June 20th, 2017

Нас наебали-3: КПРФ как "представители коммунистов"

Оригинал взят у comprosvet в Нас наебали-3: КПРФ как "представители коммунистов"
В этом выпуске серии мы коснемся представительства коммунистов в органах власти – или его иллюзии, которую мы наблюдаем теперь.

Глава избирательного штаба кандидата в мэры Москвы Д.Гудкова Максим Кац пишет о том, каких кандидатов его структура не собирается поддерживать:

Коммунисты
Мы ничего не имеем против районных дедушек и бабушек, выдвигающихся от КПРФ в депутаты. Как вы знаете, я с такими в Щукино успешную и в итоге победившую коалицию сделал..
Однако если человек убеждённый коммунист или тем более сталинист, член партии или что-то подобное, то мы таких не поддерживаем.
Да и зачем им мы? Ведь есть партия КПРФ, она их поддержит.


Многие люди аналогично считают, что коммунисты уже имеют представительство в органах власти и могут дальше добиваться его — за счет КПРФ. Многие наши соотечественники воспринимают понятия «коммунист» и «сторонник КПРФ» как синонимы. Иногда коммунистам приходится объяснять, что они лично к Зюганову относятся крайне отрицательно.
[Spoiler (click to open)]


В реальности в последний раз членов других партий КПРФ проводила по своим спискам в результате соглашения с РКРП в 2003 году — тогда глава РКРП Тюлькин стал депутатом до 2007 г.). Кроме членов партии (об идеологической позиции которой речь пойдет чуть позже) КПРФ, имея немалую поддержку на выборах, проводит отнюдь не идейных борцов. Некоторые деятели, занимающие значимые единоличные посты, а также известные деятельностью вне партии, перечислены ниже:

Сергей Левченко, губернатор Иркутской области с 2015 г. (член партии, а не сторонний кандидат, поддержанный ей, но всего равно подходит по остальной деятельности) – крупный бизнесмен-строитель, передавший управление руководимой им во времена приватизации «Стальконструкцией» своему сыну (сейчас на того заведено уголовное дело).

Вадим Потомский, губернатор Орловской области, назначен и.о. до выборов указом президента, «Единая Россия» не выставила на выборах своего кандидата. До начала карьеры выборного политика (депутат Заксобрания Ленобласти) был директором муниципального предприятия. Известен скандальными высказываниями национал-патриотического и клерикального характера (в частности, «Бог не фраер» в адрес критиков местного епископа Нектария).



Ваха Абуев, депутат Государственной думы (9 место в федеральном списке), бизнесмен (ООО «Юг-Нефтепродукт»), не член КПРФ.

Александр Некрасов, депутат Государственной думы, совладелец строительного холдинга «Лидер Групп», член КПРФ.

Павел Дорохин, депутат Государственной думы, бывший работник Торгово-промышленной палаты.

Владимир Блоцкий, депутат ГД, бывший топ-менеджер фирм в рыболовной отрасли.

Леонид Калашников, депутат ГД, бывший топ-менеджер фирм в энергетической отрасли.

И случайностью такой состав назвать нельзя - если бизнесмены во фракции КПРФ есть, то рабочих нет, а крупнейшей группой являются карьерные депутаты и партийные функционеры, не связанные ни с производством, ни с какими-либо социальными инициативами.

К примеру, экс-профсоюзный деятель в думской фракции КПРФ только один (Сергей Пантелеев). Социальной деятельностью известен депутат Смолин, научной – нобелевский лауреат Алферов, но погоду во фракции делают карьерные деятели партии, которых от депутатов от правящей партии трудно отличить по каким-либо признакам, кроме цвета галстуков.

В прошлом среди поддерживавшихся КПРФ или входивших в нее политиков были и еще более одиозные – до 2003 года (своего перехода в «Единую Россию») ее членом был губернатор Краснодарского края в 2000-15 гг. Ткачев, уже в те годы известный шовинистическими высказываниями («определять законный мигрант или незаконный, можно по фамилии, точнее по её окончанию. Фамилии, оканчивающиеся на „ян“, „дзе“, „швили“, „оглы“, незаконные, так же как и их носители» - 2002 г.)



Не больше, чем социальный состав депутатов, радуют и результаты деятельности КПРФ, и этому есть объяснение с учетом ее происхождения. Сформировала ее та часть деградировавшей к концу 1980-х в безыдейную корпорацию карьеристов КПСС, которая не полностью встроилась в новый социальный порядок (как те партийные функционеры, которые стали министрами, губернаторами и олигархами в РФ), но и не имела никакой социалистической программы. "Давайте будем проводить приватизацию помедленнее и проповедовать посконные ценности" на социалистическую программу явно не тянуло.



Еще в 1993 году КПРФ заняла крайне пассивную позицию относительно защиты Верховного Совета (что, собственно, и позволило ей участвовать в думских выборах 1993 года, а затем иметь преимущество над конкурирующими партиями за счет думского присутствия, хотя РКРП в 1995 году лишь немного не дотянула до пятипроцентного барьера). В 1996-м Зюганов не призвал к протестам против крайне грязной избирательной кампании и вполне возможной фальсификации итогов выборов. Затем, в 1998 году, КПРФ с третьей попытки отдала часть голосов за утверждение премьером Сергея Кириенко, предпочтя сговор роспуску Думы. Частично ответственна КПРФ и за принимавшиеся Госдумой 1995-99 годов законы, отнюдь не заблокировавшие продолжение либеральных «реформ» (для преодоления президентского вето ей не хватило бы голосов, но обструкцией законодательных предложений Ельцина и его правительства она могла бы заняться – с союзными депутатскими группами, аграрной и «Народовластие», она имела 215 голосов, тогда как оставшимся депутатам – проправительственных, ЛДПР, «Яблока» и близким к губернаторам-фрондерам «Регионам России» пришлось бы принимать законы без КПРФ только при полной явке и солидарном голосовании).



Насколько нужна идейным коммунистам партия, при которой существует движение с названием «Русский Лад» (его глава Никитин лишь в последние годы задвинут на второй план, до того же сыграл главную роль в разгроме левого крыла московской и питерской организаций КПРФ), которая поздравляет читателей со «схождением благодатного огня» и глава которой написал книгу «Святая Русь и кощеево царство» - догадайтесь сами.




Кажется, нас наебали.

Нас наебали-4: рыболовство

Оригинал взят у comprosvet в Нас наебали-4: рыболовство
Рассмотрим, что происходило в Российской империи, СССР и РФ с промышленным рыболовством.

I. Россия, которую мы потеряли

Наивысший улов был достигнут в 1913 году - 1,1 млн. тонн. Ввозилось около четверти собственного вылова, вывозилось в 14 раз меньше. Таким образом, в 200-миллионной империи средний житель съедал около 6 килограмм рыбы в год, или 120 грамм в неделю — явно немного (тем более для страны, где с мяса ели тоже немного, о чем мы еще напишем).

II. Ужасы совка

К концу существования СССР добывалось (см. предыдущую ссылку) более 11 млн. тонн в год (из них в РСФСР - более 8 млн. тонн); средний житель СССР съедал 22-24 кг рыбы в год.

III. Возвращение Свободного Рынка и святая Стабильность

С распадом СССР выловы резко снизились. В 1995 году выдов рыбы в РФ вырос по сравнению с прошлым годом на 600 тысяч тонн и составил 4,2 миллиона тонн — это рассматривалось как начало восстановления.

Сильно ли с тех пор ушли вперед после того, как закончились девяностые? А вот — в 2015 году вылов был меньше 4 миллионов тонн, в 2016 4 миллиона тонн было выловлено за первые 10 месяцев. Одним словом — стагнация в образцовом виде.

Потребление же рыбы в РФ в 2015 году составило 14 килограмм на человека.

Товарищи, кажется, нас наебали.

Атомная бомба по имени "Украина"

с замечательными комментариями у первоисточника

Оригинал взят у grey_croco в Атомная бомба по имени "Украина"
Тут вот хрустуны опять пытаются натянуть сову на глобус, заявляя, что..

А при Царе вообще никто вопрос об отделении не ставил, да и "украинцев" с "Украиной" не было. Были южнорусские губернии.

Ну, если имелся ввиду Николай Второй, то и Украина и украинцы в его времена уже существовали. Более того, термин "Украина" существовал очень давно, другое дело, что это был чистый топоним, то есть, географическое понятие, обозначавшее определенную территорию. Которая, кстати, в разные времена была разной. Я в свое время (как же давно это было-то!) писал об этом. Украйна как географическое понятие. 2006 год еще...

