July 13th, 2018

Почему нам лгут о пенсиях в Китае. Мифы и реальность

https://aurora.network/articles/6-jekonomika/60122-pochemu-nam-lgut-o-pensijakh-v-kitae

В последнее время в российских СМИ и даже в некоторых научных изданиях при обсуждении темы повышения пенсионного возраста в России (для мужчин — до 65 лет, для женщин — до 63) стали появляться утверждения о том, что надо брать пример с Китая, где якобы большая часть населения вообще не охвачена системой социального страхования. И, вообще, успехи КНР в экономике связаны с тем, что государство и предприниматели почти не несут расходов на систему социального страхования населения, и лишь незначительная часть государственных служащих (в первую очередь — кадровые работники и рабочие крупных предприятий государственного сектора) пользуются системой социального страхования.

Надо сказать, что подобные утверждения не соответствуют истине. В настоящее время уже большая часть (58,52%) населения КНР проживает в городах. Заметно вырос жизненный уровень населения не только по сравнению с 1978 годом, первым годом реформы, но и с 2000-м. По средней зарплате рабочих и служащих в городах в конце 2016 года: 67 569 юаней в год, или 5 630 юаней в месяц (около 56 тыс. рублей в месяц), — Китай уже обогнал Россию (примерно 30 тыс. рублей в месяц), хотя ещё в 2010 г. отставание Китая от России по среднему уровню зарплаты было заметным: 36 539 юаней в год (около 3000 юаней, или 18-20 тыс. рублей в месяц по курсу юаня к рублю на тот период).[Spoiler (click to open)] Как было отмечено в документах 1-й сессии Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) 13-го созыва (март 2018 г.), системой социального страхования в Китае сейчас охвачено 900 млн. человек, а различными видами медицинского страхования — 1,3 млрд. человек. Кроме того, в рамках борьбы с бедностью были повышены дотации для сельского и неработающего населения — с 240 до 450 юаней на человека в год.

Таких показателей охвата населения системой социального страхования в КНР добились не сразу. В ходе реформы потребовалось не только добиться значительного роста экономики, но и на протяжении 40 лет провести ряд мероприятий, направленных на обеспечение социальных гарантий для значительной части населения страны.

Основы системы социального страхования КНР были заложены ещё в 50-е годы. На рабочих распространялся "Закон о трудовом страховании" от 1951 и 1953 гг. с внесёнными в него поправками в виде Временных постановлений Госсовета КНР от 1958 г. А директивой Госсовета КНР от 1952 г. "О медицинском обслуживании и профилактическом лечении за счёт общественных фондов для руководящих работников всех уровней народного правительства, аппарата политических партий, общественных организаций и подчинённых им предприятий и учреждений", подписанной премьером Госсовета КНР Чжоу Эньлаем, предусматривалось, что "работники профсоюзов, молодёжных и женских организаций, других общественных организаций, работники культуры, образования, здравоохранения, администрация предприятий и военные специалисты будут пользоваться бесплатным медицинским обслуживанием".

В ходе экономической реформы в положения о социальном страховании для рабочих и служащих были внесены некоторые изменения. В частности, в мае 1978 г. 2-я сессия Постоянного комитета ВСНП утвердила принятые Госсоветом КНР "Временные формы пенсионного обеспечения рабочих". В результате мужчины имели право на пенсию с 60 лет при непрерывном стаже 10 лет и общем стаже 25 лет, женщины — с 50 лет (служащие — с 55 лет) при непрерывном стаже 10 лет и общем стаже 20 лет. Для работающих в тяжёлых условиях (холодный и горячий цех, на воздухе, на воде и под землёй) пенсионный возраст был установлен на 5 лет ниже при сохранении того же трудового стажа, что и у остальных рабочих.

