October 9th, 2017

На каждом километре-11: Европа на пути ко Второй мировой войне, ч. 7 (2 половина 1938 г.)

Оригинал взят у comprosvet в На каждом километре-11: Европа на пути ко Второй мировой войне, ч. 7 (2 половина 1938 г.)
Начало здесь:

Европа на пути к Второй мировой войне, ч. 1 (1933 г.)

Европа на пути к Второй мировой войне, ч. 2 (1934 г.)
Европа на пути к Второй мировой войне, ч. 3 (1935 г.)
Европа на пути к Второй мировой войне, ч. 4 (1936 г.)
Европа на пути ко Второй мировой войне, ч. 5 (1937 г.)
Европа на пути ко Второй мировой войне, ч. 6 (1 половина 1938 г.)

В июле 1938 г., несмотря на достигнутые в мае принципиальные договоренности с чехословацким правительством о создании автономии судетских немцев (которые в дальнейшем предполагалось уточнять о создания автономного правительства), лидер пронацистской Судетско-немецкой партии Гейнлейн потребовал уже не автономии, а отделения. Сыграла в кризисе свою роль, безусловно, и дискриминационная политика чехословацкого правительства по отношению к немцам в предыдущие годы - теперь поддержка СНП в населенных немцами регионах, обхватывавших Чехию по периметру у границ с Германией и уже аннексированной Австрией, была почти полной, мелкие немецкие партии консервативного и центристского направления влились в СНП, а поддержка социал-демократов (социал-демократы немецкого происхождения в Чехословакии имели свою партию, дружественную, но организационно независимую от ЧСДП) упала. Тем не менее, "самоопределение немецкого населения" для Гитлера было, разумеется, лишь поводом захватить военные укрепления и военную промышленность Чехословакии, чтобы потом добить ее как государство.

Территориальные претензии к Чехословакии имели также Венгрия (претендовавшая на юг Словакии и ныне входящее в состав Украины Закарпатье) и Польша, требовавшая от Чехословакии передачи города Чески-Тешин (западная часть города Тешин, разделенного между Чехословакией и Польшей после Первой мировой войны) и его окрестностей.

3 августа в Прагу прибыл представитель английского правительства Ренсимен, требовавший от Чехословакии дальнейших уступок Гейнлейну и Германии; тем временем, 1 сентября Гитлер, напротив, потребовал от Гейнлейна бескомпромиссной политики, направленной на борьбу с чехословацким правительством и отделение Судет.

За поддержку Чехословакии в Англии и Франции выступали не только прогрессивные силы, но и часть правых, понимавших, что на Судетах Гитлер не остановится - так, со статьей, призывающих к совместному англо-французско-советскому давлению на Германию, призвал Черчилль (на тот момент его сторонники в Консервативной партии составляли внутрипартийную оппозицию).

Позицию же правящих сил обеих стран характеризует поступок министра иностранных дел Франции Боннэ, представившему на заседание кабинета министров доклад начальника генерального штаба Гамелена о состоянии вооруженных сил страны, выбросив из него всё то, что говорилось о сильных сторонах французской армии и оставив только обзор слабостей (против такого цитирования был вынужден выступить сам Гамелен). 12 сентября французское правительство сообщило британскому послу, что "не имеет возможности" выполнить союзнические обязательства по отношению к Чехословакии.

7 сентября гейлейновцы начали нападения на чехословацкие органы власти, 13 сентября чехословацкое правительство ввело войска и дополнительные силы полиции в регион.

15 сентября британский премьер Чемберлен вылетел в Германию для переговоров с Гитлером, который открыто грозил войной Чехословакии и тем странам, которые ее поддержат. К моменту возвращения Чемберлена в Англию (18 сентября) свой доклад представил и Ренсимен, предложения которого сводились к полной капитуляции Чехословакии перед Гитлером - помимо передачи территорий с немецким большинством, Чехословакия по мнению Ренсимена должна была заключить с Германией благоприятствующий торговый договор, а также отказаться от военного союза с Францией и СССР в обмен на военные гарантии.

18 сентября в Лондон прибыли французские премьер-министр Даладье и министр иностранных дел Боннэ, и 19 сентября Англия и Франция своей нотой потребовали от Чехословакии скорейшей передачи Судет.

19 сентября чехословацкий президент Бенеш обратился к СССР, который ответил заявлением о готовности выполнить союзнические обязательства. Тем временем власти Польши заявили, что не пропустят войска и авиацию СССР через польскую территорию и начнут войну с СССР в случае попытки прорыва.

21 сентября советский представитель выступил в Лиге наций с требованием поддержки Чехословакии - тем временем английский и французский посланники в Праге заявили Бенешу, что не намерены поддерживать Чехословакию (несмотря на то, что Франция имела с ней договор о военном союзе), если он не выполнит требование о передаче Судет. Более того, в случае войны Германии против Чехословакии и СССР англичане и французы грозили поддержать "крестовый поход против большевизма".

21 сентября кабинет Милана Годжи принял решение о капитуляции, но после этого был вынужден уйти в отставку в результате всеобщей забастовки.

22 сентября в Германию снова прилетел Чемберлен, который заявил Гитлеру о согласии на передачу Судет, в ответ же Гитлер выдвинул новые требования - об удовлетворении венгерских и польских претензий к Чехословакии. Британцы передали требования Германии чехословацкому правительству, однако чешский посланник в Лондоне Ян Масарик 25 сентября ответил на эти требования отказом.

23 сентября СССР правительство СССР заявило временному поверенному в делах Польши в Москве, что в случае вторжения польской армии в Чехословакию разорвет договор о ненападении с Польшей; в ответной ноте правительство Польши объявило свои военные приготовления на границе с Чехословакией "оборонительными".

29 сентября Гитлер, Муссолини, Чемберлен и Даладье встретились в Мюнхене (представителей СССР и самой Чехословакии на конференцию не пригласили), где 30 сентября подписали договор о передаче Германии, Польши и Венгрии территорий, на которые они претендовали, в обмен на гарантии целостности оставшейся части Чехословакии. Также Чемберлен и Гитлер 30 сентября подписали договор о ненападении между Германией и Великобританией (в декабре такое же соглашение заключат Германия и Франция).


Чемберлен, Даладье, Гитлер, Муссолини и министр иностранных дел Италии Чиано в Мюнхене 29 сентября 1938 г.

30 сентября президент Бенеш и правительство генерала Сыровы, пришедшего на смену Годже, согласились выполнить требования - возможность официально обратиться к СССР за помощью (в случае которой СССР пообещал выполнить свои обязательства - войска уже были переброшены к западным границам страны) Чехословакия так и не использовала. 1-10 октября Судеты были полностью заняты Германией, а Тешинсткая область - Польшей; 2 ноября министры иностранных дл Германии и Италии провели в Вене арбитраж по вопросу о венгерских претензиях к Чехословакии - Венгрия получила 21 % территории Словакии с городом Кошице и юг Закарпатья с его крупнейшими городами Ужгородом и Мукачево, кроме того, Германии была переданы пригороды Братиславы Девин и Петржалка.



Немалую роль в принятии такого решения сыграла позиция Польши - чехословацкий генеральный штаб заявил правительству, что сопротивляться германским войскам Чехословакия может в течение нескольких месяцев, дожидаясь подхода СССР на помощь, но в случае одновременного нападения Германии, Польши и Венгрии Чехословакия будет быстро разгромлена.

Капитуляция также привела к приходу к власти в Чехословакии заведомо реакционных сил (Бенеш 5 октября 1938 г. ушел в отставку, до ноября обязанности президента исполнял премьер Сыровы, затем же президентом стал Эмиль Гаха, беспартийный юрист правых взглядов, а премьером - аграрий Рудольф Беран), до окончательной ликвидации чехословацкой государственности в марте 1939 г. сделавших всё, чтобы выслужиться перед Гитлером. В Словакии и Подкарпатской Руси (переименованной в Карпатскую Украину) были созданы реакционные автономные правительства Йозефа Тисо (лидер фашистской Глинковой словацкой народной партии католический священник) и Августина Волошина (также священник, греко-католик, сторонник ориентации на нацистскую Германию в противовес Венгрии, претендовавшей на всё Закарпатье).

В Словакии были запрещены все партии, кроме правящей ГСНП и партий венгерского и немецкого национальных меньшинств; в Чехии правые партии (аграрии, национал-демократы) и правое крыло центристской Чехословацкой национально-социалистической партии (партия бывшего президента Бенеша) объединились в Партию национального объединения, а левое крыло ЧНСП и социал-демократы - в ставшую единственной оппозиционной Национальную партию труда, тогда как коммунисты были запрещены.

За недолгое время существования "Второй Чехословацкой Республики" ее правительство успело также ввести цензуру, принять дискриминационные законы против евреев и цыган и начать сотрудничество с гестапо - республику это, впрочем, не спасло.

Мюнхенский сговор также привел к формальному роспуску Народного фронта во Франции - когда коммунисты выступили в парламенте против его ратификации, радикалы на партийном съезде 30 октября 1938 г. объявили о разрыва межпартийного соглашения. Сдвинулось вправо после этого и экономическая политика правительства Франции - победа реакционных сил оказалась почти всеобъемлющей.

На протяжении второй половины 1938 г. ухудшалось также положение республиканской Испании - несмотря на провал наступления националистов на Валенсию в июне-июле и начало республиканского наступления на реке Эбро, которая была форсирована 25 июля, в результате затяжных боев в ноябре националисты отбросили республиканцев обратно за Эбро.


Контролируемые мятежниками (синий) и республиканцами (красный) территории перед битвой на Эбро


Территории, занятые республиканцами в ходе битвы на Эбро (розовый)

В ноябре 1938 г. французское правительство, стремившиеся к продолжению "умиротворения" Германии и Италии, задержало в Бордо технику, закупленную республиканцами у СССР. Франко, в свою очередь, осуществил массовую закупку техники у Германии в обмен на значительную долю в добывающей промышленности страны.

23 декабря 1938 г. войска Франко начали наступление на Каталонию, имея полное превосходство в технике и личном составе.