А вот т.н. "украинцы" действительно появились позже. Но - куда как задолго до 1917 года. Лет так за 60-70.

Другое дело, что первые несколько десятилетий они по факту были маргиналами. И лишь когда началась резкая активизация этого проекта, они быстро набрали реальную силу. Настолько, что для борьбы с этим явлением в 1908 году в Киеве пришлось специально создавать Киевский клуб русских националистов.
[Spoiler (click to open)]
Целью организации было заявлено: «распространение в обществе идей русского национализма, национального самосознания, проведение в жизнь идей мирного политического и культурного развития России, выяснение нужд и потребностей населения края и удовлетворение их легальными путями, борьба с вредными влияниями космополитизма и учениями антирусскими, противогосударственными и противообщественными, главным же образом, борьба с польским натиском и украинофильством и, наконец, объединение людей, исповедующих принципы национально-русской государственности».

И вот что особенно интересно:

Большое внимание ККРН уделял украинскому вопросу. Члены клуба видели серьёзную опасность в деятельности «сознательных украинцев» на Украине, направленной, по их мнению, на раскол в русском народе, (который согласно этнографическим представлениям в российской науке того времени делился на белорусов, великороссов и малороссов). ККРН принимал участие в организации церковных и гражданских торжеств, установке памятников, активно сотрудничал с организациями галицких русинов. А это, напомню, 1908 год. И - уже "серьезная опасность".

А еще деятельность ККРН в 1911 году поддержал П.А. Столыпин, в речи к депутации клуба заявив: «Мое сочувствие и поддержка всецело на вашей стороне. Я считаю вас и вообще деятелей вашего клуба солью здешней земли». То есть, он тоже считал, что "Украина и украинцы" существуют и это движение представляет серьезную опасность. Задолго до каких-либо большевиков, которые в 1908 году были никем и звали их никак.

Но вот что интересно - а когда именно был дан старт резкой активизации проекта "Украина"? Мой ответ на этот вопрос таков - в последнем десятилетии 19 века. Когда определенные круги Запада, в первую очередь англосаксонской элиты, приступили к подготовке к большой войне в Европе с целью разрушения европейских континентальных монархий (Германия, Австро-Венгрия, Османская империя и Россия). И вот тут-то "Украина" пришлась в тему.

И в качестве одного из маркеров можно взять перепись в Австро-Венгрии за 1910 год. Я о ней тоже писал в свое время. В 2007 году.

Откуда взялись украинцы?

..даже в середине XIX века Тарас Шевченко ни разу не упоминает это слово "украинец". Украина, Вкраина, как территория - есть, а вот никаких таких украинцев на ней оказывается не живет.

...RUTHENEN/УКРАИНЕЦ

По мадьярски – рутены, сами себя называют русины, с начала 20-го века – украинцы. Как интересно! Оказывается и в Австро-Венгрии до начала XX века никаких таких "украинцев" не было!


И действительно - смотришь перепись за 1851 год - и никаких таких "украинцев" в Австро-Венгрии не находишь.

А вот и второй маркер. За 1914 год.

15 сентября 1893 года североамериканская диаспора издала в США первый номер газеты «Свобода». Номер был напечатан на малороссийском наречии русского языка, на титульном листе мы читаем «Часопись для руского народа в Америце».



Где же «украинцы»? Их нет ни в заглавии, ни в материалах самого номера газеты, а значит, не было и в самой Америке, по крайней мере, до 1893 года.

Но вот проходит 19 лет и с газетой начинают происходить какие-то странности. Перед нами вырезки из двух номеров за 1913 год № 23 и №24.


Collapse )

И вот, наконец, йййееесс! Гнойник прорвало! №28 за 9 марта 1915 года, читаем - «Урядовий орган Українського Народного Союза»!

Collapse )

Таким образом, тихой сапой публика была подготовлена к окончательному переходу «от рус к укр». Наверняка, детальное изучение многолетних выпусков «Свободы» (они выложены в архиве сайта газеты http://www.svoboda-news.com/) даст много интересной информации по трансформации малоросийского наречия русского языка, его фонетики и правописания, в мову, а так же по превращению заокеанской диаспоры в сообщество последовательных русофобов. Но некоторые выводы можно сделать уже сейчас - никакой многовековой, а тем более, многотысячелетней украинской истории не существует. С хирургической точностью можно обозначить 10-е годы XX века как время объявления официального выхода украинства на Свет Божий.

А почему я сказал насчет 90-х годов 19 века? Элементарно, Ватсон. Раскрута таких проектов с пустого листа не осуществляется. Нужна серьезная предварительная подготовка. С соответствующим финансированием, идеологическим обоснованием и т.п . Ну вот, она и велась в течение этих 15-20 лет. Причем, сначала в основном - на территории Малороссии и Галичины, почему в 1908 году она на местах стала видна наглядна настолько, что пришлось срочно создавать ККНК. А сразу после начала Первой Мировой уже на подготовленной почве проекту был дан старт и на международном уровне.

Вот еще подтверждение этому:

Collapse )

И главное - все это происходило ДО 1917 года. Так что по факту в 1918 году большевикам пришлось столкнуться с тем, что было создано ручками их предшественников "Маемо то, что маемо" (с)

И соответственно - расхлебывать последствия их деятельности. Что в общем удалось, раз Украина стала одним из основателей СССР, а не отделилась, как Польша (по факту - в 1915 году!) и Финляндия (которая в общем-то и так была полунезависимым государством).

Другое дело, что получилось кривовато, это да. Та же "украинизация", которая правда, во многих местах провалилась (в чем признавались сами "украинизаторы"). Но вообще сложно предвидеть, что будет через три поколения, тем более, в быстро меняющейся ситуации 20-го века. Да и вообще, "других пейсателей у меня для вас на тот момент нет" (с) Остальные унесли ноги в немецких, польских или английских обозах и им не на кого пенять кроме самих себя.

И еще одно другое дело - что в конце 1950-х годов административно-территориальное устройство Союза надо было реформировать. То есть, упразднять союзные республики, возможно - постепенно (например, сперва с объединением РСФСР, УССР и БССР, а затем и другие республики). Но это уже другой вопрос.

Главный же тезис статьи простой. Т.н. "атомная бомба" под фундамент России была заложено отнюдь не большевиками. Большевикам же удалось, говоря в том же стиле, "оттянуть время срабатывания механизма". Было бы лучше, что бы механизм удалось обезвредить? Да, безусловно. Но опять-таки - тут "маемо что маемо".

Не устраивать срачи на пустом месте надо, а о другом думать..