При получении увечья на производстве и полной потере трудоспособности рабочему выплачивалась пенсия в размере от 60 до 80% заработной платы. В случае, если рабочий полностью потерял трудоспособность не на производстве, но не достиг пенсионного возраста и имел 10 лет непрерывного стажа работы на предприятии, ему выплачивалась пенсия в размере 40% заработной платы (иногда — до 60%). Если рабочий полностью терял трудоспособность, ему выплачивалась пенсия пожизненно, а если он был в состоянии работать, то его должны были обеспечить подходящей для него работой и доплачивать некоторую сумму к зарплате в виде пособия. В случае смерти рабочего или служащего все расходы на похороны шли за счёт предприятия, которое должно было выплачивать пенсию членам семьи умершего.

Абсолютный и относительный рост числа пенсионеров в 80-е гг. требовал постоянных дополнительных затрат на формирование пенсионного фонда со стороны предприятий. Стали возникать экспериментальные формы пенсионных фондов. Например, в 80-е годы в отдельных крупных городах создавались объединённые пенсионные фонды государственных предприятий, но они оказались неплатёжеспособными. В 90-е годы сумма взносов в пенсионные фонды стала зависеть от числа пенсионеров на каждом предприятии, но в условиях рыночной конкуренции и роста числа пенсионеров не все предприятия, особенно крупные, могли выделить необходимые средства на выплату пенсий.

В 1991 году Госсовет КНР принял “Решения по реформе системы выплаты пенсий рабочим и служащим предприятий”, которые предусматривали повсеместное введение нового порядка выплаты пенсий, делившиеся на три вида:

1) единые для всех рабочих и служащих;

2) специальные пенсионные программы предприятий (осуществляются отдельными предприятиями, если у них есть средства для дополнительного пенсионного страхования своих работников);

3) индивидуальное пенсионное страхование (страховые полисы, которые приобретаются отдельными работниками).


Новым важным моментом было то, что единый пенсионный фонд формировался не только за счёт взносов предприятий, но и за счёт взносов работников (процент от зарплаты).

Схема предполагала, что часть собранных средств идёт в общий фонд на текущие пенсионные выплаты, а другая часть остаётся для накопления на личном счёте работника. В значительной мере нагрузка стала ложиться на плечи работников в период трудовой деятельности до достижения ими пенсионного возраста.

На III Пленуме ЦК КПК 14-го созыва (ноябрь 1993 г.) был взят курс на реформирование системы обязательного пенсионного страхования, сочетающей общественное распределение с индивидуальными счетами. К середине 90-х годов новая система пенсионного обеспечения была распространена на работников всех предприятий, независимо от формы собственности. В 1996 году Министерство труда КНР и другие ведомства подготовили ряд изменений в системе страхового пенсионного обеспечения работников промышленных предприятий, которые были утверждены Госсоветом. Согласно Постановлению “О создании единой системы основного пенсионного страхования работников предприятий” (опубликована Госсоветом КНР в июле 1997 г.) начала вводиться система обязательного пенсионного страхования (“Постановление №26”).

Начинающий участвовать в пенсионном страховании в первый год перечислял на личный страховой счёт 3% своей зарплаты, затем каждые два года его взнос увеличивается ещё на 1%, пока через 10 лет не достигал 8% от зарплаты. В то же время взнос предприятия на личный счёт работающего соответственно уменьшался с 8% от зарплаты в первый год участия до 3% — в сумме оба взноса всегда составляли 11% от зарплаты работающего. Взносы предприятий в общий фонд, средства которого идут на текущие пенсионные выплаты, определяются местным народным правительством и должны составлять не более 20% средней зарплаты каждого работника. Пенсия, которую стал получать пенсионер, состояла из двух частей: 1) основная пенсия — не более 25% средней зарплаты в данной местности; 2) сумма, равная 1/120 части средств, накопленных на личном счёте пенсионера (эта цифра определялась, исходя из средней продолжительности жизни в 1996 г., — 70,8 лет).