Кровавый пляж

Оригинал взят у vikond65 в Кровавый пляж
Несчастные случаи во время масштабных военных учений, к сожалению, дело не редкое. Раньше большие маневры почти никогда не обходились без жертв, да и сейчас такое иногда случается. Но вряд ли можно припомнить что-либо подобное тому кошмару, который произошел ровно 70 лет назад, 28 апреля 1944 года, на береговом учебном полигоне Слэптон Сэндс в южной Англии.
В этот день командование американских экспедиционных сил в Европе решило провести генеральную репетицию предстоящей высадки десанта в Нормандии с привлечением пятнадцати тысяч солдат, сотен единиц техники и множества транспортных судов. Учения получили кодовое наименование "Тайгер".
Collapse )

Вынесено из комментариев

Оригинал взят у awas1952 в Вынесено из комментариев
vir77 2017-10-08 17:11:45>> А Госдума как определила? Она давно признала гибель от голода 7.5 миллионов крестьян.

awas1952 2017-10-08 18:12:22> Да, это давно известная ошибка. Демографическая убыль регионов, поражённых голодом, действительно порядка 7 миллионов человек. Но одновременно по меньшей мере 5 миллионов человек составил демографический прирост основных регионов индустриализации: народ туда прибывал в основном как раз из регионов, поражённых голодом. Общая демографическая убыль по всей стране за время голода 1932–3-го годов не превысила 3 миллионов человек, причём по большей части не крестьян, а жителей малых городов, не имевших централизованного снабжения, а питавшихся с крестьянского рынка.

vir77 2017-10-08 17:11:45>> Цифра, конечно, заниженная. Сам Пахан говорил о 10-ти миллионах.

awas1952 2017-10-08 18:12:22> Он в беседе с Чёрчиллом сказал, что коллективизация ущемила интересы 10 миллионов крестьян (из ста с лишним миллионов). По крайней мере именно так его процитировал сам Чёрчилл в своих мемуарах. Каким образом из этого можно сделать вывод, что все они умерли?

Кто и как сверг государя Императора Николая II

http://allpravda.info/kto-i-kak-sverg-gosudarya-imperatora-nikolaya-ii-42458.html

Миф о том, что «большевики свергли царя», скроен весьма неумело. Его появлением мы обязаны постсоветскому регрессу. Только очень бескультурный человек может транслировать подобную вопиющую ложь. О том, что большевики свергли царя, не сказано ни в одном, даже самом фальшивом документе.

Тем не менее, миф о «свергших царя большевиках» встречается сегодня сплошь и рядом. Политики и средства массовой информации постоянно вколачивают его в сознание по принципу «как известно».

Так, например, 22 апреля 2015 года в «Комсомольской правде» было интервью с писателем и историком А. Л. Мясниковым, озаглавленное: «Писатель Александр Мясников: Ленин свергал царя на немецкие деньги, а декабристы — на британские». Правда, в самом интервью так и не было рассказано, как же именно Ленин «свергал царя».

А 28 января 2016 года В. Жириновский в передаче Владимира Соловьева «Поединок» огульно обвинил Ленина в развале царской империи: «Сегодня радостный день. Вместе с миллионами наших граждан мы дадим самую отрицательную оценку всей деятельности Ленина, Сталина, большевистской партии за разгром двух великих государств — царской и советской России».[Spoiler (click to open)]

Справедливости ради надо оговорить, что одной из предпосылок возникновения мифа о свержении царя большевиками стало преувеличение советским официозом роли последних в Февральской революции. Общее расплывчатое представление о значимости роли большевиков в революционных событиях 1917 года, доставшееся от советского времени, вкупе с повальной постсоветской безграмотностью и породило миф о свержении царя большевиками.

Рассмотрим, что представляла собой партия большевиков накануне и в начале революции и кто и как на самом деле свергал царя.

Большевики
и Февральская революция

Февральская революция началась 23 февраля в Петрограде с протестных выступлений рабочих и солдат. Антивоенные митинги, хлебные бунты и стачки переросли в вооруженное восстание.

Безусловно, большевики не питали ни малейшего пиетета к монархии. Конечно, восставшие рабочие и солдаты поднялись, в том числе, благодаря предшествовавшей агитации большевиков, как и членов других партий. Впрочем, эсеры имели куда больший авторитет в войсках. Да и численность большевистской партии была невелика.

После Февральской революции из подполья вышло около 23 600 большевиков. Однако множество членов РСДРП(б) на момент революции находились в тюрьмах и ссылках. Для сравнения, черносотенцев в 1916 году было 45 000.

Большевики не стали организующей силой Февральской революции. На момент ее начала ключевые лица большевистской партии находились не в Петрограде. Ленин был в эмиграции в Швейцарии. Троцкий — в Америке. Сталин, Каменев, Свердлов, Орджоникидзе и еще несколько ведущих большевистских лидеров были разбросаны по ссылкам.

В Петрограде действовало Русское бюро ЦК РСДРП(б), возглавлявшееся А. Шляпниковым, В. Молотовым и П. Залуцким. Задача повести за собой восставшие массы оказалась им явно не по силам.

Узнав о революции из швейцарских газет, Ленин писал: «Судить о положении дела можно лишь с большой осторожностью». Глава РСДРП(б) отмечал, что Временное правительство «захватило власть в Петербурге», вырвав ее из рук рабочих.

Троцкий позже рассказывал, что о большевиках «мало кто знал в начале [1917] года». Что к революции они не готовились, более того — удерживали рабочих от стачек. А вот как Троцкий характеризовал действия партии на момент начала революции: «Центральный большевистский штаб, состоявший из Шляпникова, Залуцкого и Молотова, поражает беспомощностью и отсутствием инициативы. Фактически районы и казармы были предоставлены самим себе».

Большевик Василий Каюров давал схожую оценку действиям Русского бюро:
«...Руководящих начал от партийных центров совершенно не ощущалось. П[етроградский]К[омитет партии] был арестован, а представителя ЦК тов. Шляпникова было трудно разыскать и получить директивы завтрашнего дня. <...> Дальнейший ход революции надо подчинить своему влиянию, сделать же это при весьма ограниченном количестве рабочих руководителей мы не могли».

В образовавшихся Советах влияние большевиков оказалось также весьма незначительно. Ленин писал в «Апрельских тезисах»: «В большинстве Советов рабочих депутатов наша партия в меньшинстве, и пока в слабом меньшинстве...» Троцкий давал такую же оценку: «Большевизм в тот период еще только глухо клокотал в глубоких недрах революции. Официальные же большевики даже в Петроградском Совете представляли ничтожное меньшинство, которое к тому же не очень ясно определяло свои задачи». Руководящую роль в большинстве Советов с февраля по июль–август играли эсеры с меньшевиками.

Отметим, что при этом и эсеры, и меньшевики также не ожидали скорого прихода революции. Так, эсер Сергей Масловский-Мстиславский говорил: «Революция застала нас, тогдашних партийных людей, как евангельских неразумных дев, спящими». А меньшевик Николай Суханов (Гиммер) отмечал: «Ни одна партия не готовилась к перевороту... То, что началось в Питере 23 февраля, почти никто не принял за начало революции». При этом и эсеры, и меньшевики были воодушевлены Февралем, и, в отличие от большевиков, отнеслись более добродушно к пришедшему к власти Временному правительству.

Оговорив весьма слабое участие большевиков в начавшихся революционных событиях, вернемся по времени несколько назад для того, чтобы посмотреть, когда и в какой среде родились замыслы по свержению царя.
«Великокняжеская фронда»

Из-за неудачного хода войны, бездарной внутренней политики и особенно из-за Распутина к концу 1916 года против Николая II оказались настроены практически все политические и общественные силы.

Встали в оппозицию и 15 великих князей дома Романовых, образовавших так называемую великокняжескую фронду. Основными требованиями фронды было устранение от управления государством Распутина, «царицы-немки» Александры Федоровны и вообще немцев, а также введение «ответственного министерства» — то есть правительства, ответственного перед парламентом. Интересно, что идея ответственного министерства станет позже общей идеей заговорщиков. Необходимость свержения царя великие князья обосновывали интересами «спасения монархии».

Неформальным главой фронды считался великий князь Николай Михайлович Романов, прозванный за радикальность своих взглядов Филиппом Эгалите — по аналогии с французским принцем из дома Бурбонов Луи Филиппом Жозефом, отрекшимся от своей семьи и взявшим гражданскую фамилию Эгалите (Равенство). 1 ноября 1916 года Николай Михайлович направил Николаю II письмо, в котором говорилось: «Так дальше управлять Россией немыслимо... Ты веришь Александре Федоровне. Оно и понятно. Но что исходит из ее уст, есть результат ловких подтасовок, а не действительной правды... Если бы тебе удалось устранить это постоянное вторгательство во все дела темных сил, сразу началось бы возрождение России...»

7 ноября 1916 года схожее письмо пишет Николаю II его дядя Николай Николаевич. 11 ноября о том же царю пишут великий князь Георгий Михайлович и брат Николая II великий князь Михаил Александрович. Михаил в это время также публично заявляет, что «сочувствует английским порядкам», то есть парламентаризму. 15 ноября схожее письмо пишет великий князь Михаил Михайлович.

28 ноября к оппозиции присоединилась даже мать царя, вдовствующая императрица Мария Федоровна, потребовавшая от сына отставки с должности председателя правительства немца Штюрмера, считавшегося креатурой Распутина.

Дело дошло до того, что 2 декабря великий князь Павел Александрович потребовал встречи с императором. На состоявшейся 3 декабря встрече он заявил от имени семейного совета о необходимости принятия конституции и удалении Распутина и Штюрмера от двора. На что царь ожидаемо ответил отказом.

16 декабря 1916 года происходит убийство Распутина, в котором участвует великий князь Дмитрий Павлович. После этого «великокняжеская фронда» еще больше активизировалась.

Так, лидер партии «октябристов» М. В. Родзянко вспоминал, что великая княгиня Мария Павловна в одну из последовавших после убийства Распутина ночей, вызвав его на срочный разговор, предложила устранить Александру Федоровну как главную виновницу всех бед: «Великая княгиня стала говорить о создавшемся внутреннем положении, о бездарности правительства, о [министре внутренних дел] Протопопове и об императрице. При упоминании ее имени она стала более волноваться, находила вредным ее влияние и вмешательство во все дела, говорила, что она губит страну, что, благодаря ей создается угроза царю и всей царской фамилии, что такое положение дольше терпеть невозможно, что надо изменить, устранить, уничтожить (здесь и далее выделено нами — Авт.)...»

22 декабря 1916 года французский посол Морис Палеолог записывает в своем дневнике: «Вечером я узнал, что в семье Романовых великие тревоги и волнение.

Несколько великих князей, в числе которых мне называют трех сыновей великой княгини Марии Павловны: Кирилла, Бориса и Андрея, говорят ни больше, ни меньше, как о том, чтобы спасти царизм путем дворцового переворота. С помощью четырех гвардейских полков, преданность которых уже поколеблена, они двинутся ночью на Царское Село; захватят царя и царицу; императору докажут необходимость отречься от престола; императрицу заточат в монастырь; затем объявят царем наследника Алексея под регентством великого князя Николая Николаевича.

Инициаторы этого плана полагают, что великого князя Дмитрия его участие в убийстве Распутина делает самым подходящим исполнителем, способным увлечь войска. Его двоюродные братья, Кирилл и Андрей Владимировичи, пришли к нему в его дворец на Невском проспекте и изо всех сил убеждали его «довести до конца дело народного спасения». После долгой борьбы со своей совестью Дмитрий Павлович в конце концов отказался «поднять руку на императора»...»

