July 16th, 2018

помародерствовали

https://vbulahtin.livejournal.com/4198980.html

В армии США, воевавшей во Второй мировой в Европе, насчитывалась 21 тысяча наказанных дезертиров.
Из них только 49 были приговорены к смертной казни (что в силу знаменитого гуманизма в военной среде США по отношению к с в о и м ничуть не удивительно).
И из них только один за всё время был реально расстрелян (Эдвард Дональд Словик), да и тот просто оказался в плохое время в плохом месте (казнь состоялась 31 января 1945 года): генералу Эйзенхауэру нужен был этот показательный расстрел своего солдата (повторяю: ужас-ужас-ужас в армии США), поскольку в процессе Арденнской катастрофы ситуация с дезертирством начала складываться угрожающая.

Расстреляного дезертира не похоронили в анонимной общей яме за околицей невесть где (как, вообще-то, положено), а погребли вполне официально на кладбище во французском городке Sainte-Marie-aux-Mines.
Но удивляет и интригует всё же не это американское нарушение общепринятого протокола в обращении с останками изменников, причём — в случае с дезертирами — самых ужасных и опасных на войне
По-настоящему интригует то, что на этом же кладбище посреди французского захолустья было похоронено ещё около с т а расстрелянных военнослужащих США.

Ведь если даже среди дезертиров расстреляли всего одного на 21 тысячу, то этих-то 99 — за что же тогда?

Секрет, завёрнутый в тайну и упакованный в загадку...
тыц
(сколько же а м е р и к а н с к и й солдат должен был намародёрствовать, наубивать и наизнасиловать, чтобы его аж расстреляли)


А .... НЕКОТОРЫЕ утверждают, что все устаканилось ... (4)

И сейчас все как в "старые добрые времена" ... потому как отмороженных успели "своевременно утилизировать" (кто успел? по договоренности с кем?).



Из националистов перед выборами создают частные псевдополицейские армии


https://varjag2007su.livejournal.com/2604670.html

Депутат Мустафа Найем вдруг проснулся из летаргического сна и выступил против псевдополицейских структур, которые десятками создаются в Украине. Найем об этом не упоминает, но чаще всего эти организации комплектуются или националистами, или просто бывшими атошниками. По крайней мере, в Киеве в одну из таких организаций – "Муниципальную стражу" – входят радикалы из С14.

"В нашей стране действуют десятки незаконных муниципальных формирований, имитирующих функции правоохранительных органов в регионах. В разных городах они называются по-разному. [Spoiler (click to open)]Где-то это "муниципальная полиция", где-то - "муниципальная охрана" или "варта", а где-то просто "охранное предприятие". Все они зарегистрированы как коммунальные предприятия, формально выполняющие функцию охраны имущества. Но по факту это небольшие армии, созданные местными советами в угоду региональным князькам", – возмущается нардеп.

"На данный момент мы обнаружили такие коммунальные предприятия, подменяющие собой правоохранительные органы, в шестнадцати городах страны. А именно: в Одессе, Киеве, Виннице, Днепре, Харькове, Каменском, Луцке, Ирпене, Чернигове, Кривом Роге, Каменец-Подольском, Белой Церкви, Львове, Ивано-Франковске, Сумах и в Хмельницком.

И просто чтобы напомнить. Впереди – выборы. И есть большой риск, что в период избирательной кампании и непосредственно на самих выборах все эти формирования станут оружием местных феодалов и действующих администраций", – уверен Найем.

По его словам, этим "частным армиям" лицензии штампует МВД. При этом, говорит депутат, ведомство Авакова уже пытается поставить квазиполицейские группировки под контроль:

"Насколько мне известно, сейчас МВД совместно с Национальной полицией Украины и местными органами власти в одном из городов проводится экспериментальный проект по решению этой проблемы. Каким будет результат, покажет время; но если он будет успешный, все эти армии должны исчезнуть, уступив место законным правоохранительным органам".





Полтавско-харьковские аграрные беспорядки 1902 года

https://varjag2007su.livejournal.com/2596088.html

Первый год XX века в России выдался неурожайным. Его последствия не привели к масштабному голоду, но заставили крестьян в европейской части империи затянуть потуже пояса.
К весне 1902 года немногие продукты, оставшиеся у крестьян, начали заканчиваться — в ход пошли припасенные для посевной семена. Перед многими губерниями серьезно встала угроза массового голода.