Берлинское восстание 1953 года

В июле 1952 года на II конференции Социалистической единой партии Германии её генеральный секретарь Вальтер Ульбрихт провозгласил курс на «планомерное строительство социализма», что сводилось к последовательной советизации восточногерманского строя: мерам против мелких собственников и частной торговли, массовой национализации предприятий. Одновременно было радикально реформировано традиционное территориальное деление (вместо 5 исторических «земель» было введено 14 округов). По советскому же образцу усиленно развивалась тяжёлая промышленность, что привело к серьёзному дефициту продовольствия и потребительских товаров, причём в продовольственном кризисе пропаганда обвиняла «спекулянтов и кулаков». Наконец, было объявлено о создании Народной Армии, и милитаризация, соединённая с репарациями, тяжело сказывалась на бюджете страны: военные расходы составляли 11 % бюджета, а вместе с репарациями — 20 % непроизводительных трат. В такой ситуации происходило массовое бегство жителей в западную зону, прежде всего, высококвалифицированных кадров — «утечка мозгов» (только в марте 1953 года бежало 50 тысяч человек), которая, в свою очередь, создавала новые экономические проблемы. Нарастали также политические и антицерковные репрессии. В частности, были разгромлены и арестованы в полном составе две молодёжные евангелические организации — «Молодая община» и «Евангелическая студенческая община».
Однако смерть Сталина в марте 1953 года приостановила давление власти и привела к ослаблению советского контроля: была расформирована советская Контрольная комиссия, заменённая Верховным комиссаром.
В апреле 1953 года, за два месяца до восстания, произошло повышение цен на общественный транспорт, одежду, обувь, хлебопродукты, мясо и содержащие сахар продукты. Одновременно нехватка сахара привела к дефициту искусственного мёда и мармелада, служившего одним из основных компонентов стандартного завтрака большинства немцев. По свидетельству участника тех событий, это уже тогда вызвало у немецких рабочих волну возмущения. Возмущение по поводу подорожания мармелада встретило у советского руководства, не имевшего представления о роли мармелада в питании немецких рабочих, недоумение и непонимание, и было воспринято как «мармеладный бунт». В русской исторической литературе встречается тезис, что началом развития кризиса 1953 года во многом явился именно «мармеладный бунт». Но большинство русских историков, как и историки других стран, термин «мармеладный бунт» не используют.[Spoiler (click to open)]
Продолжая курс на либерализацию своей политики после смерти Сталина, 15 мая советское МВД вручило руководству ГДР меморандум с требованием прекращения коллективизации и ослабления репрессий. 3 июня руководители ГДР были вызваны в Москву, по возвращении из которой объявили (9 июня) о прекращении планомерного строительства социализма, провозгласили «Новый курс», публично признали, что в прошлом совершались ошибки, для улучшения снабжения населения наметили замедление темпов развития тяжёлой промышленности, отменили ряд мер экономического характера, вызвавших резкое недовольство населения.
В то же время не было отменено ранее принятое решение ЦК СЕПГ «о повышении норм выработки для рабочих в целях борьбы с экономическими трудностями». Это решение о повышении норм на 10 % (а в некоторых областях — до 30 %) выработки было принято на пленуме ЦК 14 мая 1953 года и опубликовано 28 мая в следующей формулировке: "Правительство Германской Демократической Республики приветствует инициативу рабочих по повышению норм выработки. Оно благодарит всех работников, которые повысили свои нормы, за их большое патриотическое дело. Одновременно оно отвечает на пожелание рабочих по пересмотру и повышению норм".
Повышение норм предполагалось вводить постепенно и завершить к 30 июня (в день рождения В. Ульбрихта). Это вызывало очередное сильное недовольство у рабочих.
В поддержку повышения норм высказалось и руководство (коммунистических) профсоюзов, теоретически призванное стоять на страже интересов рабочих. В исторической литературе утверждается, что появившаяся 16 июня 1953 года в профсоюзной газете «Трибуна» статья в защиту курса на повышение норм выработки стала последней каплей, переполнившей чашу народного недовольства.
После того, как рабочие получили зарплату и обнаружили в ней вычеты, как за недоработку — началось брожение. В пятницу 12 июня среди рабочих крупной берлинской стройки (больницы в районе Фридрихсхайн) возникла идея объявить забастовку. Забастовку назначили на понедельник 15 июня. Утром 15 июня строители Фридрихсхайна отказались выйти на работу и на общем собрании потребовали отмены повышенных норм.
Утром 16 июня среди рабочих распространился слух, что полиция занимает больницу во Фридрихсхайне. После этого около 100 строителей со строек элитного партийного жилья на Сталин-аллее двинулись к больнице, чтобы «освободить» своих коллег. Оттуда демонстранты, к которым присоединилась часть строителей больницы, уже в количестве около 1500 человек двинулись к другим стройкам. Затем демонстрация, численность которой дошла до 10 000 человек, направилась к зданию коммунистических профсоюзов, но, найдя его пустым, к полудню подошла к Дому министерств на Лейпцигерштрассе. Демонстранты, кроме снижения норм выработки, требовали снижения цен и роспуска Народной Армии. Перед Домом министерств начался митинг. Выступивший перед забастовщиками министр промышленности Фриц Зельбманн пытался успокоить толпу и обещал возвращение прежних норм выработки (соответствующе решение тут же было принято на экстренном заседании правительства); но это не возымело успеха. Оратор на митинге стал выдвигать политические требования: объединения Германии, свободных выборов, освобождения политических заключённых и т.д. Толпа вызывала Ульбрихта или Гротеволя, но они не появились. После этого демонстранты двинулись к стройплощадкам Сталин-аллее, призывая к всеобщей забастовке и к тому, чтобы на следующее утро собраться на митинг протеста на площади Штраусбергер. Для успокоения толпы были направлены автомобили с громкоговорителями, но демонстрантам удалось овладеть одним из них и с его помощью распространять собственные призывы.
О происходящем регулярно сообщала западноберлинская радиостанция РИАС («Радио в американском секторе»). При этом журналисты намеренно нарушали инструкции американских хозяев станции, требовавших не вмешиваться в происходящее и ограничиться сухими репортажами о событиях. Редактор радиостанции Эгон Бар (впоследствии — видный социал-демократический политик) даже помогал бастующим выбрать лозунги и чётко сформулировать требования для передачи по радио.
Требования сводились к четырём пунктам:
1. Восстановление старых норм зарплаты.
2. Немедленное снижение цен на основные продукты.
3. Свободные и тайные выборы.
4. Амнистия забастовщиков и ораторов.
Вечером лидер западноберлинского отделения Германской Федерации Профсоюзов Эрнст Шарновский в выступлении по радио призвал западных берлинцев поддержать протестующих: «Не оставляйте их одних! Они борются не только за социальные права рабочих, но за общие человеческие права всего населения восточной зоны. Присоединяйтесь к движению восточно-берлинский строителей и занимайте свои места на Штраусбергской площади!».
Передачи РИАС сыграли важную роль катализатора. Сам Бар до сих пор считает, что если бы не РИАС, всё могло бы завершиться 16 июня. Благодаря этим передачам, известие о событиях в Берлине и планах на 17 распространилось по всей Восточной Германии, в свою очередь подстрекая тамошних рабочих к выступлениям.
В то же время существует противоположная западная точка зрения, что радиостанция РИАС, наоборот, предала восставших, сообщив о провале мятежа ещё до того, как глава советского сектора Берлина ввёл чрезвычайное положение, и это значительно снизило накал восстания.
Вечером 16 июня к всеобщей забастовке в ГДР призвала также западноберлинская газета «Дер Абенд».
Утром 17 июня в Берлине забастовка была уже всеобщей. Рабочие, собиравшиеся на предприятиях, там же строились в колонны и направлялись в центр города. Уже в 7 часов на площади Штраусбергер собралась 10-тысячная толпа. К полудню численность манифестантов в городе достигла 150 000 человек. Лозунгами манифестантов были: «Долой правительство! Долой Народную Полицию!» «Мы не хотим быть рабами, мы хотим быть свободными!». Большую популярность приобрели лозунги, направленные лично против В. Ульбрихта: «Бородка, брюхо и очки — это не воля народа!» «У нас нет иной цели — Козлобородый должен уйти!». Также выдвигались лозунги, направленные против оккупационных войск: «Русские, убирайтесь вон!». Впрочем, антисоветские лозунги, с энтузиазмом выдвигавшиеся присоединившимися к демонстрантам жителями Западного Берлина, не нашли особой поддержки у восточноберлинцев.
Были разгромлены пограничные знаки и сооружения на границах советского и западного секторов города. Толпа громила полицейские участки, здания партийных и государственных органов и газетные киоски, продававшие коммунистическую прессу. Участники волнений уничтожали символы коммунистической власти — флаги, плакаты, портреты и пр. Были осаждены полицейские казармы; восставшие также попытались освободить заключённых из тюрьмы. Дом Министерств был разгромлен; оттуда толпа двинулась к театру Фридрихштадтпаласт, где шло заседание актива СЕПГ, и партийное руководство спешно эвакуировалось под защиту советских войск в Карлсхорст. Город фактически оказался в руках участников волнений.
Волнения перекинулись на всю Восточную Германию. В индустриальных центрах стихийно возникали забастовочные комитеты и советы рабочих, бравшие в свои руки власть на фабриках и заводах.
В Дрездене участники массовых волнений захватили радиостанцию и начали передавать сообщения, разоблачающие государственную пропаганду; в Галле были захвачены редакции газет, в Биттерфельде забастовочный комитет послал в Берлин телеграмму с требованием «сформирования временного правительства, составленного из революционных рабочих». Согласно последним исследованиям, волнения были не менее чем в 701 населенном пункте Германии (и это, видимо, ещё неполное число). Официальные власти ГДР оценили число участников движения в 300 тысяч. В других источниках число бастующих рабочих оценивается примерно в 500 тысяч, а общее число участников демонстраций — в 3—4 миллиона из 18 миллионов населения и 5,5 миллиона рабочих (следует иметь в виду, что крестьяне не могли принимать участия в движении).
Всего подверглось осаде и штурму 250 (по другим данным — 160) правительственных и партийных зданий. Повстанцами было занято 11 зданий районных советов, 14 канцелярий бургомистра, 7 районных и 1 окружной комитет СЕПГ; были захвачены 9 тюрем, 2 здания министерства государственной безопасности и 12 полицейских учреждений (округов и участков), в результате чего было освобождено около 1400 уголовников. По официальным данным, было убито 17 и ранено 166 функционеров СЕПГ.
Хотя советские войска уже 17 июня стали в значительной степени контролировать ситуацию, в следующие дни также проходили протесты. Больше всего 18 июня, но в отдельных заводах вплоть до июля. 10 и 11 июля рабочие бастовали в фирме «Carl Zeiss» в городе Йена и 16 и 17 июля в заводе «Buna» в Шкопау. Но размах протеста 17 июня уже не был достигнут.
Самые многочисленные протесты состоялись в городах Дрезден, Гёрлиц, Ниски и Риза. По данным Народной полиции, в 14 из 17 районов округа были забастовки.
В Дрездене собралось около 20 000 человек на площадях Театерплац, Постплац, Плац-дер-Айнхайт, перед нойштадтским и главным вокзалом.