А 15 января 1917 года тот же Морис Палеолог запишет: «Заговор великих князей дал осечку. Член думы Маклаков был прав, когда говорил третьего дня г-же Д., от которой я узнал об этом: <...> «Они хотели бы, чтобы Дума зажгла порох... В общем итоге, они ждут от нас того, чего мы ждем от них». Отметим эти явно не случайные взаимные ожидания великих князей и членов Думы.

22 января Николай II, вполне осведомленный о планах своего ближайшего окружения, благоразумно выслал из столицы под разными предлогами великих князей Николая Михайловича, Андрея и Кирилла Владимировичей и Дмитрия Павловича.

Этим по фронде был нанесен сильный удар. Однако ее существование на том не закончилась. И мысли об убийстве также не оставили членов царского дома.

Великий князь Николай Михайлович писал в своем дневнике: «Убийство Распутина полумера, так как надо покончить и с Александрой Федоровной, и с Протопоповым. Вот видите, снова у меня мелькают замыслы убийств (здесь и далее выделено нами — Авт.), не вполне еще определенные, но логически необходимые, иначе может быть еще хуже, чем было. С Протопоповым еще возможно поладить, но каким образом обезвредить Александру Федоровну? Задача — почти невыполнимая. Между тем время идет, а с отъездом Юсупова, великого князя Дмитрия Павловича и Пуришкевича (то есть убийц Распутина — Авт.) я других исполнителей не вижу и не знаю».

1 марта великие князья Михаил Александрович, Кирилл Владимирович и Павел Александрович подписали проект так называемого манифеста «О полной конституции русскому народу». Предполагалось, что царь должен согласиться его подписать.

Забегая вперед, скажем, что целый ряд великих князей признают после свержения Николая II Временное правительство. Так 9, 11 и 12 марта на имя премьер-министра князя Львова поступили соответствующие телеграммы от великих князей Николая Николаевича, Александра Михайловича, Бориса Владимировича, Сергея Михайловича и Георгия Михайловича.

Таким образом, даже если члены императорского дома не повлияли непосредственно на отречение императора, то они явно не могли стать его опорой в надвигающейся критической ситуации.
Интерес иностранных держав

Союзники России в Первой мировой войне Англия и Франция опасались, что Распутин убедит царя через Александру Фёдоровну пойти на переговоры с немцами.

Британский королевский дом, родственный русскому царствующему дому, пытался воздействовать на императора через великих князей. В ноябре 1916 года великий князь Михаил Михайлович Романов, живший в Лондоне, писал Николаю II: «Я только что возвратился из Букингемского дворца. Жоржи (король Великобритании Георг V — Авт.) очень огорчен политическим положением в России. Агенты Интеллидженс Сервис, обычно очень хорошо осведомленные, предсказывают в ближайшем будущем в России революцию. Я искренно надеюсь, Никки, что ты найдешь возможным удовлетворить справедливые требования народа, пока еще не поздно».

Родзянко вспоминал, что уже после убийства Распутина, 8 января, на квартиру к нему неожиданно приехал брат царя великий князь Михаил Александрович. Князь заявил, что правительство и Александра Федоровна «ведут Россию к сепаратному миру и к позору, отдают нас в руки Германии», что царицу и царя «окружают темные, негодные и бездарные лица», что царицу «яростно ненавидят» и что «пока она у власти — мы будем идти к гибели». «Представьте, — добавил Михаил Александрович, — то же самое говорил моему брату Бьюкенен».

Английский посол Джордж Бьюкенен и английский консул и разведчик Роберт Локкарт вообще весьма активно общались с будущими лидерами Февральской революции. Бьюкенен в январе обсуждал в своем посольстве в Петербурге дворцовый переворот с главными думскими заговорщиками: Гучковым, Родзянко и Милюковым. А Локкарт в Москве постоянно разговаривал с думцами князем Львовым, М. Челноковым, В. Маклаковым, А. Мануйловым и Ф. Кокошкиным на тему о том, что страна над пропастью, а нынешнее правительство — недееспособно.

На конец января — середину февраля 1917 года в Петербурге была намечена конференция на высшем уровне с представителями лондонского истеблишмента. Накануне конференции Бьюкенен на аудиенции у Николая II поставил вопрос о целесообразности ее проведения. При этом посол чрезвычайно резко заявил: «Политическое положение в России не дает мне смелости ожидать сколько-то крупных результатов от ее заседаний... На революционном языке заговорили не только в Петрограде, но и во всей России». Бьюкенен даже высказал сомнение, «что нынешнее русское правительство будет оставаться у власти».

Прибывшая вслед за тем в Петербург английская делегация также общалась с будущими заговорщиками. Глава миссии, военный министр Великобритании лорд Альфред Мильнер, встречался с князем Львовым. Львов вручил Мильнеру меморандум, в котором говорилось, что отсутствие в России конституционной реформы приведет страну к катастрофе. Указывался и срок начала революции, по всей видимости, связанный с предстоящим собранием Думы: через три недели. Британская миссия покинула Россию за неделю до начала Февральской революции.
Заговор думцев и генералов

Заговор членов Государственной думы сложился в конце 1916 года, после убийства Распутина. Во главе него встали Александр Гучков и Михаил Родзянко, бывшие лидерами праволиберального «Прогрессивного блока» и партии «Октябристов» (представлявшей интересы крупных землевладельцев и промышленников), а также деятелями Земгора и Военно-промышленного комитета. Участвовал в заговоре и лидер кадетов Павел Милюков. К заговорщикам присоединились их коллеги по Думе (Некрасов, Терещенко и другие).

Обсуждались различные замыслы свержения Николая II, избавления от императрицы и удаления от власти окружения царя. После этого предполагалось установить в России конституционную монархию. Как и великие князья, члены Думы рассуждали о «спасении монархии» путем смены монарха. Необходимость заговора сверху объяснялась тем, что иначе монархия падет от мятежа «плебеев» снизу.

Генерал-майор Отдельного корпуса жандармов А. И. Спиридович позже рассказывал, что 1 января 1917 года заговорщики через главу города Тифлиса А. И. Хатисова предложили великому князю Николаю Николаевичу возглавить империю вместо своего племянника. Николай Николаевич отказался, однако царю о сделанном предложении не рассказал.

Тогда заговорщики решили, что главой государства может стать брат Николая II Михаил Александрович в качестве регента при малолетнем наследнике престола.

Гучков позже, в эмиграции, рассказывал: «Из беседы с Некрасовым выяснилось, что и он пришел к той же точке зрения... о неизбежности насильственного переворота... Так как в дальнейшем предполагалось возведение на престол сына государя — наследника, с братом государя в качестве регента на время малолетства, то представлялось недопустимым заставить сына и брата присягнуть через лужу крови. Отсюда и родился замысел о дворцовом перевороте, в результате которого государь был бы вынужден подписать отречение с передачей престола законному наследнику».

Совершить дворцовый переворот без поддержки армии было невозможно. При этом настроения в армии накануне Февральской революции генерал Брусилов позже охарактеризует следующим образом: «К февралю 1917 года вся армия — на одном фронте больше, на другом меньше — была подготовлена к революции. Офицерский корпус в это время также поколебался и, в общем, был крайне недоволен положением дел».

Гучкову удалось привлечь к участию в заговоре командующего Северным фронтом генерала Рузского. Рузский, в свою очередь, привлек еще нескольких командующих фронтами, в том числе генерала Брусилова. Судьбу заговора решило присоединение к заговору начальника Генерального штаба генерала Алексеева.

9 февраля в кабинете председателя Государственной думы Родзянко состоялось совещание лидеров думской оппозиции. Там присутствовали также генерал Н. В. Рузский и полковник А. М. Крымов. На совещании открыто обсуждался план дворцового переворота.

Таким образом, представители Думы и члены высшего генералитета готовили отречение Николая II еще до начала революционных событий.

Охранное отделение тоже знало о готовящемся заговоре. Генерал охранки Спиридович писал 20 февраля: «Попав же на квартиру одного приятеля, серьезного информатора, знающего всё и вся, соприкасающегося и с политическими общественными кругами, и с прессой и миром охраны, получил как бы синтез об общем натиске на правительство, на Верховную Власть. Царицу ненавидят, Государя больше не хотят... Об уходе Государя говорили как бы о смене неугодного министра. О том, что скоро убьют Царицу и Вырубову, говорили так же просто, как о какой-то госпитальной операции. Называли офицеров, которые, якобы, готовы на выступление, называли некоторые полки, говорили о заговоре Великих Князей (выделено нами — Авт.), чуть не все называли В. К. Михаила Александровича будущим Регентом».
Отречение царя

Когда произошла Февральская революция и вооруженная толпа захлестнула улицы, думские заговорщики поняли, что свергать царя надо немедленно.

Генерал Брусилов вспоминал: «Я ... был вызван к прямому проводу [генералом] Алексеевым, который сообщил мне, что образовавшееся Временное правительство ему объявило, что в случае отказа Николая II отречься от престола оно грозит прервать подвоз продовольствия и боевых припасов в армию (у нас же никаких запасов не было), поэтому Алексеев просил меня и всех главнокомандующих телеграфировать царю просьбу об отречении. Я ему ответил, что со своей стороны считаю эту меру необходимой и немедленно исполню. Родзянко тоже прислал мне срочную телеграмму такого же содержания... Я ответил Родзянко, что мой долг перед родиной и царем я выполняю до конца, и тогда же послал телеграмму царю, в которой просил его отказаться от престола».

1 марта на совещании членов Временного комитета Государственной думы обсуждалось отречение царя. Монархист В. Шульгин позже рассказывал: «Нас было в это время неполный состав. Были Родзянко, Милюков, я, — остальных не помню... Но помню, что ни Керенского, ни Чхеидзе [то есть левых] не было. Мы были в своем кругу. И потому Гучков говорил совершенно свободно». А говорил он следующее: «...Видимо, нынешнему Государю царствовать больше нельзя... Высочайшее повеление от его лица — уже не повеление: его не исполнят... Если это так, то можем ли мы спокойно и бе­зучастно дожидаться той минуты, когда весь этот революционный сброд начнет сам искать выхода... И сам расправится с монархией...»

В ночь на 2 марта Гучков и Шульгин отправились вдвоем от лица Временного комитета Думы в штаб армии Северного фронта в Псков, где находился Николай.

Вот как монархист Шульгин объяснял самому себе, что он едет свергать царя: «Я отлично понимал, почему я еду. Я чувствовал, что отречение случится неизбежно, и чувствовал, что невозможно поставить Государя лицом к лицу с Чхеидзе... Отречение должно быть передано в руки монархистов и ради спасения монархии». То есть отречение императора лучшим выходом на момент Февраля считали даже монархисты.