Для сельской местности Министерством труда КНР и Китайской народной страховой компанией была разработана система страхования по старости, которая даёт возможность каждому собственными средствами обеспечить себе пенсионные выплаты. Все граждане в возрасте с 18 до 60 лет, проживающие в сельской местности, независимо от характера работы могут участвовать в пенсионном страховании. В формировании местных пенсионных фондов вместе с гражданами в соответствии с экономическими условиями могут принимать участие и местные правительства, но доля взносов граждан должна быть не менее 50%. Суммы взносов могут составлять от 2 до 20 юаней за один месяц, которые можно вносить ежемесячно или ежеквартально. Право на получение пенсии наступает с 60 лет для мужчин и женщин при условии внесения пенсионных взносов в течение необходимого срока и действует до случая смерти; оставшиеся средства могут быть переведены на другой счёт.

Таким образом, материальное обеспечение пожилых людей, проживающих как в сельской, так и в городской местности Китая, осуществляется из трёх источников: 1) средств детей и родственников пожилых людей; 2) соответствующей месту жительства системы страхового пенсионного обеспечения; 3) для небольшой части престарелых: одиноких, нетрудоспособных и не имеющих средств к существованию, — системы “пять видов обеспечения” (продовольствие, одежда, жильё, медицинское обслуживание и средства на похороны).

Согласно данным Госкомитета КНР по планированию рождаемости, в 2014 г. системой социального страхования было охвачено свыше 95% сельских жителей; субсидии из местных бюджетов составляли 320 юаней на человека, а страховые выплаты покрывали 75% стоимости госпитализации и 50% стоимости амбулаторно-поликлинических услуг. Также была изменена система оплаты медицинских услуг с постоплатной на предоплатную, что позволило населению своевременно обращаться за медицинской помощью и контролировать расходы на диагностику и лечение.

В июле 2011 г. был принят Закон о социальном страховании. По итогам его исполнения в конце 2016 г. программой обязательного медицинского страхования было охвачено среди городских жителей дополнительно 120 млн. человек и пенсионным обеспечением — 88,7 млн. человек. В Китае планируют расширить систему социальных льгот для пожилых людей как в медицинском обслуживании, так и в пенсионной системе. В первую очередь предполагается обеспечить дополнительными социальными льготами индивидуальных предпринимателей и занятых на предприятиях негосударственных форм собственности, включая домохозяек, сельских рабочих-мигрантов и работающих "на удалённом доступе" через интернет.

В феврале 2014 г. Госсовет КНР издал Временное постановление о социальной помощи, где говорилось о выделении социальных пособий семьям, доход которых ниже прожиточного минимума в регионе, пожилым людям, требующим постоянного ухода, а также детям и тяжелобольным. Кроме того, в данном постановлении предусматривалось выделение специальных субсидий на медицинское обслуживание, оплату коммунальных расходов на жильё и другие виды временной социальной помощи для бедных слоёв населения.

В результате принятых мер в области социальной политики в XXI веке заметно вырос размер пенсии. Если в 1998 г. средний размер пенсии в Китае составлял всего 413 юаней, то в настоящее время средняя пенсия уже заметно превышает среднюю российскую — 14200 рублей в месяц. Разумеется, средний размер месячной пенсии в Китае заметно разнится по регионам. Например, в Пекине она составляет 3 050 юаней (в пересчёте на рубли по текущему курсу — 30 500 рублей), в Цинхае — 2 593 юаня (25 930 рублей), в Синьцзяне — 2 298 юаней (22 980 рублей), в Цзянсу — 2 027 юаней (20 270 рублей), в Юньнани — 1 820 юаней (18 200 рублей). При этом следует учесть, что, несмотря на общий рост цен, розничные цены потребительского сектора в КНР заметно ниже, чем в России.

Основная проблема системы социального страхования в Китае в настоящее время — это существование двойной системы социального страхования в стране. Одна система действует для работников государственных предприятий, которые в основном получают все виды пособий из государственных фондов социального страхования. Другая — для остальных, включая предприятия иных форм собственности и большинства сельских жителей, которые получают пособия из местных фондов. В дальнейшем планируется повысить уровень социального обеспечения. Новая система социального страхования в КНР не будет связана с показателями экономического роста, а будет напрямую зависеть от размера платежей предприятий и работников в фонды социального страхования. Предусматривается создание многоярусной системы социального страхования, состоящей из трёх частей: программы для занятых в государственном секторе, системы социального страхования для занятых на предприятиях других форм собственности и коммерческого страхования.