В Гёрлице рабочие образовали забастовочный комитет и систематически оккупируют здания СЕПГ, госбезопасности, массовых организаций и тюрьму. Рабочие образовали новое городское управление под названием «Городской комитет». Освобождаются заключённые. Как и в Биттерфельде, формулируются политические требования, в том числе о пересмотре восточной границы ГДР по линии Одер-Нейссе. В демонстрации приняло участие около 50 000 человек. Только объявление чрезвычайного положения и применение советских оккупационных сил могло остановить народное волнение.
Округ Халле был одним из центров восстания. Все 22 района сообщили о забастовках и акциях протеста. Наряду со столицей округа такие промышленные центры как Лойна, Биттерфельд, Вольфен, Вайссенфельс и Айслебен, но и более мелкие города как Кведлинбург и Кётэн были точками опоры протестующих.
Особо следует отметить промышленный регион Биттерфельд, где центральный забастовочный комитет координировал акции 30 000 бастующих. Целенаправленно хорошо организованные рабочие в Биттерфельде заняли здания Народной полиции, городского управления, Государственной безопасности и тюрьмы, чтобы парализовать государственный аппарат. Столкновений с применением оружия не было по той причине, что начальник районного управления полиции Носсек утром объездил заводы в Вольфене и Биттерфельде и приказал хранить все виды оружия в комнатах хранения оружия и этим фактически обезоружил охрану заводов.
В Халле 4 демонстранта было расстреляно полицией. Около 18 часов собралось примерно 60 000 человек на рыночной площади Халлмаркт в центре города. Советские танки разогнали протестующих.
Из города Вайда сообщается о перестрелках вооружённых шахтёров с Казарменной полицией (предшественником Национальной народной армии).
В городе Йена собирается от 10 000 до 20 000 человек. Здания районного управления СЕПГ, тюрьмы и госбезопасности находятся в руках протестующих. После объявления о чрезвычайном положении в 16 часов советские оккупационные войска разгоняют собравшихся. Несмотря на это большие демонстрационные группы ходят по центру города и призывают к продолжении акций протеста.
Магдебург наряду с Берлином, Халле, Йеной, Гёрлицом и Лейпцигом относился к центрам событий 17 июня 1953 года.
Около 9 часов утра сформировалась процессия протеста из примерно 20 000 человек, которая около 11 часов объединилась с другими демонстрантами. Протестующие занимают здания ССНМ и СЕПГ и газеты «Volksstimme». Перед управлением полиции и тюрьмой возникают тяжёлые кровопролитные столкновения. Два полицейских и один сотрудник госбезопасности погибли. Освобождение заключённых не удалось из-за появления перед зданием тюрьмы советских солдат, которые применили огнестрельное оружие и застрелили трёх демонстрантов, среди них 16-летную девушку. Регистрируют более сорока (частично тяжело) раненых демонстрантов.
После обеда удался штурм следственного изолятора и 211 заключённых, среди них обычные преступники, освобождаются. Воинские части, дислоцированные в Магдебурге, находились в этот момент в летних лагерях. В городе был лишь комендантский взвод и военный госпиталь. События начались с прибытием из Зап. Германии вооруженных стрелковым оружием людей. В самой ГДР оружие было лишь у Советской Армии. ННА в тот момент еще не была создана, а народная полиция оружия не имела. Охрана тюрьмы имела на вооружении лишь овчарок. Комендантскому взводу удалось организовать оборону штаба армии и госпиталя и отбить нападение мятежников. Воинские части в летних лагерях были подняты по тревоге и направлены в город. Однако уже по дороге они частично были развернуты и направлены на демаркационную линию для прикрытия от вторжения со стороны британской оккупационной зоны. В город в основном вернулись мотострелки на БТРах и частично танки. Первоначально войска имели приказ не открывать огонь. Однако вскоре в открытом БТРе выстрелом с чердака был убит советский майор. Вскоре за этим последовало разрешение на применение оружия. После чего в течение нескольких часов беспорядки были прекращены. Как только с какого-то чердака открывался огонь (мятежники имели на вооружении винтовки, автоматы и ручные пулеметы), вызывался танк, который производил прицельный выстрел по чердаку. В это время на демаркационной линии войска были развернуты к бою и окопались по всем правилам, как на фронте. По другую сторону демаркационной линии в это время дефилировала казачья часть из русских эмигрантов, вероятно с целью пересечь демаркацию и прийти на помощь мятежникам. Однако, обнаружив против себя изготовившиеся к бою советские войска, казаки ушли. Несомненно, что действия мятежников прямо направлялись и были хорошо скоординированы с командованием западных оккупационных войск. Надо особо отметить, что оружия у восточных немцев в тот момент официально не было вообще. Даже охотничьих ружей. Даже у полиции при обычной службе. Но на случай ЧП они имели оружие в хранилищах. Вероятно, они были вооружены этим оружием во время подавления мятежа. События в Магдебурге описаны со слов офицера — участника и очевидца событий.
Правительство ГДР, в свою очередь, обратилось к СССР за вооружённой поддержкой. В Берлине в тот момент стояло 16 советских полков общей численностью 20 000 человек; кроме того, правительство могло рассчитывать на народную полицию численностью в 8 тысяч человек. Принципиальное решение о вооруженном вмешательстве было принято в Москве уже вечером 16 числа. Ночью в резиденции советской оккупационной администрации в Карлсхорсте германская делегация в составе Вальтера Ульбрихта, премьер-министра Отто Гротеволя и министра госбезопасности Цайссера встретилась с советским Верховным комиссаром В. С. Семёновым и командующим оккупационными войсками Андреем Гречко и обговорила с ними подробности действий против восставших. В Берлин срочно вылетел министр внутренних дел СССР Лаврентий Берия.
Советская военная администрация 17-го и 18-го июня ввела чрезвычайное положение в более чем 167 из 217 административных городских и сельских районов (Kreise) страны.
Около полудня 17 июня против протестующих были выдвинуты полиция и советские танки. Демонстранты кидали в танки камнями и пытались повредить их радиоантенны. Толпа не расходилась, и советские войска открыли огонь. В 13-00 было объявлено чрезвычайное положение. В 14-00 по радио Гротеволь зачитал правительственное сообщение: "Мероприятия правительства Германской Демократической Республики по улучшению положения народа были отмечены фашистскими и другими реакционными элементами в Западном Берлине провокациями и тяжёлыми нарушениями порядка в демократическом (советском) секторе Берлина. (…) Беспорядки (…) являются делом провокаторов и фашистских агентов зарубежных держав и их пособников из немецких капиталистических монополий. Эти силы недовольны демократической властью в Германской Демократической Республике, организующей улучшение положения населения. Правительство призывает население: Поддержать мероприятия по немедленному восстановлению порядка в городе и создать условия для нормальной и спокойной работы на предприятиях. Виновные в беспорядках будут привлечены к ответственности и строго наказаны. Призываем рабочих и всех честных граждан схватить провокаторов и передать их государственным органам. (…)".
Столкновения между советскими войсками и участниками волнений и стрельба продолжались до 19-00. На следующее утро вновь были попытки демонстраций, но они жёстко пресекались. Забастовки, однако, спорадически вспыхивали вновь; в июле произошёл новый подъём забастовочного движения.
25 июня советская администрация объявляет о прекращении чрезвычайного положения в ГДР кроме Берлина, Магдебурга, Халле, Потсдама, Гёрлица, Дессау, Мерзебурга, Биттерфельда, Котбуса, Дрездена, Лейпцига, Геры и Йены. 29 июня закончилось чрезвычайное положение и для Дрездена, Котбуса и Потсдама.
В июле началась вторая волна забастовок в нескольких крупных предприятиях. В заводах Буна забастовки 15-17 июля даже превышают забастовку 17 июня. После этого ситуация стабилизировалась.
На основании документов, рассекреченных в 1990 году, можно сделать вывод минимум о 125 погибших. В частности, советскими властями было приговорено к смерти 29 человек. Вообще, советский верховный комиссар Семёнов получил из Москвы приказ расстрелять не менее 12 зачинщиков с широким опубликованием их имён; первым, расстрелянным советскими властями, был 36-летний безработный художник Вилли Геттлинг, отец двоих детей. 100 человек было осуждено советскими судами на сроки от 3 до 25 лет, примерно пятая часть из них была направлена в советские лагеря, остальные содержались в тюрьмах ГДР. Всего же было арестовано около 20 тысяч человек, из них осуждено немецкими судами — не менее 1526 (видимо, это неполная цифра): 2 — к смерти, 3 — к пожизненному заключению, 13 — на сроки 10—15 лет, 99 — на сроки 5—10 лет, 994 — на сроки 1—5 лет и 546 на сроки до одного года.
Со стороны властей было 5 убитых, ранено 46 полицейских, из них 14 тяжело. Общий материальный ущерб составил 500 000 марок.
На Западе число жертв сильно преувеличивалось — называлась, например, цифра 507 убитых.
Современные немецкие исследователи Йозеф Ландау и Тобиас Зандер отмечают относительную умеренность, проявленную советскими властями при подавлении волнений: «вопреки всему, советская оккупационная власть выступает не такой бесцеремонной и кровожадной, как это утверждал западный мир. При подобном обращении с повстанцами жертв могло бы оказаться намного больше, если учесть, что Советы направили несколько дивизий и несколько сот танков».
Непосредственно кризис не ослабил, а наоборот укрепил позиции Ульбрихта. Против Ульбрихта и его сталинистского курса в тот момент существовала сильная оппозиция в СЕПГ (включая руководство), имевшая все основания надеяться на поддержку из Москвы. Кризис позволил Ульбрихту провести чистку партии от своих противников, обвинённых в пассивности и социал-демократическом уклоне. Таким образом до конца года было исключено около 60 % избранных окружных комитетов СЕПГ.
Опираясь на безусловную советскую поддержку, правительство демонстрировало «твёрдость»: 21 июня было отменено объявленное было восстановление старых норм выработки; в октябре цены были повышены на 10—25 %. С другой стороны, СССР поспешил снизить требования репараций (теперь они составляли лишь 5 % бюджета ГДР), что улучшило материальное положение. Однако, бегство в ФРГ усилилось: если в 1952 году бежало 136 тыс. человек, то в 1953—331 тыс., в 1954—184 тыс., в 1955—252 тыс.
Непосредственным последствием кризиса было также прекращение в 1954 году режима оккупации и обретение ГДР суверенитета.
Психологические последствия кризиса для жителей ГДР Вилли Брандт определяет в своих мемуарах следующим образом: «Восставшим стало ясно, что они остались в одиночестве. Появились глубокие сомнения в искренности политики Запада. Противоречие между громкими словами и малыми делами запомнились всем и пошло на пользу власть имущим. В конце концов люди стали устраиваться как могли».
15 июля 1953 года министр юстиции ГДР, Макс Фехтер, из-за «антипартийного и антигосударственного поведения» был исключён из партии, снят с должности министра и арестован. Три дня позже Политбюро ЦК СЕПГ принял решение о снятии с должности министра государственной безопасности, Вильгельма Цайссера. Он и главный редактор газеты «Нойес Дойчланд» на 15 пленуме ЦК СЕПГ (24-26 июля 1953 г.) лишились всех партийных функций.
9 декабря 1953 года в ответ на события 17 июня были созданы «Боевые группы». Их члены дали клятву о «защите достижений государства рабочих и крестьян с оружием в руке».