Отношение думцев на тот момент к царю хорошо характеризуют слова одного из главных заговорщиков, Милюкова, сказанные им на заседании Думы на следующий день, 2 марта: «Старый деспот, доведший Россию до полной разрухи, добровольно откажется от престола или будет низложен».

С Николаем II к моменту приезда Гучкова и Шульгина уже говорил об отречении командующий Северным фронтом Рузский. Царю были показаны телеграммы главнокомандующих фронтами с просьбами об отречении.

Николай II заявил Гучкову и Шульгину, что он сначала принял решение отречься в пользу сына. Но, сознавая, что это потребует разлуки с ним, отрекается в пользу брата Михаила.

Отрекшегося царя 2 марта арестовал начальник его штаба генерал Алексеев.

На следующий день Михаил, после совещания с членами Думы, также подписал отречение. Родзянко вспоминал: «Великий князь Михаил Александрович поставил мне ребром вопрос, могу ли ему гарантировать жизнь, если он примет престол, и я должен был ему ответить отрицательно, ибо ... твердой вооруженной силы не имел за собой...»

Таким образом заговор думцев и генералов, устроенный вроде бы для сохранения царствующей династии, привел к полному свержению дома Романовых.
Реакция на свержение царя
церкви и лидеров белого движения

Император настолько скомпрометировал себя, что в роковой для себя час не нашел поддержки ни у церкви, ни у монархических организаций, ни у будущих лидеров белого движения, которых по какому-то недоразумению тоже записывают в верные монархисты.

Церковь отреагировала на отречение вполне лояльно.

9 марта Синод выпустил обращение, в котором Февральская революция характеризовалась словами «свершилась воля Божия». В обращении говорилось: «Россия вступила на путь новой государственной жизни. Да благословит Господь нашу великую Родину счастьем и славой на ее новом пути».

12 марта в храмах зачитали акты об отречении Романовых. Теперь перед рукоположением в сан священникам и дьяконам следовало произносить: «Обязуюсь повиноваться Временному правительству, ныне возглавляющему Российское государство, впредь до установления образа правления волею народа при посредстве Учредительного собрания».

Приведем лишь некоторые высказывания высших церковнослужителей того времени.

Архиепископ Волынский Евлогий в своем послании к верующим говорил о том, что «русский царь был окружен... тесным кольцом безответственных и темных влияний».

Епископ Екатеринославский и Мариупольский Агапит заявил, что «темные силы толкали нашу родину к гибели», но что «Промысел Божий вверил судьбы России правительству из представителей народных в Государственной думе, которым прекрасно известны современные недуги и нужды нашего Отечества».

Архиепископ Пензенский Владимир сообщил в телеграмме одному из вождей революции и новому обер-прокурору Синода В. Н. Львову, что видит в его лице «зарю обновления церковной жизни».

Епископ Полоцкий Кирион призывал в проповеди: «Станем несокрушимой скалой вокруг Государственной думы...»

Наконец, в своем воззвании к сопастырям епархии пастыри города Казани прославляли Государственную думу, которая «из горячей любви к родине» совершила «великий государственный переворот».

Что касается отношения к свержению царя лидеров белого движения, то генерал Корнилов лично арестовал 8 марта в Царском селе Александру Федоровну и остальных членов царской семьи.

Адмирал Колчак, по собственному рассказу, в числе первых присягнул Временному правительству и привел к присяге своих подчиненных.

Что касается генерала Деникина, то он так охарактеризовал закат монархии: «Безудержная вакханалия, какой-то садизм власти, который проявляли сменявшиеся один за другим правители распутинского назначения, к началу 1917 года привели к тому, что в государстве не было ни одной политической партии, ни одного сословия, ни одного класса, на которое могло бы опереться царское правительство. Врагом народа его считали все».
***

Итак, Февральская революция стала для большевиков неожиданностью. Народный протест против тяжелых условий жизни совпал со стремлением к власти крупных промышленников и землевладельцев, чьи интересы выражали Гучков, Родзянко и Милюков. От Николая II отвернулись Дума, военные, монархисты, церковь и даже его ближайшие родственники. Активный интерес к падению самодержавия проявлял и британский королевский дом.

Лидеры Февральской революции, разрушив Российскую империю, посеяли хаос. Но они не справились с ним. Усмирять хаос, воссоединяя и восстанавливая разрушенную революцией и Гражданской войной страну, пришлось уже столь проклинаемым ими большевикам.

Великая депрессия в США и сельское хозяйство - уроки истории

http://perevodika.ru/articles/6366.html

Великая депрессия 1929–1938 годов

То, что началось в «черный вторник» 29 октября 1929 года в финансовом сердце Америки – на Уолл-стрит, – закончилось только спустя десятилетие. После этого великого краха и американская империя, и весь остальной мир никогда уже не стали прежними. До осени 2008 года мы редко вспоминали об этом величайшем кризисе, бушевавшем в США в 1930-е, и о «Новом курсе» президента Рузвельта. А жаль – о таких вещах нашим соотечественникам стоило бы знать больше, поскольку многое в этой давней истории имеет к нам сейчас самое прямое отношение.
Россия и кризис 2008-го – возможно, эта проблема станет нам понятнее, если мы внимательно приглядимся к столкновению Америки с кризисом далекого 1929-го, когда могучий локомотив сильнейшей экономики мира внезапно забуксовал и сошел с рельс?..

Когда мы сейчас говорим или спорим о государственном регулировании АПК, то очень редко вспоминаем о том, что впервые за масштабное регулирование аграрного сектора экономики государство взялось в Америке в начале 1930-х годов (не будем брать в расчет СССР, где все сельское хозяйство было основательно «зарегулировано» уже в середине 1920-х). Будущий 32-й президент США Франклин Делано Рузвельт еще во время предвыборной президентской кампании широко использовал лозунги о необходимости «сельскохозяйственного планирования в национальном масштабе» и «постоянной помощи сельскому хозяйству», он говорил и о том, что в американской экономике отсутствует «равенство для сельского хозяйства». Когда Рузвельт в начале марта 1933-го стал президентом, Великая депрессия продолжалась уже более трех лет, и стало ясно, что проблемы сельского хозяйства обещают вырасти в серьезнейшую угрозу для всей страны; система государственной поддержки стала насущной необходимостью... И Рузвельт начал действовать без промедления, с самого начала своего президентства проведя ряд важнейших реформ, направленных на коренное изменение экономической ситуации. В частности, в мае 1933-го были приняты два важнейших государственных акта – закон о рефинансировании фермерской задолженности и закон о восстановлении сельского хозяйства, вводящий госконтроль за объемом производства сельскохозяйственной продукции и начинавшийся словами: «Острое экономическое бедствие стало следствием возрастающего расхождения между сельскохозяйственными ценами и ценами на прочие товары, что в значительной мере обусловило неспособность фермеров покупать промышленные изделия, нарушило правильный товарообмен и причинило серьезный ущерб сельскохозяйственным ценностям, служащим опорой системы национального кредита. Настоящим объявляется, что эти условия в такой основной отрасли экономики, как сельское хозяйство, отразились на представляющих общенациональный интерес сделках с сельскохозяйственными товарами, обременили и затруднили нормальный ход торговли этими товарами».
[Spoiler (click to open)]
Целью администрации Рузвельта было установление такого равновесия производства и потребления сельскохозяйственных товаров и таких условий сбыта для них, при которых цены на сельхозпродукцию поднялись бы до уровня, при котором они покрывали бы расходы американских фермеров на ее производство. Желательно – до уровня лета 1914 года...

А вот тут интересно вспомнить, что XX век для сельского хозяйства США начинался вовсе не с ценовых проблем – с ценами дело тогда обстояло как нельзя лучше. Недаром два десятилетия перед Первой мировой войной окрестили «золотым веком американского сельского хозяйства». Спрос на сельскохозяйственные продукты, цены на них, доходы фермеров – все показатели устойчиво росли. А с началом Мировой войны положение американских фермеров и вовсе стало предметом зависти – война бушевала где-то далеко от американского континента, и европейские страны, отвлекавшие ресурсы из сельского хозяйства на производство военной продукции, обратились к Америке за продовольствием и сырьем. Спрос на продовольствие резко возрос, цены взлетели еще выше (только с 1914 по 1918 год они выросли более чем вдвое), а если учесть, что американское сельское хозяйство к этому времени было самым технически оснащенным в мире, то наращивать объемы производства не составляло особого труда... Впрочем, столь благоприятное положение не могло сохраняться вечно. Пиком сельскохозяйственного процветания Америки стал 1920 год, когда цены на фермерскую продукцию достигли максимума, – но в этом же году начался и спад, оказавшийся внезапным и сильным потрясением для сельского хозяйства США. Цены на продукцию фермерских хозяйств начали падать, к тому же немалый объем ипотечной задолженности, образовавшийся за годы процветания, стал почти непосильным бременем. Тем не менее американская экономика довольно быстро оправилась от спада, и наступили времена экономического бума 1920-х. Правда, сельское хозяйство хоть и воспряло, но все-таки не в той степени, что другие секторы экономики. Основная причина была в том, что европейское сельское хозяйство не только оправилось от ущерба, нанесенного войной, но и стало быстро развиваться под влиянием множества технических новшеств. И внешний спрос на американскую сельскохозяйственную продукцию стал падать. К тому же внутриамериканское потребление тоже как минимум не росло – американцы в массе своей были сыты, и растущие доходы использовались на покупку автомобилей и прочих дорогостоящих предметов длительного пользования. Последним виновником тут стал научно-технический прогресс, способствовавший росту сельхозпроизводства, – предложение продуктов росло, а следствием этого стали низкие цены и невысокие доходы фермеров.

Но худшие времена для американского сельского хозяйства наступили с приходом Великой депрессии...

Великая депрессия: как все начиналось

Чтобы понять, что именно и почему случилось с Америкой в тяжелое десятилетие 1929–1938-го, надо вспомнить, что же происходило с этой гигантской страной 10–15 годами ранее...