Таким образом, китайский опыт показывает, что за годы реформ заметно увеличился охват населения системой социального страхования и бесплатного медицинского обслуживания (наподобие российского ОМС) — от 100 млн. до 1 млрд. человек. При этом заметно выросли размеры месячных пенсий и социальных пособий, которые уже стали превышать российские. Также, несмотря на заметный рост пенсионеров, в Китае по-прежнему сохраняется установленный ещё в 50-е годы пенсионный возраст: мужчины — 60 лет, женщины — 50 лет (для служащих — 55 лет). Основными источниками фондов социального страхования в Китае, помимо государства, являются сами предприятия и трудящиеся, которые создают собственные фонды социального страхования как на уровне административных единиц, так и предприятий. Представляется разумным максимально использовать китайский опыт системы социального страхования для России, который позволяет привлечь дополнительные источники финансирования фондов социального страхования.






Изобретение концлагеря: как испанцы и американцы опередили нацистов

https://warhead.su/2018/07/11/izobretenie-kontslagerya-kak-ispantsy-i-amerikantsy-operedili-natsistov

У поражения один родитель, у победы много, а у любого массового изобретения — заколебёшься искать. К примеру, концлагеря ассоциируются с нацистами, а придумали их, как считается, англичане во время англо-бурской войны. Что, строго говоря, неверно. «Отцов» у такой «полезной» инновации было много, и далеко не все они говорили на английском.

Кубинский метод Вейлера

Куба. Остров свободы. Но это сейчас, а чуть больше столетия назад это была самая ценная испанская колония. К несчастью для метрополии, кубинцы не испытывали тёплых чувств к Испании и бунтовали весь XIX век.

Очередной бунт закончился формированием в 1895 году национального правительства и созданием сорокатысячной революционной армии. Это страшно огорчило лучших людей острова.

Представьте, вы весь такой красивый богатый помещик, сидите у себя на асиенде (исп. hacienda — «имение», «поместье»), как вдруг из кустов вылезают какие-то кампесинос (исп. campesino — «крестьянин») и начинают грозно шевелить усами. И всё, накрылась афтепати медным тазом: плантацию сожгут, вас повесят, а что сделают с семейством — лучше не думать.

[Spoiler (click to open)]Лучшие люди острова немедленно потребовали у Мадрида навести «закон и порядок». Но с этим как-то сразу не задалось. Посланный генерал Арсенио де Кампос натурально огрёб люлей, а вывоз основного колониального товара — сахара — упал до самой низкой отметки.

В Мадриде грязно выругались и выпустили Мясника.

Мясник — он же Валериано Вейлер-и-Николау, будущий военный министр от Либеральной партии — оказался очень толерантным человеком. Ему было совершенно без разницы, чьё восстание утопить в крови. Обычно Валериано действовал по принципу «боженька на том свете разберётся, кто тут мятежник, а кто лоялист».

«Ихо де пута (исп. hijo de puta — „сукин сын“)», — сказал генерал, увидев кубинский бардак. Если всех убить, кто работать будет? Пришлось Мяснику поступиться принципами. Стал он думу думать и к 16 февраля 1896 года надумал три воззвания, в которых изложил «стратегию по реконцентрации».

Суть стратегии была следующей. Во-первых, любые действия, которые подрывали авторитет Испании, объявлялись мятежными. Во-вторых, любая мятежная деятельность — а уж тем более материальная или агитационная поддержка мятежников — каралась смертью. В редких случаях — каторгой и заключением.

В-третьих, население нескольких мятежных провинций, а также районов, примыкающих к крупнейшим городам страны, выселяли в специальные «лагеря по концентрации». Или просто — в концлагеря.

Первыми туда попало население провинций Пуэрто-Принсипе и Сантьяго-де-Куба. Вскоре всю Кубу поделили на сектора, которые ограничивали военные дороги. Недовольных выселяли в концлагеря секторами.

