запад с каждой новой победой русского оружия. В пропагандистских целях ее использовали и Фридрих Великий, и Наполеон.
Затем, после освобождения Европы от французского узурпатора, русофобия несколько попритихла, но была снова вытащена на поверхность и укоренилась после разгрома польского восстания в 1831 году. Тогда в разных европейских столицах осели не просто беженцы, но графы, князья и прочие солидные персоны голубых кровей. Именно они и приучили европейское общественное мнение к неприятию «тюрьмы народов» и просто России как таковой.

Позднее и Британия присоединилась к наездам на своего геополитического противника. И так — до самой победы большевиков. Так что питательная среда для современной русофобии существовала давно и ждала лишь того времени, когда это стало не стыдно и даже модно.

Дмитрий Губин

Криптоколония Россия. Часть 1. Эвтаназия геополитического зомби

В настоящее время Россия гордо несет звание великой державы. Доказательство - непреклонность в сирийском вопросе. Чуть ранее это было показано миру «законом Димы Яковлева» и принятием российского гражданства Жераром Депардье.
На фоне проявлений мощи и величия России, как то притупилась полемика по поводу сути и последствий «сердюковщины». А о таких информационных мелочах, как открываемая под Ульяновском база НАТО или закрытие стратегической Габалинской РЛС в Азербайджане уже никто и не вспоминает.
И на свежеозвученные планы по «реформированию» Академии Наук российское общество реагирует как-то вяло. Отлаженная машина информационного воздействия на социомассу позволяет уводить общественное внимание от действительно актуальных проблем.
Хотя российское общество все же не потеряло способности объективно воспринимать ситуацию в стране и вполне может формулировать ряд «больных» вопросов, в том числе: «Свободна ли Россия как страна? Контролируется ли она некими «внешними кураторами? А если да, то в какой степени. Есть ли измена? Если есть, то в чем? Что творится: «глупость или предательство»? Если «глупость», то осознанная или неосознанная? А может все-таки «предательство», но тщательно маскируемое под «глупость»?[Spoiler (click to open)]
Среди политиков и в научно-экспертном сообществе достаточно редко можно видеть беспристрастные попытки ответов на подобные «больные» вопросы. Мало видно попыток отойти от патетической риторики и беспристрастно озвучить реалии современного состояния России. При анализе кризисных явлений, как правило, нет выведения результатов на более высокий аналитический макроуровень. Больного российского слона описывают по отдельным частям его тела.
Так, очень сильно недооценивается степень подконтрольности одной шестой неким «внешним силам».Хотя комплексный анализ дает вполне очевидный вывод: современная Россия не является самостоятельным государством. Применив в расширенном толковании термин Дмитрия Галковского, Россию вполне можно определить как «криптоколонию»: тайно управляемое извне геополитическое образование лишь имитирующее государственную самостоятельность.
Многочисленные явные и неявные признаки наличия комплексно-системного внешнего контроля, обуславливают определение России термином «колония».
Попытки сокрытия и маскировки контролируемости, включая эпизодические демонстрации «независимости в действиях», даже «непокорства», обуславливают применение к термину «колония» приставки «крипто».
Контроль над Россией имеет «векторный» характер и заключается, прежде всего, в задании направления и темпов движения «подконтрольного объекта» к некой конечной цели. В случае современной России ею является комплексная, «глубинная» деградация.
Векторный контроль подразумевает оставление некоторой свободы действий для «объекта», управление которым осуществляется, как правило, в косвенной, «мягкой» форме. Но это, опять-таки, не исключает существования рычагов прямого, «грубого» управления. Наличие таковых и их периодическое задействование позволяет говорить именно о полном, а не частичном контроле над Россией.
Явное наличие «грубых» рычагов внешнего управления страной, видно из конкретных действий российской высшей власти, полностью противоречащих самому понятию «государственные интересы».
К примеру, из «Катынского предательства Госдумы», из «Самурской капитуляции» перед Азербайджаном, передачи территорий и акваторий Норвегии.