Начнем с того, что во время Первой мировой войны в Америку широким потоком хлынуло золото старушки Европы, к тому же во внутренней политике США делали ставку на высокие импортные пошлины в сочетании с низкими подоходными налогами – и этот локомотив погнал экономику страны вперед со скоростью экспресса. Экономика США превратилась в самую крупную экономику мира, а национальный доход вырос с $32 млрд в 1913 году до $89,7 млрд в 1927-м – при том что доллар тогда был в десятки раз весомей нынешнего «зеленого»! В 1920-е годы в американской промышленности массовое производство товаров длительного пользования перешло на конвейерные технологии, что сразу обеспечило гигантский рост производительности труда. Росло вообще все – ВНП, объемы производства, прибыли и уровень жизни всех слоев населения; американцы всерьез уверовали в наступление эры «просперити» – безграничного процветания. Возводились небывало высокие и роскошные небоскребы, строились дороги и мосты, считавшийся прежде символом богатства автомобиль стал предметом широкого потребления. На рынке недвижимости наблюдался настоящий бум, вся страна была охвачена эйфорией фондового рынка. Не было ничего прибыльней, чем спекуляции ценными бумагами, недвижимостью и землей, акции промышленных предприятий росли как на дрожжах. Индекс Доу-Джонса утроился за семь лет... Казалось, Америка вступила в полосу невиданной стабильности. Средний американец стал зарабатывать намного больше, при этом многое из того, что еще недавно считалось предметом роскоши, – автомобили, радиоприемники, граммофоны и телефоны – стало гораздо доступнее. Например, к 1929 году в Америке ежегодно сходило с конвейера более 5 млн автомобилей, а общее количество автомашин в эксплуатации превысило 26 млн. Доллар был тверд и надежен как никогда – золотые монеты находились в свободном обращении, и вообще денег было в достатке, тем более что за несколько лет до депрессии наличная денежная масса выросла почти на 65%. При этом основной объем финансовых ресурсов попадал не в производство, а на фондовый рынок, спекуляции на котором стремительно раздували «мыльный пузырь». На фондовом рынке образовалась пирамида, и в результате котировки акций росли независимо от финансовых показателей компаний. Большинство инвесторов использовали для работы на бирже кредиты – акции закладывались в банке, брался новый кредит, на него покупались новые акции и т.д. На волне инвестиционного и индустриального бума этой эпохи, прозванной «бурлящими двадцатыми», деньги широко вкладывались и в промышленность, и в сельское хозяйство. Никто не предвидел краха – свою хорошую жизнь американцы создали себе сами, своим трудом, так почему бы счастливым временам не длиться вечно?! Один из крупнейших американских экономистов Ирвинг Фишер 19 октября 1929 года восторженно писал: «Страна марширует по высокогорному плато процветания». Фондовый рынок США рухнул через 10 дней – 29 октября, и биржевой крах на Уолл-стрит столкнул Америку в пучину Великой депрессии...

«Черные дни» 1929-го

Вообще-то сигнал о том, что ситуация на рынке акций критическая, прозвучал еще весной 1929 года, когда в марте стоимость акций и недвижимости падала несколько недель подряд; экономика пошатнулась, но устояла. Трезвомыслящим финансистам уже тогда стало ясно, что финансовый бум построен на завышенных ожиданиях прибыльности и на спекуляциях, но большинство продолжало покупать недвижимость и акции, рассчитывая спустя некоторое время продать их еще дороже. Первый удар грома сотряс рынок в «черный четверг» 24 октября, когда с утра началось безостановочное падение курса акций на Нью-Йоркской фондовой бирже. Воцарилась немыслимая паника, и положение спасли только крупнейшие банки Нью-Йорка, которые спешно собрали капитал (по разным источникам, от $20 млн до $240 млн) и вышли с ним на биржу как покупатели. На несколько дней рынок замер в неустойчивом равновесии, но «черный вторник» 29 октября стал днем настоящего краха. Обвальное падение акций началось на Нью-Йоркской бирже с самого утра, к вечеру было продано почти 16,5 млн акций, а общее падение их стоимости в этот день составило $10 млрд. То есть за несколько часов из экономики испарилось $10 млрд кредитных денег! Миллионные состояния обратились в прах за несколько часов, обстановка на Уолл-стрит напоминала конец света, десятки инвесторов и биржевых дельцов выбросились из окон небоскребов... Небывалое и безостановочное падение акций продолжалось неделю, и 5 ноября оно перекинулось на рынок товаров. Больнее всего обвал цен ударил по продукции сельского хозяйства, особенно по пшенице – за день цены на нее обвалились практически до нуля. Почти так же сильно упали цены на хлопок – основную культуру южных штатов США.

Еще через неделю, 13 ноября, рынок достиг исторического минимума, а всего за первые три недели кризиса финансовые потери США составили более трети национального дохода, превысив $30 млрд.

Реакция банков оказалась вполне предсказуемой. Почти полностью прекратилась выдача каких-либо кредитов, из-за чего по всей Америке обанкротилось большое количество предприятий. Но сами банки это не спасло – проблема была в том, что значительную долю банковских активов составляли ценные бумаги, а также ссуды под залог недвижимости, ценных бумаг и фермерских земель.

В первые же недели кризиса недвижимость и тем более акции сильно обесценились, большинство ссуд стало невозвратными, сильно снизились и остатки на счетах предприятий – а добило банки население, в первые же дни кризиса кинувшееся изымать свои вклады. Особенно напряженным положение в банковской сфере стало в начале 1933 года, когда за месяц из крупных банков было изъято 15% депозитов – без малого $2,5 млрд. Результатом стала волна банковских банкротств, прокатившаяся по всей Америке.

Великая депрессия началась с кризиса в финансово-кредитной системе и промышленности, но очень скоро затронула и сельское хозяйство, строительство, торговлю, транспорт. По официальной американской статистике, за годы депрессии разорилось 140 000 промышленных и торговых компаний, 19 крупных железнодорожных компаний, обанкротилось 5770 банков, доходы корпораций снизились более чем на 60%. К 1933 году общий уровень промышленного производства упал по сравнению с 1929-м на 47%, промышленность оказалась отброшена к уровню 1911 года!

Очень сильно пострадало сельское хозяйство. В частности, цена недвижимости фермеров упала более чем в 10 раз – например, ферма, в 1929-м стоившая $100 000, в 1933-м была продана за долги всего за $5000. К 1932 году цены на сельскохозяйственную продукцию составляли менее 33% от уровня 1920-го. За пять лет кризиса, к осени 1934-го, сбор кукурузы упал на 45%, пшеницы – на 36%, а цены на главные зерновые культуры Америки – пшеницу и кукурузу – упали в 2,7 раза, на хлопок – более чем в 3 раза.

Валовой доход фермерских хозяйств сократился более чем вдвое. Обедневшие фермеры перестали покупать промышленную продукцию, и кризис стал самоподдерживающимся явлением. А главное – фермерам в отсутствие доходов оказалось нечем гасить ссуды, и к концу 1933 года разорилось почти 15% (более 898 000) фермерских хозяйств. Десятки и сотни тысяч фермеров, лишившихся земли, а вместе с ней и средств к существованию, в поисках возможности хоть как-то прокормить свои семьи бежали в крупные города, пополняя ряды безработных.

К 1933 году количество безработных в Америке достигло 17 млн, то есть не имел никакой работы каждый третий работоспособный человек. При этом распространена была частичная безработица – полностью занятыми были не более 10% рабочих. После месяцев бесполезных поисков работы, когда заканчивались все сбережения, сотни тысяч людей превращались в нищих и бездомных бродяг, скитавшихся по стране в поисках пропитания. Многие оказывались перед реальной угрозой голодной смерти. Только в Нью-Йорке в 1931 году было зарегистрировано около 2000 случаев смерти от голода. Лишившись за неплатежи крыши над головой, безработные селились на окраинах городов в «гувервиллях» («поселках президента Гувера»), выстроенных из ящиков, картона и строительного мусора.

Правительство президента Гувера с самого начала кризиса пыталось обуздать стихию Великой депрессии, руководствуясь доктриной экономического либерализма и используя традиционные методы помощи банкам и фермерам (при этом правительственное «Федеральное фермерское бюро» оказывало помощь только крупным фермерам, все остальные оказались предоставленными своей судьбе). Под занавес своего президентства, в 1932-м, Гувер попробовал решительно реанимировать банковскую систему, но для этого ему, президенту-республиканцу, необходимо было получить поддержку демократического большинства в Конгрессе. Это Гуверу не удалось, а тут как раз грянули президентские выборы, на которых он потерпел сокрушительное поражение, – и новым хозяином Белого дома стал Франклин Делано Рузвельт. Человек, вошедший в историю как победитель Великой депрессии...

Приход Рузвельта

Одним из первых масштабных предприятий Рузвельта стали чрезвычайные меры по спасению банковской системы США. По всей Америке вкладчики осаждали банки, требуя вернуть свои вклады. Удовлетворить одновременно требования о выдаче денег в таких масштабах было попросту невозможно, и банковская система, а вместе с ней и вся экономика, оказалась на грани коллапса...

Новый президент действовал железной рукой. Рузвельт принес президентскую присягу 4 марта 1933 года и в своей инаугурационной речи призвал страну к национальному единству и потребовал «предоставить исполнительной власти такие же широкие полномочия, какие были бы даны президенту, если бы внешний враг вторгся в нашу страну». А уже через день президентским указом были объявлены недельные «банковские каникулы», закрыты и взяты под контроль полиции все банки страны. За следующую неделю была проведена тотальная жесткая ревизия банков. Не прошедшие чистку и разорившиеся банки попали под внешнее управление, а признанные устойчивыми – получили право на дальнейшую работу. 11 и 12 марта президент выступил перед прессой и по радио, объясняя населению ситуацию и меры правительства по выходу из кризиса. Объяснения президента, обладавшего несомненным ораторским талантом, сделали свое дело: всеобщая паника пошла на убыль, 15 марта открылось около 30% банков, а уже через неделю приток денег в банки превысил их отток. В результате этих мер произошло укрупнение банковской системы, был резко усилен контроль Федерального Резерва (аналог Центробанка) за денежным обращением, за выдачей кредитов и за созданием кредитных денег. Банкам, принимавшим депозиты, было запрещено вкладывать деньги в ценные бумаги и проводить рискованные операции со средствами клиентов, был принят закон о страховании депозитов. Одновременно усилился госконтроль за биржей и рынком ценных бумаг.

Также 9 марта 1933 года начала работу специальная сессия Конгресса, продолжавшаяся более трех месяцев и принявшая ряд важнейших законов, заложивших основу «Нового курса» – рузвельтовской экономической и социальной политики. Главными задачами этой программы стало спасение и стабилизация финансовой системы США, усиление государственного регулирования экономики и важнейшие институциональные преобразования.

«Новый курс» в сельском хозяйстве

Правительство Рузвельта приложило все силы, чтобы остановить процесс разорения фермеров и поднять цены на сельскохозяйственную продукцию – для этого необходимы были уменьшение посевных площадей и сокращение производства сельхозпродукции. 12 мая 1933 года был принят на первый взгляд парадоксальный закон «О регулировании сельского хозяйства», устанавливающий премиальные выплаты для тех хозяйств, которые были готовы сократить посевные площади. Но при существовавшем в стране перепроизводстве сельскохозяйственных товаров, которое привело к падению цен на них ниже себестоимости, иного пути просто не существовало. Фермерам необходимо было сокращать посевные площади и поголовье скота, чтобы цены повысились до уровня, окупающего их затраты. Федеральное правительство платило фермерам компенсацию за каждый незасеянный гектар, деньги для этого брались из налога на первичную обработку сельхозпродукции. Одновременно были приняты меры по консолидации фермерской задолженности, фермерам предоставлялись субсидируемые правительством кредиты, и массовая продажа с молотка ферм и всего имущества должников вскоре прекратилась.