Кубинцы перешли к партизанским действиям…

Вейлеру не нужно было придумывать свой «план Ост». В необорудованных лагерях не хватало бараков для проживания и отсутствовали источники чистой воды. Снабжали их по остаточному принципу. За два года из согнанных туда 400-600 тысяч кубинцев погибли более ста тысяч.

Ещё несколько лет такими темпами, и Вейлер бы задавил партизан. Но ему не повезло. На севере располагались США, которые очень внимательно следили за действиями Мясника.

Отцы-сенаторы в Вашингтоне уже устали толсто намекать гражданам, что государству срочно требуется жизненное пространство в Карибском море. А тут испанцы сами дали повод вмешаться!

В 1898 году с криками о свободе для всех колониальных народов США объявили войну Испании — первую войну империалистической эпохи.

Но главное — американские военные познакомились с методами Вейлера и вскоре их применили.

Архипелаг не ГУЛАГ

Если уж вы решили стать империалистом, действовать надо быстро и жёстко. Это США умели. С Кубой у них в 1898 году проблем не возникло. Острова были под боком — можно мигом доставить туда войска. Другое дело — Филиппины.

Архипелаг располагался у чёрта на рогах и состоял из сотен островов. Вытеснить испанцев было легко, а вот удержать колонию в своих руках — сложно.

К удивлению американцев, дикие туземцы не мечтали посадить себе на шею очередного хозяина.

Трудности перевода родственники «дяди Сэма» решили дипломатично: начали военную оккупацию острова.

Для завоевания Филиппин американцы взяли 65 тысяч солдат, пару генералов времён гражданской войны, прославившихся беспощадностью на поле боя, и одного Артура Макартура — батюшку того самого Дугласа Макартура, которого в 1942 году с Филиппин выгнали японцы.

Источником проблем стало местное национальное движение, которое к 1899 году сумело выставить испанцев на мороз и объявить себя самостийной республикой.

Поначалу руководители национальной филиппинской армии, включая президента Агинальдо, считали, что ничего нет лучше старой доброй европейской тактики. Полк налево, дивизия направо, держим шаг, штыки к бою, вперёд. Но с этим кунг-фу американцы быстро справились, буквально за полгода уничтожив основную часть армии националистов в прямом бою.

Дальше возник затык — филиппинцы перешли к партизанской войне. Быстро порешать дело с туземцами поручили Артуру Макартуру, который принялся прививать вашингтонскую культуру методами испанца Вейлера.

Поскольку Филиппины — архипелаг, страну не пришлось искусственно разграничивать. Любой участок выступающей из воды суши оказывался своеобразным сектором зачистки. Исключение сделали только для большого острова Лусон: его поделили на две зоны.

В мае 1900 года, сразу после назначения на должность командующего военными силами на Филиппинах, Макартур ввёл в стране «военное положение». Оно подразумевало принудительные депортации, убийства без суда и прочие радости военной оккупации. Кроме того, Макартур приказал начать процесс концентрации населения в городах и защищённых деревнях, контролируемых армией США и союзными частями, набранными из местных.

К июлю 1901 года, когда Макартура заменили на генерала Чаффи, страну уже аккуратно покрывали лагеря, где содержались сотни тысяч филиппинцев.

Казалось, уже ничто не могло превзойти зверства испанцев на Кубе — но вы плохо знаете американских генералов.


Часть территорий на Минданао и Лусоне просто выжгли дотла, а любого, кто отказывался переселяться, расстреливали на месте. Наконец, после удачного нападения партизан на гарнизон города Балангита на острове Самар, у американских военных просто сорвало резьбу.

Генерал Франклин Белл, командовавший 3-й отдельной бригадой на Южном Лусоне, загнал всё сельское население в концлагеря и сжёг на острове всю провизию, которую войска США не успели собрать за рождественскую неделю.

Генерал Джейкоб Смит, командовавший 6-й отдельной бригадой на острове Самар, приказал майору морпехов Уоллеру превратить остров в «ужасную пустыню» — сжечь всё, а население закрыть в концлагерях. Уоллера потом даже привлекли к военному суду. Но оправдали. Кто ж будет наказывать героя‑то?