Это наиболее яркие и наглядные примеры. Но помимо них есть еще и много других. Вполне вписываются в этот ряд продуманный, тщательно спланированный «сердюковский погром» российской армии; уничтожение правоохранительной и образовательных систем как таковых; акции направленные на десакрализацию, «обмирщение» Церкви и т.д.
Вполне очевидно, что российская управленческая элита самостоятельности в своих действиях не имеет и лишь выполняет роль инструмента для системного уничтожения России.
Все же властные громкие заявления о «необходимости модернизации», «возрождении» и «противостоянии агентам американского Госдепа», - лишь наполненная откровенным цинизмом маскировочная демагогия.
Можно сделать и следующий вывод: нынешнее руководство России для современного западного «центра управления миром», не только не является проблемным. Оно для него идеально.
Руководство России вполне уверенно ведет Россию к запланированному «внешними силами» финалу: комплексной геополитической и цивилизационной смерти. Процесс уничтожения России при этом имеет системный, спланированный и скоординированный характер. В планах «хозяев мира» победа над Россией в «Холодной войне» должна быть навечно закреплена структурно-комплексным уничтожением капитулировавшего врага.
История учит, что победа является полной только тогда, когда противник престает представлять опасность и в отдаленной временной перспективе. Ели этого нет, то победа не является полной.
Прошедшие времена дают этому массу примеров. Если бы по итогам Версальского договора была бы уничтожена немецкая тяжелая индустрия, а из веймарского Рейхсвера селекционными методами удалены профессионалы и патриоты, - с продуманно-выверенным водворением на их место идиотов и аморально-меркантильных подонков, – то тогда Гитлер в принципе не смог бы сделать того, что он в реальности сделал после 1933 года.
Сейчас никто из «мировых власть предержащих» не желает повторять подобную ошибку.
Достижение окончательной дефункционализации России как субъекта мировой политико-экономической жизни через манипулирование ее политико-элитными слоями – вот стратегическая цель нынешних «хозяев мира».
Явно наличествует методологически выверенная «технология уничтожения», состоящая в планомерной, пошаговой, ликвидации России как функционально автономного «государства-системы». Это достигается путем деградационного разложения и дефункционализии основных структурообразующих «государство-систему» составляющих.
Подобная технология подразумевает скоординированное многомерное «полифоничное» воздействие на самые разные государственно-системные элементы: от армии и промышленности, до информационного поля, системы образования и культурной политики.
Чтобы «государство-система» пребывала в комплексном деградационно-стагнирующем состоянии, производится комплексная блокировка тех векторов развития, развитие которых может вывести государственно-общественный комплекс на качественно более высокие уровни развития. При этом нейтрализация «прогрессистских» векторов развития дополняется стимуляцией «пустых» векторов псевдоразвития и откровенно деструктивно-тупиковых направлений.
Для достижения данных целей не требуется иметь полный контроль над всей системой, не требуется громоздкий аппарат тотального слежения и управления. Достаточно контролировать ключевые точки, «нервные узлы» лежащие во всем массиве государственно-экономико-общественного организма.
Вполне применим тут модный термин «сетецентричность», подразумевающий такие принципы организации управленческой системы, которые дают возможность ситуационной осведомленности и целостного контекстного многомерного контроля и управления ею.
«Сетевое» разноуровневое управление через «трехмерно» расположенные ключевые точки общественно-государственного организма – процесс исключительно сложный, требующий скоординированных, ситуативных, можно сказать даже художественно-творческих, методов.
Но при этом воздействие на сравнительно немногое число «ключевых точек» может эффективно нейтрализовать долговременные усилия по «подъему» какого-либо сегмента государственного комплекса. Срежиссированные «меры по возрождению, развитию и всемерной поддержке» могут быть нейтрализованы быстро, незаметно, с минимальными затратами.
Конечным же итогом «сетецентрического» контроля и управления является достижение такой степени «структурного перерождения» России, которое приведет к церрозоподобной замене функционально полноценных элементов «государства-системы» их имитационными формами.