Кризис в сельском хозяйстве был преодолен поистине ужасающими мерами. Необходимо было сдержать падение цен и сократить предложение сельскохозяйственных продуктов на рынке – и вот на фоне массовой нищеты и голода пшеницу сжигали в топках паровозов и пароходов, молоко из цистерн выливали в реки, поля с пшеницей, картофелем и хлопком запахивали или заливали керосином (было перепахано 25% посевных площадей под зерновые и 4,3 млн га хлопчатника), было закуплено и уничтожено более 6,5 млн свиней, при этом общий объем выплат за сокращение площадей составил около $977 млн. Сельскохозяйственной политике Рузвельта помогала сама природа – в 1936 году на США обрушились небывалая засуха и песчаные бури, что привело к сильному снижению урожая и росту цен на сельхозпродукцию. В результате уже к 1936–1937 годам доходы фермеров стали вполне нормальными.

Надо заметить, что аграрная политика администрации Рузвельта шла на пользу в основном крупным фермерским хозяйствам, которые могли относительно безболезненно сократить часть своих посевов. Такие фермы пользовались правительственными субсидиями для приобретения сельскохозяйственной техники и химических удобрений, что позволяло повысить урожайность и производительность труда и тем самым получать на меньших площадях урожаи даже большие, чем раньше. Все это быстро привело к концентрации земельной собственности – так, к 1940 году 1,6% ферм владели 34% сельскохозяйственной земли. Но при этом 38% ферм использовало только 5% площадей, и правительственные субсидии им не доставались.

Чтобы решить проблему рефинансирования безнадежных кредитов, с мая 1933 по октябрь 1937 года федеральные земельные банки выдали около $2,2 млрд займов примерно 540 000 фермерских хозяйств (около 37% всей фермерской задолженности). Частично развязав кризис неплатежеспособности фермеров, в первую очередь крупных, эта мера оказалась крайне выгодна банковскому сектору США, предотвратив крах многих банков, – 90% объема выданных займов было направлено на погашение долгов перед банками.

Социальные реформы

Мероприятия Рузвельта были направлены и на снижение уровня безработицы. В начале мая 1933 года на оказание помощи безработным было выделено $500 млн (а впоследствии еще свыше $3,5 млрд), и безработные впервые в американской истории стали получать минимальное государственное пособие. В рамках «Нового курса» была образована Администрация общественных работ, которая занималась крупными строительными проектами – строительством шоссейных дорог, мостов, дамб и аэродромов, посадкой лесов, электрификацией сельской местности (сеть покрывающих всю Америку великолепных автострад заложена именно во времена Великой депрессии). Для этой программы в массовом порядке привлекались безработные, и, таким образом, работой удалось обеспечить более 4 млн человек.

Сама работа не требовала высокой квалификации, а оплата была достаточной для пропитания работника и его семейства.

Также в 1933 году был создан Гражданский корпус сохранения ресурсов, предназначенный для направления безработной молодежи на работу в лесные регионы. Были созданы спецлагеря для молодых людей 18–25 лет, через которые в 1933–1939 годах прошло более 2 млн человек. Молодые американцы жили в таких лагерях по полгода, им предоставлялась форменная одежда, а также бесплатные питание и жилье. Платили там $30 в месяц (из них $25 отправляли семье работника), и под началом офицеров-резервистов американской армии молодые люди работали на строительстве шоссе, создании лесонасаждений, очистке лесов и благоустройстве парков и на других общественно полезных работах.

В 1935 году был принят закон «О трудовых отношениях», провозгласивший необходимость коллективной защиты трудящихся через профсоюзы и запретивший преследование рабочих за создание профсоюзов и участие в стачках. При этом закон запрещал дискриминацию членов профсоюзов. Также был принят закон о социальном обеспечении, по которому выплачивались пособия по безработице и создавались пенсионные фонды.

В 1937 году законодательно был запрещен детский труд, устанавливался минимум заработной платы в 25 центов в час (в течение шести лет он был повышен до 40 центов), а продолжительность рабочей недели была ограничена 44 часами (в течение двух лет она сократилась до 40 часов).

В 1938 году Рузвельт объявлял о своем плане «Подкачки насосом». По этому плану потребительский спрос предстояло повысить с помощью госвливаний в экономику (строительство автомагистралей, государственного жилья и т.д.). Также было увеличено число людей, получающих пособия.

Триумф «Нового курса»

Все меры, предпринятые Рузвельтом в рамках «Нового курса», оказались очень эффективными. В 1933 году за первые несколько месяцев его президентства объем промышленного производства возрос на 70%, а уже к июлю составил 90% от уровня 1928 года. Впрочем, политика «Нового курса» не спасла страну от очередной волны кризиса в 1937–1938 годах, вновь отбросившей Америку на полтора десятилетия назад. Впрочем, это уже совсем другая история – тем более что на этот раз тяжелые времена продлились всего пару лет: к 1939–1940 годам экономика оживилась, а далее стали действовать совсем другие факторы. Вторая мировая война принесла США новый экономический подъем; внутренний и внешний спрос на сельскохозяйственные продукты во время войны быстро рос, и процветание вернулось в сельское хозяйство. После перевода экономики на военные рельсы вновь на полную мощность заработали заводы, исчезла безработица; к тому же американцам очень помог принятый в марте 1941 года закон о ленд-лизе, благодаря которому США впоследствии осуществляли колоссальные поставки вооружений, военных материалов и продовольствия России, Британии, Китаю и многим другим странам. Стоит заметить, что окончательно оправиться от депрессии американская экономика смогла лишь через 20 лет – в 1950-х.

Уроки для России

Прошло почти 80 лет, и уроки Великой депрессии оказались как никогда актуальны для нашей с вами страны. Изучение американского опыта 80-летней давности может иметь огромное практическое значение для прогнозирования событий в сегодняшней России.
К сожалению, кризис 2008 года всех нас застал врасплох, хотя недостатка в апокалиптических пророчествах не было – серьезные экономисты, финансовые аналитики и публицисты наперебой предрекали приход новой Великой депрессии. Кто-то из современных оракулов использовал эти два слова для нагнетания паники, кто-то – для дезорганизации оппозиции. Но если свести суть их предсказаний к короткой фразе, то лучше всего выразился еще в 2006-м на сайте «Лефт.ру» небезызвестный Дмитрий Якушев: «Мировая экономика еще не сорвалась в неуправляемый штопор, но дыхание неумолимо приближающегося кризиса ощущается уже со всей очевидностью».
Разумеется, Великая депрессия 1929-го и российский кризис 2008-го произошли в две совершенно разные исторические эпохи, да и, если принять во внимание все факторы, не так уж много между ними общего. Но все-таки чем-то рузвельтовское наследие может пригодиться и в современных российских условиях.

Жертвы сталинских репрессий



Осенью 1942 г. в Починковском районе Горьковской области были пойманы одетые в лохмотья дети, воровавшие картофель и зерно с колхозных полей. Выяснилось, что "урожай собирали" воспитанники районного детского дома. И делали они это отнюдь не от хорошей жизни.

При проведении дальнейшего расследования местные милиционеры раскрыли преступную группу, а, по сути, банду, состоявшую из сотрудников данного учреждения. Всего по делу были арестованы семь человек, в том числе директор детдома Новосельцев, бухгалтер Сдобнов, кладовщица Мухина и другие лица.

При обысках у них были изъяты 14 детских пальто, семь костюмов, 30 метров сукна, 350 метров мануфактуры и другое незаконно присвоенное имущество, с большим трудом выделенное государством в это суровое военное время.

Следствие установило, что путем недодачи полагающейся нормы хлеба и продуктов указанные преступники только в течение 1942 г. расхитили семь тонн хлеба, полтонны мяса, 380 кг сахара, 180 кг печенья, 106 кг рыбы, 121 кг меда и т. д. Все эти дефицитные продукты работники детдома распродавали на рынке либо просто сами проедали.

Только один товарищ Новосельцев ежедневно получал на себя и членов своей семьи пятнадцать порций завтраков и обедов. За счет воспитанников неплохо питался и остальной обслуживающий персонал. Детей же кормили "блюдами", приготовленными из гнилья и овощей, ссылаясь при этом на плохое снабжение. За весь 1942 г. им лишь один раз выдали по одной конфетке к 25-й годовщине Октябрьской революции.

Надо сказать, что государство, несмотря на тяжелое военное время, все же выполняло свои обязательства перед детьми, оставшимися без родителей. Неуклонно соблюдались нормы выдачи продуктов, регулярно выделялась и одежда.

Однако всякие сволочи, вроде Новосельцева, использовали это в корыстных целях. Директор, как оказалось, имел тесную связь с заведующим базой снабжения областного отдела народного образования Колесовым и при его соучастии расхищал получаемые для детей белье и одежду.

За год ими были много детских пальто и костюмов, много сукна и других материалов. Для этого вещи воспитанников детдома, приходившие в негодность, списывались в расход по нескольку раз.

Отношение к детям со стороны воспитателей было не лучше, чем в нацистском концлагере. За малейшее нарушение их сутками держали взаперти в холодной комнате раздетыми и без еды, а также лишали и без того не особо сытных завтраков и обедов.

Почувствовав свою безнаказанность, отдельные члены преступной группы творили настоящий беспредел. Так, 50-летний бухгалтер П. И. Сдобнов за похищение одной конфетки заставил вступить в сожительство 14-летнюю воспитанницу А. Ванину.

И что самое удивительное, директор детдома Новосельцев в том же 1942 г. получил от наркомата просвещения почетную грамоту за отличную воспитательную работу. Все эти воры и педофилы заслуженно были приговорены к длительным срокам заключения.


Ссылка: https://www.facebook.com/photo.php?fbid=1452104071574749&set=a.256803501104818.58249.100003255096961&type=3

Сейчас данные граждане числятся в числе репрессированных кровавым режимом, а их потомки, закатывая глаза, рассказывают про тирана Сталина.

Артур Шик

Оригинал взят у pasha_popolam в Артур Шик
По картинам польско-еврейского художника Артура Шика можно наглядно проследить как менялось отношение к Советскому Союзу на протяжении первой половины двадцатого столетия например: картина 1920 года "Только добровольная армия и займ возрождения позволят нам защититься от ножа большевизма"

Collapse )

Плюс цифровизация всей страны (3)

Оригинал взят у oohoo в Плюс цифровизация всей страны (3)
3. «Пусть считается пока – сын полка».
(начало, предыдущая)
Продолжим наш не самый глубокий анализ биткойнового проекта, основанного не столько на компьютерных ноу-хау, сколько на психологических в сфере рекламы и прочего сектостроительства. Посему следует оговориться, что оценка «запредельно сложно» для адептов таких сект тождественна «запредельно просто». Связь между доступной простотой магических действий профанов или жрецов в их пользу и недоступной ничьему пониманию сложностью совокупного результата образует искомое объединяющее «чудо».