Кстати, о страхе в Германии

Оригинал взят у blau_kraehe в Кстати, о страхе в Германии
Мне часто пишут комментарии в духе "а вот дядя жены моего свекра живет в Германии, и у него там много знакомых немцев, и вот они все ужасно боятся беженцев, для них это просто кошмарная проблема!"

Причем еще пишут "эти немцы - не маргиналы какие-то, они все хорошо зарабатывают!"

Так вот, если вдуматься - это не обязательно вранье. Дело в том, что страхи хорошо зарабатывающего человека сильно отличаются от страхов человека, зарабатывающего мало.
И последний - это не маргинал, если, конечно, не считать "маргиналами и быдлом" почти все население страны, за исключением некоей Ылиты.

Как я уже писала, средняя зарплата в Германии на 2017-й год - 2700 евро брутто. Конечно, выглядит заманчиво, но "на жизнь" после необходимых выплат (налоги, соцстраховки, стоимость жилья, обязательные поборы) от этого остается примерно 1000, и то, если жилье очень бюджетное. И это, конечно, тоже не так плохо. Однако не забудем, что значительная часть людей (собственно - бОльшая часть, если учесть, как рассчитывается "среднее") зарабатывает значительно меньше этой средней зарплаты. И это, повторяю, не маргиналы. а нормальные рабочие и служащие.

Кстати, человек, получающий среднюю зарплату и меньше, пенсию будет получать на грани прожиточного минимума - это в случае, если не станет еще хуже.
Collapse )

Мои мысли о схожести наших Чечни и Донбасса.

Оригинал взят у deni_didro в Мои мысли о схожести наших Чечни и Донбасса.

 В дни, когда Справедливость ослепшая меч обнажает,


В дни, когда спазмы любви выворачивают народы,


В дни, когда пулемёт вещает о сущности братства —Верь в человека. 


Толпы не уважай и не бойся.


В каждом разбойнике чти распятого в безднах Бога.Медленно, но я остаюсь один.


(ст. сержант Игорь Гуляев (посмертно.).)


     В последнее время, я вспоминая наше начало гнусных нулевых, и вторую Чеченскую войну, как её назвали позже, всё больше и больше вижу схожего в обоих конфликтах на просторах бывшего, увы, СССР.


Collapse )</div>

Управляют роботы, вкалывает человек

Оригинал взят у burckina_faso в Управляют роботы, вкалывает человек

В последнее время уж очень стали активны буржуазые фрики, которые рассуждают ни много ни мало о скором исчезновении рабочего класса и замене его роботами. Очевидно их окрыляют успехи робототехники и занимательное видео про роботов на ютубе. Больше всего поражает то, что пророчат они исчезновение в первую очередь почему-то именно рабочим профессиям, хотя налицо тенденции совсем другого плана.

Впрочем, ничего удивительного в этом нет. Так уж устроено человеческое общество и человеческая психика. Со времен египетских жрецов интеллектуалы всегда бескорыстно прислуживали господствующим классам, стремясь доказать, что только "элита", которую никем (и ничем) нельзя заменить, является источником всех благ, а "чернь" должна быть благодарна уже за то, что ей дают работу и кормят. Так и теперь, стоит только кому-нибудь построить очередную куклу, способную двигать ручками и ножками, так сразу раздается восторженный визг: "смотрите, нищеброды, и благодарите хозяев за то, что вас до сих пор еще не заменили на роботов".

Либералы глубокомысленно рассуждают о том, что в скорости на Земле останутся одни бизнесмены и осторожненько подкидывают мысль о необходимости "утилизировать лишних людей". "Социалисты"-оппортунисты (или так называемые левые) визжат от восторга, предвкушая введение "базового дохода" и предстоящую "классовую борьбу" за его неуклонное повышение.

Даже жаль огорчать этих ребят, но, похоже, что их розовым мечтам не суждено сбыться.

С одной стороны, конечно, человеческий интеллект не какая-то божественная субстанция. И в принципе все, что способен делать человек можно научить делать искусственную систему. Появление таких систем - только вопрос времени.

Но просто с чего вы взяли, что роботы в первую очередь заменят именно рабочих?

Collapse )

«Вы просто набор пропаганды»: запрещённое и откровенное интервью Алексиевич

Непростое интервью с нобелевским лауреатом


Обозреватель ИА REGNUM встретился и поговорил с нобелевским лауреатом Светланой Алексиевич. Разговор шёл в форме интервью, о чем Алексиевич была уведомлена и дала своё согласие. В ходе разговора нобелевский лауреат решила, по одной ей известной причине, запретить публиковать это интервью. Поскольку Алексиевич изначально соглашалась на интервью, то редакция ИА REGNUM решила его опубликовать полностью. Аудиозапись интервью со Светланой Алексиевич находится в редакции.


А REGNUM: Почему-то так получается, что обычно интервью делают с людьми, с которыми в целом согласны. Условно говоря, Вас не позовут на Первый канал, потому что они с Вами не согласны…

…а на «Дождь» позовут…

ИА REGNUM: …а на «Дождь» позовут, но спорить с Вами не будут. Я Вам хочу честно сказать, что по подавляющему большинству вопросов я совершенно не согласен с Вашей позицией.

Давайте, мне кажется, это должно быть интересно.