События, связанные с последними выборами продемонстрировали явное недоверие власти огромной части общества, и столь же явно выраженное доверие другой его части. Сам факт общественной поляризации и тех или иных форм борьбы показал, что реальная общественная активность в России существует и демонстрирует определенную живучесть ее «общественно- государственнического» начала.
Но при исполнении долгосрочных целей российских и мировых «власть предержащих» даже довольно умеренной «активности» уже не будет. Одной из целей деградационно-системного разрушения России является создание такой реальности, где о «доверии-недоверии» не будет и речи, когда власть и общество начнут существовать в разных бытийственных пространствах, связуемых лишь некой искусственно-эфемерной системой отношений, дающей возможность максимально эффективной коррекции извне.
При этом в низовых общественных слоях будут тщательно пропалываться и зачищаться любые проявления социальной самоорганизации и консолидации, даже провластного характера. Действия по «дроблению и измельчению» помимо собственно социума, будут производится в госидеологии и в духовно-культурной сфере. В принципе начало такой «обработки душ» России уже можно наблюдать и в настоящее время, к примеру, в плане компании по морально-ценностной «дезактивации» РПЦ, проводимой, помимо прочего, и высшим руководством данной религиозной организации.
Если российские «власть предержащие» сознательно убивают руководимое ими государство, то высший клир РПЦ губит тысячелетний церковный организм, прежде всего его духовную составляющую. Нивелируется православная морально-нравственная система ценностей, которая, в потенциале способна выработать аксиологическую альтернативу западному либерализму и стать основой для социально-идеологической консолидации российского общества.
Нужно отметить, что те государственные и надгосударственные структуры, - некое «мировое правительство» провоцирующее и контролирующее умирание России, - само находятся в глубочайшем системном кризисе. И в плане сохранения комплексного мирового лидерства для «заказчиков» очень важно, чтобы «приговоренная» была в развитии кризисных процессов на шаг впереди их самих.
Для «власть предержащих» мирового масштаба проблематика заключается уже не в гипотетической возможности вступления России в борьбу за геополитическое лидерство. Речь идет о недопущении использования «криптоколонии» в качестве «ресурсного материала» для реальных планетарного плана геополитических игроков, прежде всего Китая и Индии.
Реально самостоятельная Россия потенциально опасна как фактор глобальной перекройки мировой геополитической картины. Но и «быстрая смерть» «одной шестой» опасна тем же. Поэтому процесс ликвидации криптоколонии идет сравнительно неспешно, фундаментально-основательно, под полным внешним контролем. Данный процесс можно определить как «стратегию глубинного прогнаивания».
Вконечном же итоге должна произойти комплексная, «глубинная» деградационнная трансформация российского государственно-цивилизационного организма, с последующей агонией и гибелью. Лишь в этом случае запланированная задача по уничтожению России будет выполнена полностью, а негативные для «заказчиков» последствия будут сведены к минимуму.
Если же «процесс убийства» будет проведен слишком быстро и поверхностно, то у России может сохранится определенный возрожденческий потенциал. В частности, подспудно дремлющие мобилизационно-алармистские блоки русского общественного сознания, при активации которых может произойти разрушение (хотя бы в плане общественной идеологии и информационной политики) нынешней криптоколониальной системы, с перспективой возникновения уже проблемноконтрольной «Неороссии».
«Хозяева мира» не желают ни в малейшей степени, даже в самой отдаленной перспективе, допустить существование России как самостоятельного геополитического и цивилизационного субъекта. И от наступления «быстрой смерти» в настоящее время «одну шестую» спасает то, что при этом произойдет серьезнейшая разбалансировка всей мировой геополитической системы, с неизбежным возникновением серьезнейших проблем у самих заказчиков «процесса убийства».
Отказ от форсированного добивания России определяется так же уже достигнутой ее полной комплексной контролируемостью. Что дает возможность неспешной «точечной» доводки процессов деградационного уничтожения до такой степени, когда о каком-либо «российском потенциале возрождения» нельзя будет и говорить. Тогда российский государственный «полутруп» - «геополитический зомби», - будет окончательно эвтанаизирован.