4 июля 1902 года президент Теодор Рузвельт заявил, что мятеж завершился, хотя бунты вспыхивали ещё несколько лет. За два года в одних только концлагерях умерли более двухсот тысяч филиппинцев. Сколько погибло вообще — не известно до сих пор.

Смертоносная саванна

Нет пророка в своём отечестве, нет! В 1896 году британский полковник Чарльз Коллуэлл написал книгу «Малые войны, их принципы и методы», где советовал выселять население в закрытые зоны. Её посчитали второразрядной литературой. После англо-бурской войны о книге вспомнили, перечитали и очень удивились. Но пока что опередивший своё время военный теоретик прозябал в безвестности.

Шёл март 1900 года. Паровой британский каток имени фельдмаршала Робертса грозился окончательно раздавить военные силы бурских республик и взять Преторию.

Такого облома буры никак не ожидали. Англо-бурская война поначалу складывалась в их пользу. Руководство даже не представляло себе, что замена британского командования в январе 1900 года быстро изменит ситуацию.

Пораскинув мозгами, буры перешли к партизанской войне. В июне 1900 года они взорвали железные дороги вокруг захваченной британцами Претории. Город оказался в кольце осады.

В британском штабе 16 июня выпустили приказ, в котором возложили ответственность за действия партизан на местное население. И все сразу поняли, что коли есть крест, то и гвозди тоже скоро найдутся. В середине июля буров стали выселять в пустыню.

К концу месяца новость достигла ушей британских политиков. «Да мы же повторяем политику Испании на Кубе», — возмущался в парламенте Дэвид Ллойд Джордж, будущий премьер. Тогда он ещё был антиимпериалистом. Это потом, когда Дэвид стал известным, он переобулся в прыжке и начал настырно лезть в любую точку мира защищать «британские интересы».

В августе веское слово сказала пресса: довольно жертв, по отношению к бурам надо использовать метод Вейлера на Кубе!

Никто не оспаривал первенство испанского генерала на это изобретение.

Но военные не торопились. Они постепенно освобождали города и зачищали территории. Война, казалось, вот-вот закончится.

Что сделали буры, имеющие 10-12 тысяч бойцов против 250-тысячной армии, лишённые припасов, патронов и лошадей? Вместо того, чтобы сдаться, они перенесли войну на территорию британской Капской колонии. После чего новый главком британцев, Горацио Герберт Китченер, сознательно выбрал кубинскую стратегию Вейлера.

К её воплощению он подошёл с чисто имперским размахом. Территорию военных действий разбили на сектора и разметили границы колючей проволокой. Построили блокгаузы, в которых разместили войска. За последующие два с половиной года войны возвели восемь тысяч блокгаузов, а протяжённость границы составила шесть тысяч километров. Всё население внутри секторов — не важно, буры там или африканцы — сгоняли в концлагеря.

Ответственность за содержание концлагерей Китченер бодро возложил на гражданские власти, у которых не было ресурсов. Очень скоро начался мор.

К сентябрю 1901 года в 33 лагерях содержались около ста тысяч буров. Помимо них ещё в паре десятков лагерей сидели 66 тысяч африканцев (через полгода их стало 110 тысяч).

Предусмотрительные британцы знали о расовой упоротости буров, так что чёрных от белых отсортировывали. Однако от голода, холода и инфекционных заболеваний одинаково быстро гибли и те и другие. Из примерно 110 тысяч африканцев умерло от четверти до половины. Из 100 тысяч буров погибли 28 тысяч.

Учитывая малочисленность населения бурских республик, Китченер мог расслабиться.

Современники считали действия испанских, британских и американских колонизаторов дикими и варварскими. Но они просто ещё не сталкивались с настоящим варварством.

Прошло менее 50 лет, и германские нацисты показали всему миру убийственный потенциал концентрационных лагерей, политики депортаций и массовых убийств мирного населения.