ИА REGNUM: Вот именно. Потому что это и есть диалог.

Да, интересно узнать образ человека, находящегося по ту сторону, узнать, что у него в голове.

ИА REGNUM: Хорошо. Некоторое время назад вы дали нашумевшее интервью о том, что в Белоруссии может начаться религиозная война между православными и католиками, потому что «человеку можно вложить в голову всё». А Вам тоже можно вложить?

Моя профессия — делать так, чтобы не вложили. Какая-то часть людей живет сознательно, способна себя защитить, способна понимать, что происходит вокруг. А большинство людей просто несет потоком, и они живут в банальности.

ИА REGNUM: Представляется ли Вам, что в нашей части земного шара таких людей больше?

Я думаю, у нас — как везде. И в Америке то же самое, иначе откуда бы взялся Трамп. Когда ты имеешь дело со средним человеком, слушаешь, что он говорит. Это не всегда заставляет любить людей. Так что, так везде, это не только русская черта.
[Spoiler (click to open)]
Просто мы сейчас находимся в таком состоянии, когда общество потеряло ориентиры. И поскольку мы страна войн и революций, и, главное, у нас — культура войны и революций, то любая историческая неудача (типа перестройки, когда мы рванулись, хотели быть как все) — как только случилась неудача, поскольку общество было не готово к этому, куда мы вернулись? Мы вернулись в то, что мы знаем. В военное, милитаристское состояние. Это наше нормальное состояние.

ИА REGNUM: Я, честно говоря, этого не замечаю. Ни в знакомых, ни в незнакомых людях я не вижу никакой агрессии или воинственности. Что подразумевается под милитаризмом?

Если бы люди были другими, они бы все вышли на улицу, и войны на Украине не было бы. А в день памяти Политковской было бы столько же людей, сколько я видела в день ее памяти на улицах Парижа. Там было 50, 70 тысяч человек. А у нас — нет. А вы говорите, что у нас нормальное общество. У нас нормальное общество благодаря тому, что мы живем своим кругом. Милитаризм — это не когда все готовы убивать. Но тем не менее оказалось, что готовы.

У меня отец — белорус, а мать — украинка. Я часть детства провела у бабушки на Украине и очень люблю украинцев, во мне украинская кровь. И в страшном сне нельзя было представить, что русские будут стрелять в украинцев.

ИА REGNUM: Сначала там произошел государственный переворот.

Нет, это был не государственный переворот. Это чепуха. Вы много смотрите телевизор.

ИА REGNUM: Я там родился.

Это был не государственный переворот. Это хорошо работает русское телевидение. Демократам надо было бы так воспользоваться телевидением, они его недооценили. Сегодняшняя власть вкладывает в сознание то, что ей нужно. Это был не переворот. Вы не представляете, какая бедность была вокруг…

ИА REGNUM: Представляю.

…как там воровали. Смена власти была желанием людей. Я была на Украине, ходила в музей «небесной сотни», и простые люди мне рассказывали о том, что там было. У них два врага — Путин и собственная олигархия, культура взяточничества.

ИА REGNUM: В Харькове в митинге в поддержку майдана принимали участие триста человек, а против майдана — сто тысяч. Потом на Украине открыли пятнадцать тюрем, в которых сидит несколько тысяч человек. А сторонники майдана ходят с портретами явных фашистов.

А в России нет людей, которые ходят с портретами фашистов?

ИА REGNUM: Они не находятся у власти.

На Украине они тоже не находятся у власти. Порошенко и другие — не фашисты. Вы понимаете, они хотят отделиться от России, пойти в Европу. Это есть и в Прибалтике. Сопротивление принимает ожесточенные формы. Потом, когда они действительно станут независимым и сильным государством, этого не будет. А сейчас они валят коммунистические памятники, которые и нам бы стоило повалить, изгоняют телевизионные программы. А что, они будут смотреть Соловьева и Киселева?

ИА REGNUM: Они и смотрят, в интернете. И трафик ничуть не уменьшился.

Нет, это смотрит какая-то часть людей, но не народ.

ИА REGNUM: Да как Вам сказать: трафик российских каналов превышает трафик украинских.

Ну что они смотрят? Не политические программы.

ИА REGNUM: Жизнь на Украине стала беднее — это факт. И свободы слова там стало намного меньше — это тоже факт.

Не думаю.

ИА REGNUM: Вы знаете, кто такой Олесь Бузина?

Которого убили?

ИА REGNUM: И таких примеров сотни.

Но то, что он говорил, тоже вызывало ожесточение.

ИА REGNUM: То есть таких надо убивать?

Я этого не говорю. Но я понимаю мотивы людей, которые это сделали. Так же, как мне совершенно не нравится, что убили Павла Шеремета, который любил Украину. Видимо, были какие-то разборки или что-то.

ИА REGNUM: Вы находите для них очень много оправданий.

Это не оправдания. Я просто представляю, что Украина хочет строить свое государство. По какому праву Россия хочет там наводить порядок?

ИА REGNUM: Вы были в Донбассе после того, как там началась война?

Нет. Я там не была. Когда началась война, справедливости уже не ищи. По-моему, Стрелков говорил, что в первую неделю людям было очень трудно стрелять друг в друга, что заставить людей стрелять было почти невозможно. А потом началась кровь. То же можно сказать и про Чечню.

ИА REGNUM: Даже если согласиться с позицией (хотя я с ней совершенно не согласен), что люди в Киеве «вышли сами»: после этого люди в Донецке тоже вышли сами, без оружия, их не стали слушать, их пробовали разгонять, и потом они вышли с оружием. И те, и другие вышли отстаивать свои представления о правильном. Почему действия первых возможны, а вторых нет?

Вы то же самое делали в Чечне, чтобы сохранить государство. А когда украинцы стали защищать свое государство, вы вдруг вспомнили о правах человека, которые на войне не соблюдаются. Вы, русские, в Чечне вели себя еще хуже.

Я не политик. Но когда ставится под вопрос цельность государства, это проблема политики. Когда туда вводят чужие войска и начинают на чужой территории наводить порядки. По какому праву Россия вошла в Донбасс?

ИА REGNUM: Вы же там не были.

Я тоже, как и вы, смотрю телевизор и читаю тех, кто об этом пишет. Честных людей. Когда Россия туда вошла, что вы хотели — чтобы вас там встретили с букетами цветов? Чтобы власть вам там обрадовалась? Когда вы вошли в Чечню, где Дудаев хотел сделать свои порядки, свою страну — что сделала Россия? Разутюжила.

ИА REGNUM: Вы сказали, что вы не политик. Вы — писатель. Мне кажется самоочевидным, что нынешняя борьба украинского государства с русским языком — это главная претензия, которую к ним предъявят. Десять лет назад агентство Gallup проводило исследование о том, сколько процентов населения Украины думают по-русски…

Я все это знаю. Но сейчас они учат украинский и английский.

ИА REGNUM: …Сделали они это очень просто: раздавали анкеты на двух языках, украинском и русском. Кто на каком языке взял — тот на таком и думает. 83% жителей Украины думают на русском языке.

Что вы хотите этим сказать? Их русифицировали за семьдесят лет, так же, как и белорусов.

ИА REGNUM: Вы хотите сказать, что люди, которые жили в Одессе или Харькове, когда-нибудь думали по-украински?

Я не знаю, как у вас, а у нас в Белоруссии из десяти миллионов человек после войны осталось шесть с чем-то миллионов. И въехали около трех миллионов русских. Они до сих пор там. И была такая идея, что нет Белоруссии, что все это — великая Россия. Точно так же и на Украине. Я знаю, что люди тогда учили украинский язык. Так же, как сейчас у нас они учат белорусский, веря, что когда-то наступят новые времена.

ИА REGNUM: То есть можно запрещать людям говорить на том языке, на котором они думают?

Ну вы же запретили в России говорить на белорусском.

ИА REGNUM: Кто запретил?

Ну как же! Вы знаете только свой верхний кусочек. Начиная с 1922 года в Белоруссии постоянно уничтожалась интеллигенция.

ИА REGNUM: При чем тут 1922 год? Мы с Вами живем сегодня, в 2017 году.

Откуда все берется? Откуда русификация взялась? Никто не говорил в Белоруссии на русском языке. Говорили или на польском, или на белорусском. Когда Россия вошла и присвоила себе эти земли, Западную Белоруссию, первое правило было — русский язык. И ни один университет, ни одна школа, ни один институт у нас не говорит на белорусском языке.

ИА REGNUM: То есть в вашем понимании это месть за события столетней давности?

Нет. Это было старание русифицировать, сделать Белоруссию частью России. И точно так же сделать Украину частью России.