Collapse )

США планировали атомные бомбардировки СССР уже в ... сентябре 1945 года!

Оригинал взят у arpadhaizy в США планировали атомные бомбардировки СССР уже в ... сентябре 1945 года!
Оригинал взят у nosikot в США планировали атомные бомбардировки СССР уже в ... сентябре 1945 года!
Американцы начали планировать атомные бомбардировки СССР уже в сентябре 1945 года (т.е. примерно через месяц после Хиросимы и Нагасаки и сразу после капитуляции Японии):


15 важнейших целей:
Collapse )

ПЫСЫ

НЕ БУДЕМ ЗАБЫВАТЬ, ЧТО ТАКИЕ ПЛАНЫ БЫЛИ ИЗВЕСТНЫ В СССР
И В ШКОЛЕ НАМ ПОКАЗЫВАДИ ПОДОБНЫЕ ПЛАНЧИКИ
И ЭТО- ДАЖЕ НЕ ПЛАНЫ ГЕНОЦИДАА ПЛАНЫ УНИСТОЖЕНИЯ КОНТИНЕНТА!

ИМЕННО ПОЭТОМУ В ГОЛОДНЫЕ ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ ОГРОМНЫЕ РЕСУРСЫ БЫЛИ НАПРАВЛЕНЫ НА РАЗВИТИЕ АТОМНОГО ОРУЖИЯ
И ЭТИ РЕСУРСЫ ФАКТИЧЕСКИ БЫЛИ ВЫРВАНЫ ИЗ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ!
А США, ПРАКТИЧЕСКИ НЕ ПОСТРАДАВШИЕ ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ- ВСЕ РАВНО НЕ СОГЛИ
НЕ СМОГЛИ ПОНАДЕЛАТЬ А-БОМБ ДЛЯ НАШЕГО УНИЧТОЖЕНИЯ
и ведь без тени сомнения - долбанули бы без сожалений- как и по хиросиме и по нагасаки!
ПОЭТОМУ - СПАСИБО НАШИМ РАЗВЕДЧИКАМ, СПАСИБО КУРЧАТОВУ И САХАРОВУ ( ПОЗДНЕЕ) И ИХ ТОВАРИЩАМ
 ОН СПАСЛИ СССР И ВСЕХ НАС!
И ПРОДОЛЖАЮТ СПАСАТЬ Т НАС- И ВЕСЬ МИР!


Про "Антикапитализм-2017" и про "уличную активность" вообще

Оригинал взят у remi_meisner в Про "Антикапитализм-2017" и про "уличную активность" вообще
Попросили товарищи чиркнуть пару слов за акцию "Антикапитализм". Я сперва даже не понял, о чём вообще речь идёт. Потом почитал ленту и вику, выяснил, что "Антикапу" уже много лет, что его проводят регулярно, вопчем - движуха весьма древняя и почтенная. Ну, хорошо, можно высказаться об этой "ежегодной молодёжной акции левых сил России". Тем более, что в этом году охранка не дала акцию провести, жандармы похватали акционистов прямо на выходе из ст. м. "Пушкинская".

"Левым силам России", как я понимаю, тупо заняться нечем. Потому они каждый год собирают унылую тусовочку и бродят туда-сюда, под руководством провокаторов и с идиотскими, расплывчатыми лозунгами. Собираются "левые силы" на свои антикапиталистические сходняки - строго по выходным, по субботам-воскресеньям. Видимо, связано это с тем, что господин работодатель хрен разрешит своему работнику бродить туда-сюда против капитализма в будний день, а ссориться с господином работодателем и рисковать драгоценным "рабочим местом" ради "Антикапа" левые активисты не желают. В принципе, можно осторожных активистов понять. Овчинка выделки явно не стоит.

Вот товарищи из "Рот Фронта" пишут, как ходили на "Антикап" в 16-м году, когда охранка и жандармы отнеслись к "левым силам России" лояльнее и таки позволили "антикапиталистам" немножечко погулять по городу и поагитировать:

Невразумительно кричащая колонна прошла по пустой улице и зашла в сквер, где не было ни одного человека. Так что наши агитаторы общим голосованием решили покинуть бессмысленный митинг-междусобойчик и отправились раздавать подготовленные агитматериалы в других местах.

Ну, касаемо "бессмысленности" митинга-междусобойчика - я бы с товарищами из "Рот Фронта" поспорил. Есть у этой движухи смысл. Во-первых, такие вот акции призваны убедить массы в том, что "альтернативы капитализму нет" - убедить, что против капитализма бунтует только кучка маргиналов, которые сами толком не знают, чего они хотят. Во-вторых, такие акции служат рекламой для провокаторов, вроде Удальцова и Лимонова - провокаторы лишний раз светятся в СМИ и, заодно, какбе демонстрируют потенциальным заказчикам, сколько мяса они смогут вывести под мусорской дубинал. В-третьих, такие акции призваны напугать среднего обывателя - для того провокаторы и разворачивают "страшные" транспаранты с черепанами.

Обыватель-то не совсем дурак, он понимает, что до всяких путиных-абрамовичей-прохоровых любители пословицы "бог велел делиться" вряд ли доберутся, а вот самого обывателя ограбить они, пожалуй, таки сумеют, если им волю дать. И обыватель молится на буржуазное государство, в котором видит единственную защиту от беспредельщиков. Обыватель требует закручивания гаек, арестов, посадок и проч. А буржуазное государство - тут как тут, радо обывателю услужить, оно арестовывает, сажает, ужесточает законы и упраздняет свободы.

Collapse )

Ни дня без классиков: В. М. Молотов

О германском фашизме

Но здесь придется сделать небольшое отступление насчет совсем уж своеобразного «демократизма» по методу германского фашизма.

Collapse )
Конституция социализма. Речь на Чрезвычайном VIII Всесоюзном съезде советов 29 ноября 1936 г. из книги Молотов В.М. Статьи и речи 1935-1936 // ПАРТИЗДАТ ЦК ВКП(б), 1937 г. С. 253

Глупость "без границ".

Оригинал взят у ua_katarsis в Глупость "без границ".
Все, кто читают мой блог знают, что как специалистов я эрефянских СБ ценю крайне низко. И они стараются, каждый день выкидывая такие фокусы, что уже не нужно спрашивать, глупость это или измена. Тут все сразу.
Итак, несмотря на глупую и подлую войну, начатую Кремлем, до сих пор на Украине даже в среде ВСУ и МВД есть люди, не до конца разочарованные предательским Кремлем. Общая проведенная в учебках молодость, родственники. И возникла ситуация, когда офицеры из укр.погранзаставы часто заходят на огонек к коллегам из эрефянской стороны. Сауна, водочка.Collapse )

  • anlazz

Спутник и «вышиванка»

Как не удивительно, но этот текст будет не про Украину. Точнее, не только про Украину – просто указанное именование вышитой народной рубашки в настоящее время стала настолько сильным символом явления, о котором будет сказано ниже, что не использовать его в заголовке было бы очень трудно. Впрочем, эту самую рубаху мы рассмотрим чуть позже, пока же перейдем к первой части нашего заголовка.

Итак, спутник. А точнее – Спутник, поскольку это имя можно считать собственным для первого небесного тела, созданного руками человека. Ведь, если подумать, то его запуск тогда, в октябре 1957 года, является событием не просто мирового – а исторического масштаба. То есть – одной из самых фундаментальных вех в истории человеческой цивилизации - поскольку можно сказать, что именно в этот момент навсегда был пробит «хрустальный свод», покрывающий «мировую пещеру. То есть – тот мир, которым в течение тысяч лет выступала для человека наша планета. Да, конечно, можно сказать, что уже с Нового Времени подобное архаичное представление окончательно сменилось на современное - со звездами и планетами. Но это будет неверно. В том смысле, что возможности человека не изменились относительно времен «мировой пещеры» - наука, конечно, могла как-то мудрствовать, создавая модели мироздания и «небесной механики», но реальной возможности «достать до неба» это не давало. Так что, по сути, было все равно – является это самое «небо» атмосферой планеты или сводом «мировой пещеры» с прибитыми к ней светильниками…

Но с запуском спутника все стало совершенно иначе. Из некоего ограниченного мира, по сути, и являющегося Вселенной – чего бы там не говорили яйцеголовые – Земля превратилась всего лишь в один из ее уголков. Причем, в уголок очень и очень уязвимый –в самых различных смыслах. Начиная с экологического – поскольку именно космические аппараты позволили узнать, какие же реальные размеры имеет уничтожение человеком окружающей среды. И заканчивая … политическим. Точнее – военно-политическим, поскольку война, как известно, есть продолжение политики иными средствами. Так вот – маленький шарик, запущенный советской ракетой на орбиту Земли, весьма однозначно показал, что с этого момента больше не существует понятия «недоступности». В том смысле, что хозяевам мира больше не получится укрываться за морями-океанами, надеясь, что беды грядущих войн не коснутся их. И что, пока безродные Джоны-Гансы гибнут на фронте, можно будет спокойно и безопасно творить свой гешефт. Этот самый шарик, со своим настойчивым «бип-бип-бип» прекрасно демонстрировал, что в небо может подняться и нечто менее безобидное. А точнее – совершенно небезобидно, и не только подняться, но и опустится туда, где господа привыкли беззаботно проживать богатство, добытое потом и кровью миллионов рабочих и солдат.