ИА REGNUM: Половина территории, которая сейчас входит в состав Украины, никогда не была никакой «Украиной». Это была Российская империя. И после революции 1917 года там, наоборот, насаждалась украинская культура.

Ну вот вы ничего не знаете, кроме своего маленького кусочка времени, который вы застали и в котором вы живете. Половина Белоруссии никогда не была Россией, она была Польшей.

ИА REGNUM: Но другая-то половина была?

Другая половина была, но никогда не хотела там быть, вы насильно держали. Я не хочу об этом говорить, это такой набор милитаристских банальностей, что я не хочу это слушать.

ИА REGNUM: Вы говорите, что когда сто лет назад (по вашему мнению) насаждалась русская культура — это было плохо, а когда сегодня насаждается украинская культура — это хорошо.

Она не насаждается. Это государство хочет войти в Европу. Оно не хочет жить с вами.

ИА REGNUM: Для этого нужно отменить русский язык?

Нет. Но, может быть, на какое-то время и да, чтобы сцементировать нацию. Пожалуйста, говорите по-русски, но все учебные заведения будут, конечно, на украинском.

ИА REGNUM: То есть можно запрещать людям говорить на том языке, на котором они думают?

Да. Это всегда так. Это же вы этим занимались.

ИА REGNUM: Я этим не занимался.

Россия. Она только этим и занималась на занятых территориях, даже в Таджикистане заставляла людей говорить на русском языке. Вы побольше узнайте, чем занималась Россия последние двести лет.

ИА REGNUM: Я вас спрашиваю не про двести лет. Я вас спрашиваю про сегодня. Мы живем сегодня.

Другого способа сделать нацию нет.

ИА REGNUM: Понятно. Вы во многих интервью говорили, что ваши знакомые с опасением смотрели и смотрят на то, что происходит на майдане и что эволюционный путь развития, безусловно, лучше. Вы, наверное, имели в виду прежде всего Белоруссию, но, наверное, и Россию тоже? Как вы представляете, как должен выглядеть этот эволюционный путь, что здесь требуется?

Требуется движение самого времени. Глядя на поколения, которые пришли после того поколения, которое ждало демократии, я вижу, что пришло очень сервильное поколение, совершенно несвободные люди. Очень много поклонников Путина и военного пути. Так что трудно говорить, через сколько лет Белоруссия и Россия превратятся в свободные страны.


Но революцию как путь я не приемлю. Это всегда кровь, а к власти придут все те же люди. Других людей пока нет. В чем проблема девяностых годов? Не было свободных людей. Это были те же коммунисты, только с другим знаком.

ИА REGNUM: А что такое свободные люди?

Ну, скажем, люди с европейским взглядом на вещи. Более гуманитарные. Которые не считали, что можно страну раздербанить, а народ оставить ни с чем. А вы хотите сказать, что Россия свободная?

ИА REGNUM: Я спрашиваю вас.

Какая она свободная? Несколько процентов населения владеют всем богатством, остальные остались ни с чем. Свободные страны — это, например, Швеция, Франция, Германия. Украина хочет быть свободной, а Белоруссия и Россия — нет. Сколько людей выходит на акции Навального?

ИА REGNUM: То есть свободны люди, которые придерживаются европейского взгляда на вещи?

Да. Там свобода проделала большой путь.

ИА REGNUM: А если человек придерживается не европейской картины мира? К примеру, в ней есть понятие толерантности, и может ли быть свободным ортодоксальный православный, который не считает, что толерантность — это правильно?

Не надо так примитивно. Вера человека — это его проблема. Когда я ходила во Франции посмотреть русскую церковь, там было много православных людей. Никто их не трогает, но и они не навязывают другим свой взгляд на жизнь, как это происходит здесь. Там совсем другие священники, церковь не пытается стать властью и не прислуживает власти. Поговорите с любым европейским интеллигентом, и вы увидите, что вы — сундук, набитый суевериями.

ИА REGNUM: Я жил в течение года в Италии, и девяносто процентов интеллигентов, которых я встречал, испытывают огромную симпатию к левым идеям и к президенту России.

Такие люди есть, но не в таком количестве. Это они так на вас реагировали, потому что увидели русского с радикальными взглядами. У Путина там не такая большая поддержка, как вы думаете. Просто есть проблема левых. Это не значит, что Ле Пен — это то, что хотела и хочет Франция. Слава богу, что Франция победила.

ИА REGNUM: Почему «Франция победила»? А если бы выиграла Ле Пен, Франция бы проиграла?

Конечно. Это был бы еще один Трамп.

ИА REGNUM: Но почему «Франция проиграла», если бы большинство французов проголосовали за нее?

Почитайте ее программу.

ИА REGNUM: Я читал их обе. В программе Макрона нет ничего, кроме общих слов о том, что «мы должны жить лучше».

Нет. Макрон — это действительно свободная Франция. А Ле Пен — это националистическая Франция. Слава богу, что Франция не захотела такой быть.

ИА REGNUM: Националистическая не может быть свободной?

Просто она предложила крайний вариант.

ИА REGNUM: В одном из интервью вы сказали: «Вчера я шла по Бродвею — и видно, что каждый — личность. А идешь по Минску, Москве — ты видишь, что идет народное тело. Общее. Да, они переоделись в другие одежды, они ездят на новых машинах, но только они услышали клич боевой от Путина «Великая Россия», — и опять это народное тело». Вы действительно так сказали?

Да, я это сказала. Но сказала со ссылкой на философа Леонтьева. Я где-то прочитала эту его цитату. Но, как всегда в журналистике, эту часть ответа отбросили.

ИА REGNUM: Я не буду ничего отбрасывать.

Но там, действительно, ты идешь и видишь, что идут свободные люди. А у нас, даже здесь, в Москве, видно, что людям очень тяжело жить.

ИА REGNUM: То есть вы согласны с этой цитатой по состоянию на сегодня?

Абсолютно. Это видно даже по пластике.

ИА REGNUM: Вот эта девушка, бармен в кафе, где мы сидим — она несвободна?

Перестаньте, о чем вы говорите.

ИА REGNUM: Вот вам реальный человек.

Нет, она несвободна, я думаю. Она не может, например, Вам в глаза сказать, что она о вас думает. Или про это государство.

ИА REGNUM: Почему вы так думаете?

Нет, она не скажет. А там — любой человек скажет. Возьмем мой случай. Когда мне дали Нобелевскую премию, то (таков этикет во всех странах), я получила поздравления от президентов многих стран. В том числе от Горбачева, от президента Франции, канцлера Германии. Потом мне сказали, что готовится телеграмма Медведева.

Но на первой пресс-конференции, когда меня спросили про Украину, я сказала, что Крым оккупирован, а на Донбассе Россия развязала войну с Украиной. И что такую войну можно развязать везде, потому что горячих углей везде много. И мне сказали, что телеграммы не будет, потому что эту мою цитату крутило «Эхо Москвы».

До Трампа в Америке такое было невозможно. Ты мог быть против войны во Вьетнаме, против чего угодно, но когда ты получил Нобелевскую премию, тебя поздравляет президент, потому что это гордость этой культуры. А у нас спрашивают, ты в этом лагере или в том лагере.

ИА REGNUM: Вы иногда говорите про Россию «мы», а иногда «они». Так все-таки «мы» или «они»?

Все-таки «они». Уже «они», к сожалению.

ИА REGNUM: Но тогда это премьер-министр не вашего государства, почему он непременно должен вас поздравлять?

Но мы же считаемся Союзным государством. Мы еще очень тесно связаны. Мы еще не оторвались, и кто нас отпустит. Хотя бы мы и хотели оторваться.

ИА REGNUM: Так, значит, «они»?

Пока еще — «мы». Я все-таки человек русской культуры. Я писала об этом времени, обо всем этом на русском языке, и я, конечно, была бы рада его телеграмме. По моим понятиям, он должен был ее прислать.

ИА REGNUM: Вам вручили Нобелевскую премию почти два года назад. Как Вам сейчас кажется — за что именно вы ее получили?

Это нужно спросить у них. Если бы вы влюбились в какую-то женщину, а она — в вас, вопрос о том, «за что она тебя полюбила», звучал бы смешно. Это был бы глупый вопрос.

ИА REGNUM: Но тут все-таки решение принималось не на уровне чувств, а рационально.

Мне говорили: «Ну вы, наверное, давно уже ждали Нобелевскую премию». Но я не была таким идиотом, чтобы сидеть и ждать ее.

ИА REGNUM: А если бы Нобелевский комитет у вас однажды спросил, кому еще из авторов, которые пишут по-русски, следовало бы вручить премию, кого бы вы назвали?