Этого оказалось достаточно, чтобы дать народам Земли несколько десятилетий мира. Да, мира относительного, периодически прорывающегося локальными конфликтами где-то на периферии – но, все равно, намного лучшего, нежели тот ужас, что дважды накрывал планету в ХХ веке. Иначе говоря, спутник (в совокупности с ядерным оружием) сделал то, что пресловутые «люди доброй воли» старались сделать уже несколько столетий. То, к чему призывали мыслители и политики – но что в любом случае оставалось всего лишь недостижимой мечтой. Collapse )

Диалоги о медицине

https://www.facebook.com/photo.php?fbid=883195935172017&set=gm.1431816060272450&type=3&theater

Офигеть или европейская медицина.
У меня десятилетний стаж работы в гериатрии / Бельгия. То что творится в госпиталях/больницах и домах престарелых уже давно не медицина , а бизнес . Экономия на персонале жуткая , что изматывает его до нервных срывов , хронической усталости и выгорания . Попутно идут спина , ноги , плечи которые сваливают мед работника на недели . Все забастовки , уговоры , требования приводят ни к чему , как бы профсоюз не обещал изменений . На фоне выгорания происходят мед ошибки и всякие неприятные казусы . Иногда до абсурда . Например в одном из домов престарелых на 120!!!! стариков- вдумайтесь в эту цифру , всего две ночные сестры !! В одну из таких ночей полиция получила вызов от одного дедульки , который попросил приехать и проверить живы ли сестрички ? Добрый дедушка обеспокоился после того , как прождал довольно долго одну из них , но не дождался видать . Двое на сто двадцать похоже маловато .
Все было бы смешно , коль небыло б так грустно. В одном из госпиталей хирург ампутировал здоровую ногу , перепутал . Не ту в схеме указали . Скандал замяли , что то там выплатили , протезы ... Но уже на две полуноги.
Забытые вещи в животах после операций , перепутанные досье или таблетки , смотрящие порно ночные братья , пьяные сестры приходящие на смены . Этому всему я была свидетелем .
Веселье началось после того , как страна решила переходить на американскую систему . Американцы любят все фиксировать , наверное потому что не любят платить страховки по судам . Наши / бельгийцы решили перенять этот престиж и лейбл . Потратили куеву тучу евриков на переустройства . Причем в стиле как русские дороги ремонтируют . На соплях но помпезно . Одной моей больнице это обошлось под лимон евро . Если только программа компа 150 000. Все б ничего , но переустройства не предусматривали набор нового персонала , хотя дополнительные нагрузки ожидаемо свалились на наши головы . Так что теперь работаем по-американски :) пока с утра не внесём в комп все параметры пациента , они хоть обоссутся и усрутся - буквально , нас это не должно волновать - данные в компе превыше всего .
На фото призывы профсоюзов к разуму : экономия на персонале -убийственна !

Поляки не признают белорусских корней Костюшко. БЧБ - оппозиция в растерянности

Оригинал взят у medik_72 в Поляки не признают белорусских корней Костюшко. БЧБ - оппозиция в растерянности
Оригинал взят у sidneyshon в Поляки не признают белорусских корней Костюшко. БЧБ оппозиция в растерянности
21:15 09.10.2017 Поляки не признают белорусских корней Костюшко. БЧБ оппозиция в растерянности
21 октября 2017 года в швейцарском городе Золотурн должен открыться памятник Тадеушу Костюшко — руководителю освободительного восстания 1794 года. Первоначально предполагалось, что на шильде должна быть представлена информация о белорусских корнях Костюшко. Но по требованию польской стороны все упоминания о Беларуси исчезли. Об этом сообщил белорус Александр Сапега, заместитель председателя Ассоциации белорусов Швейцарии, который всячески содействовал созданию этого памятника. Как рассказал журналистам Сапега, на шильде должна была появиться надпись на белорусском и немецком. Кроме того, создатели памятника были не против и польского варианта. На шильде должна была быть написана следующая фраза: «Выдатнаму сыну Беларусі ад ўдзячных суайчыннікаў». Костюшко — национальный герой Беларуси, Литвы, Польши и США — родился на территории современного Ивацевичского района. Кроме того, деньги на создание памятника были собраны именно белорусской диаспорой в Швейцарии. Причем большую часть суммы внесли Сапега и его семья. По словам собеседника, польская сторона никак не участвовала в создании памятника. Тем не менее Краков и Золотурн, где жил в эмиграции и умер Костюшко, являются городами-побратимами. «Гэтыя гарады і іх кіраўнікоў звязваюць даўнія стасункі, — говорит Александр Сапега. — Жыхары Залатурна дзесяцігоддзямі чулі, што Касцюшка — гэта паляк. А тут з’яўляюцца нейкія беларусы і высоўваюць прэтэнзіі на яго». По словам собеседника, польское посольство в Швейцарии предъявило ультиматум. Дипломаты потребовали убрать из шильды упоминание о Беларуси. В противном случае они пригрозили, что официальная польская делегация проигнорирует официальное польско-швейцарское празднование, которое должно было состояться 15 октября в Золотурне. О такой позиции Сапега узнал из письма мэра города, которому он написал жалобу на действия дипломатов.

read more at Статьи - Могилевский портал


  • donrf

Чемодан без ручек или немного о обывателе

Давеча услышал от крымчанина - "у нас многие хотят вна Украину" и задумался. О Крыме говорят разное, официоз воспевает подвиг крымчан (искал с лупой, не нашел), Крымскую весну(экс-русская, после сдачи русских переименована), их сакральность и огромную роль Крыма в жизни РФ (оная РФ возникла в 1991 году, и до 2014 года полуострова там не было, если же речь о исторической России, а не молодом государстве, то роль Донбасса, как минимум не ниже).

Российская оппозиция и укры понятно говорят о агрессии и оккупации, что вопрос спорный, ибо четких норм в международном праве нет, а те что есть потоптали все кому не лень, начиная с "сверхдержав" типа Эфиопии и Турции, и заканчивая США. В человеческом же измерении абсолютное большинство крымчан сделало свой выбор честно и осознанно. И вот, спустя три года, такие настроения. Все дальнейшее мои размышления по поводу настроений обывателя, и легкое сравнение с Донбассом.

Начать надо с той простой мысли, которую я повторял не раз - 90% людей на планете обыватели, которых в первую голову волнует только благополучие их, и близких, это не хорошо и не плохо - это факт. Обыватель может воспылать патриотизмом, на какое то время, может совершить подвиг, но так же быстро остынет как только поймет что его усилия бессмысленны. А теперь по порядку:

1. Экономика. Власти приходят и уходят а кушать хочется всегда, между тем экономики Крыма и Донбасса получили мощнейшие удары в виде прерванных связей с Украиной при невозможности адекватной замены. При этом Донбасс как раз имеет устойчивую связь с материковой Россией, но Кремль НЕ ЗАИНТЕРЕСОВАН в их развитии, Крым же наоборот, благодаря ХПП, такой сухопутной связи не имеет, и мост, при всей его эпохальности не замена, хотя бы в виду рисков и удлинения трафика. Скажем, российский турист из Брянска(Орла, Смоленска) решил отдохнуть на море, раньше он садился на поезд вечером, и уже утром выходил на перрон в Крыму, теперь же он за свои деньги, делает крюк, и при этом переплачивает и рискует(пока диверсий нет, но..). Так же и сырье с продукцией - лишние км и лишние проблемы. Значит ли это что крымчане массово рванут в нэньку? Нет конечно, но жить они будут хуже чем на материке, что осадочек оставляет.

2. Политика. Пока разные наногении и прочие сурки создают гениальные многоходовочки, миллионы крымчан и дончан оказались вне жизни. Ведь торг идет до сих пор, и чем закончиться - хз, а это напрягает. Вот решат завтра что цэ Усраина, и многие десятки тысяч - либо трупы, либо бомжы на чужбине, а с учетом семей, то и сотни тысяч. Крымчанам вроде проще, РФ, согласно Конституции, территории не возвращает, но последние сто лет показали, что наши государство и законы до боли напоминают печально известную "Свадьбу в Малиновке", где атаман всему голова, по путинскому закону низзя, а придет завтра очередной Анально-Оральный(ничего не имею против Лехи-Балабола, кроме того что этот прилизанный мальчик сдаст ВСЕ, просто ради лайков и славы), и будет все таки можно. Впрочем Крым здесь еще в привилегированном положении - Донбасс сдать обещали УЖЕ, при чем все высшие чины России, при чем публично и торжественно, так что пока в Симферополе думают да/нет, то в Донецке только когда.

3. Документы и прочее. Паспорта ДЛНР даже не обсуждаю, дальше РФ один черт не поедешь, да и в Россию на 90 дней, дальше патент(дофига тысяч), и сами-все сами, на общих основаниях, в хвост недельной очереди, воот за тем таджиком. Но я отвлекся, мы про Крым, а там тоже не все слава Богу, и за кордон трудно, и укропартнеры считают эти документы фальшивкой, да и на материке косятся. А есть еще связь, банки и прочие мелочи. Не смертельно конечно, но легкий налет ощущения что ты немного унтерменш есть.

4. Отношение. Не о людях, там как раз порядок более-менее, о чиновниках. А для ни русские делятся на три сорта: сакральные с материка( иметь можно, но не до смерти), полусакральные(крымчане, вроде свои, но если выехал в Большую Россию, и есть шанс подставить - вставят) и каклы(дончане), и опустить и унизить, даже в мелочах, дело святое. Забавный пример из жизни - когда в 2016 году становился на МУ, то владельца квартиры минут десять убеждали что, соверши я преступление, и его посадют из-за понаприехавшего, юридически конечно же бред, но простому человеку знать откуда?

5. Война. Донбасс хлебнул едва не больше чем в ТУ войну, а Крым...Проведите эксперимент - возьмите карту, и отмеряйте от перешейка 120 км, сразу увидите куда может прилететь в ЛЮБОЙ МОМЕНТ, при чем не факт что с ответкой, точнее озабоченность конечно будет, и сюжет на РИА о злобных украх...

6. Пропаганда, извините за грубость, но организатор нашей пропаганды клинический даун или враг, за три года стравить крымчан и дончан, сделать их козлами отпущения для россиян, внедрить в народ мысль что импотенция признак мужественности, и ненавязчиво подтолкнуть к мысли, что отдать приобретенное это выход - сплошные пэрэмоги. Лично для меня символ официальной пропаганды - Соловьев орущий о том что никому не обещали, и Шуня Роджерс с розовым страпоном в руках на Красной площади, с помощью оного оружия Сашко решил забороть Майдан в РФ. Впрочем я увлекся, хотя эффект помянул - Крым презирает дончан, дончане - Крым, а россияне считают что и первые и второе сожрали их сало, а что не сожрали - надкусили.

Почему так вышло понятно - одному стратегу нарисовали умный и осуществимый план Новороссии, который переделали на коленке, и обрезали до "Крымняш", "ДЛНР/ОРДЛО не няш". Это привело к возникновении двух "островов", один из которых РФ успешно интегрировать может, но не хочет, второй - хочет но не может. Проблема не в том что взяли - проблема в том что взяли не все.

А вот теперь главный вопрос - обыватели Крыма три года терпят недостаток всего(денег, легитимности, прав), при чем с учетом курса, терпеть будут еще лет сто(с помощью ХПП раньше не выйдет). Дончане, вдобавок тащат еще войну, и постоянную угрозу сдачи на бойню. Если патриоты и имперцы( кто критически не мыслит) понимают, хотя бы, ЗАЧЕМ, то обывателю не дано и этого. Ну и нах ему это надо? И кого он поддержит в случае чего? Нет, не укров - тех кто принесет мир и будущее, РФ же несет уже три года, никак донести не может, даже Сбербанк с Билайном до Крыма и элементарное признание до Донецка.

Так и живем.