Ольгу Седакову. Это человек, который соответствует моему пониманию того, что такое писатель. Сегодня это очень важная фигура в русской литературе. Ее взгляды, ее поэзия, ее эссе — все, что она пишет, говорит о том, что она — очень большой писатель.

ИА REGNUM: В связи с вашими книгами я хочу вернуться к донбасской теме, но не в политическом плане. Многие Ваши книги — про войну и про людей на войне. Но на эту войну вы не едете.

Не ездила и не поеду. И в Чечню я не ездила. Однажды мы говорили об этом с Политковской. Я сказала ей: Аня, я больше не поеду на войну. Во-первых, у меня нет уже физических сил видеть убитого человека, видеть человеческое безумие. Кроме того, все, что я поняла об этом человеческом безумии, я уже сказала. У меня нет других идей. А писать еще раз то же самое, что я уже написала — какой смысл?

ИА REGNUM: Вы не считаете, что Ваш взгляд на эту войну может измениться, если Вы туда приедете?

Нет. Там есть украинские, русские писатели, которые об этом пишут.

ИА REGNUM: Но вы же отвечаете на вопросы, говорите об этих событиях.

Это происходит в другой стране. И я могу отвечать на эти вопросы как художник, а не как участник. Для того, чтобы писать такие книги, как пишу я, надо жить в стране, о которой идет речь. Это должна быть твоя страна. Советский Союз — это была моя страна. А там я многих вещей не знаю.

ИА REGNUM: Я имею в виду не столько написание книг, сколько понимание того, что там происходит.

Вы хотите мне сказать, что там страшно? Там то же самое, что было в Чечне.

ИА REGNUM: Вы же там не были.

Тогда, слава богу, показывали всю правду по телевизору. Никто не сомневается в том, что там кровь и что там плачут.

ИА REGNUM: Я про другое. Люди, которые живут на Донбассе, уверены в своей правоте. Это обыкновенные люди, и они поддерживают власть ополченцев. Может быть, если бы Вы их увидели, Вы бы их как-то по-другому поняли? Они тоже люди.

Русские с таким же успехом могут ввести свои войска в Прибалтику, поскольку там много недовольных русских. Вы считаете правильным, что вы взяли и вошли в чужую страну?

ИА REGNUM: Я считаю правильным, что в течение 23 лет неписанным законом в государстве Украина было признание того, что там есть и русская культура, и украинская. И этот баланс более или менее соблюдался при всех президентах…

Так и было, пока вы туда не вошли.

ИА REGNUM: Это неправда. Зимой 2013 года, до Крыма, мы услышали, куда следует отправить «москаляку». А в феврале 2014 года, сразу после государственного переворота, до всяких Крымов, мы увидели проекты законов против использования русского языка. Люди, которые живут в [юго-восточной части страны], считают себя русскими и не считают Бандеру героем. Они вышли протестовать. А Вы почему-то считаете, что люди, которые живут в Киеве, имеют права на протест, а те, кто живут восточнее, такого права не имеют.

А разве там были не русские танки, не русское оружие, не русские контрактники? Фигня все это. Если бы не было вашего оружия, там бы не было войны. Так что не морочьте мне голову этой ерундой, которой забита ваша голова. Вы так легко поддаетесь всякой пропаганде. Да, там боль, там страх. Но это на вашей совести, на совести Путина. Вы вторглись в чужую страну, на каком основании? В интернете миллион снимков, как ходит туда русская техника. Все знают, кто сбил [боинг] и все прочее. Давайте уже заканчивать ваше идиотское интервью. У меня уже нет сил на него. Вы просто набор пропаганды, а не разумный человек.

ИА REGNUM: Хорошо. В интервью газете El Pais Вы сказали, что даже советская пропаганда не была такой агрессивной, как сейчас.

Абсолютно. Послушать этот идиотизм Соловьева и Киселева. Я не знаю, как это возможно. Они же сами знают, что говорят неправду.

ИА REGNUM: В том же интервью Вы сказали, что церковь не ограничивается запретом театральных работ и книг.

Да, она лезет туда, где ей нечего делать. Это не ее проблемы, какие ставить спектакли, что снимать. Скоро будем уже детские сказки запрещать, поскольку там якобы есть сексуальные моменты. Очень смешно со стороны смотреть, в каком вы пребываете безумии.

ИА REGNUM: На слуху депутаты Госдумы, которые борются с художественными фильмами, а какие именно запреты со стороны церкви вы имеете в виду?


Да сколько угодно. Все эти православные, которым кажется, что Серебренников что-то не то ставит, Табаков что-то не то делает. Не делайте вид, что вы не знаете. В Новосибирске запретили спектакль.

ИА REGNUM: Вы считаете, это общецерковная позиция?

Я думаю, это даже идет снизу. От этой темноты, от этой пены, которая сегодня поднялась. Вы знаете, мне не нравится наше интервью, и я вам его запрещаю печатать.


Армагеддон

Оригинал взят у asterrot в Армагеддон
Страна-зомби

Путин признался, что взгляды Коля на будущие взаимоотношения России и Германии, России и Европы очень повлияли на него. "Они не только произвели на меня большое впечатление, но и в какой-то степени, в значительной степени изменили мой собственный взгляд на эти процессы. Я увидел перед собой очень глубокого и основательного в своих суждениях человека", - сказал российский лидер.
<...>

Сейчас немножко маятник качнулся в сторону похолодания, но я уверен, неизбежно все придет в нужное равновесие, и мы будем объединять усилия для борьбы с вызовами сегодняшнего дня. Только так мы сможем их преодолеть", - подчеркнул глава государства.

http://tass.ru/politika/4345381

Collapse )

В мире запретного...

Оригинал взят у vbulahtin в В мире запретного...
В конференции Политрука состоялся ночной спор про Ленина: гений/не гений, русофоб/не русофоб, пламенный марксист/ловкий эпигон...)

В который раз почувствовал, как угнетают стереотипы и оценочные суждения, формирующиеся благодаря стереотипам.

Эдакими оценочными суждения буквально пронизана ткань нашей жизнь.

Иногда слушаешь такие суждения и голова начинает кружиться -- например, от одного человека (мужчины... молодого) услышал, что нет ничего зазорного, чтобы пойти на гей-парад (не будучи геем ... просто поддержки ради) да еще (ради прикола) можно и в женщину переодеться, да ... но носки одновременно с сандалиями -- это зашквар).

/вырядиться гомосеком -- норм, надеть носки с сандалиями -- стыд/

Люди говорят это на полном серьёзе.Collapse )

Как разрушали Советский союз

Оригинал взят у burckina_new в Как разрушали Советский союз
Антисоветчики упорно считают, что Советский Союз рухнул сам, без помощи извне. Для понимания, что все было не так, достаточно прочесть доклад Маргарет Тэтчер о развале СССР прочитанный в Хьюстоне в ноябре 1991 года:

«Советский Союз – это страна, представлявшая серьёзную угрозу для западного мира. Я говорю не о военной угрозе. Её, в сущности, не было. Наши страны достаточно хорошо вооружены, в том числе ядерным оружием.

Я имею в виду угрозу экономическую. Благодаря плановой политике и своеобразному сочетанию моральных и материальных стимулов, Советскому Союзу удалось достигнуть высоких экономических показателей.

Collapse )

О т.н. шарагах ГУЛАГа

Оригинал взят у burckina_new в О т.н. шарагах ГУЛАГа
О которых сейчас не говорит только ленивый, желающий лишний раз пнуть проклятый совок. В связи с этим не помешает немного фактов. Для этого я приведу отрывок из книги "Оборонно-промышленный комплекс СССР накануне Великой Отечественной войны (1938 - июнь 1941). Т. 4

Значительная часть конструкторских работ осуществлялась заключенными в особых и специальных конструкторских и технических бюро в системе НКВД. В августе - сентябре 1938 г. па базе 7-го отделения по использованию арестованных специалистов был создан 4-й спецотдел НКВД. В него вошли бюро самолетостроения и авиационных винтов; бюро авиационных моторов и дизелей; бюро военно-морского судостроения; бюро Дорохов; бюро артиллерии, снарядов-взрывателей и приборов управления огнем; бюро броневых сталей; бюро боевых отравляющих веществ и противохимической защиты; бюро по доводке и внедрению в серию самолета ТБ-7 на заводе № 124. Кроме этого, имелось в виду подчинить отделу работающее в Ленинграде бюро по артиллерии управления НКВД по Ленинградской области. Отделу был подчинен завод № 82, переданный к тому времени, согласно решению Комитета обороны, для производства авиационных дизелей.

Collapse )