Особенно тяжелой ситуация была в Харьковской и Полтавской губерниях. Черноземные богатые земли после прихода сюда Российской империи стали местом активного развития помещичьего землевладения.
После 1861 года помещики здесь продолжали сохранять большую часть земель при сокращении крестьянских наделов. В ситуации угрозы голода и обнищания многих семей в начале 1902 года социальное напряжение в деревне стало расти.

Начали вспыхивать волнения. Власти вначале не обращали на них пристального внимания, считая их обычными, случавшимися до того неоднократно. Но на этот раз они ошибались.

Первые беспорядки начались в селе Поповка Константиноградского (ныне Красноград) уезда Полтавской губернии 9 марта по старому стилю. [Spoiler (click to open)]Местные крестьяне напали на экономию (ферму. — РП) герцогов Мекленбург-Стрелицких. Выгнав сторожей, нападавшие вывезли картофель и сено, которых особенно не хватало в округе.

Через несколько недель загорелось имение помещика Роговского. Вновь основной целью восставших крестьян были помещичьи амбары: вывозились продовольствие и корма. К концу марта уже каждый день в Полтавской губернии горели новые усадьбы. Быстро наружу вышел и другой конфликт из-за социального расслоения в селе — теперь наряду с помещиками нападению подвергались и кулаки.

В начале апреля вслед за Полтавской губернией крестьянские мятежи охватили и Харьковскую. Только первого апреля одновременно было совершенно 22 нападения на помещичьи хозяйства. Свидетели восстания с удивлением замечали, что крестьяне стремились тут же засеять захваченные помещичьи земли, надеясь, что потом их не отнимут.

В следственных материалах так описывают причины, побудившие крестьян к восстанию: «Когда потерпевший Фесенко обратился к толпе, пришедшей его грабить, с вопросом, за что они хотят его разорить, обвиняемый Зайцев сказал: "У тебя одного 100 десятин, а у нас по одной десятине на семью. Попробовал бы ты прожить на одну десятину земли..."».

Один из крестьян жаловался следователю: «Позвольте рассказать вам о нашей мужичьей, несчастной жизни. У меня отец и шесть малолетних без матери детей и надо жить с усадьбой в 3/4 десятины и 1/4 десятины полевой земли. За пастьбу коровы мы платим 12 рублей, а за десятину под хлеб надо работать три десятины уборки (то есть отрабатывать у помещика). Жить нам так нельзя. Мы в петле. Что же нам делать? Обращались мы, мужики, всюду... нигде нас не принимают, нигде нам нет помощи».

Позже следователи отмечали, что восстание проходило под общим лозунгом «Нет хлеба! Нет земли! А не дадите — все равно возьмем!» Всего в нем приняли участие около 40 тысяч крестьян из 337 сел.



Сухие цифры статистики о положении крестьян в Полтавской и Харьковской губерниях говорят следующее. В Константиноградском уезде Полтавской губернии на 250 тысяч проживающих там крестьян приходилось только 225 тысяч десятин земли. В Валковском уезде Харьковской губернии 100 тысяч крестьян довольствовались всего 60 тысячами десятин. Подобная ситуация была и в других уездах, охваченных восстанием.

Только через три недели в Санкт-Петербурге осознали всю тяжесть положения. К этому моменту в Полтавской и Харьковской губерниях были разгромлены 105 дворянских усадеб и экономий. Войска начали ответную карательную операцию. К ней были привлечены девять батальонов пехоты и 10 казачьих сотен.

Полиция и армия обычно окружали восставшие деревни, после чего в них начиналась первичная экзекуция, сводившая к порке кнутом и изъятии награбленного. В селе Ковалевка в Полтавском уезде была расстреляна толпа собравшихся крестьян за оказанное ими сопротивление: были убиты двое и семеро ранено. Надо отметить, что во время Полтавско-Харьковского восстания ни один помещик не погиб от рук крестьян.

Началось следствие. К суду были привлечены около тысячи человек. В декабре к тюремным срокам до четырех с половиной лет приговорили около 800 человек, из которых 761 человек был помилован. Вместо тюремного срока Николай II наложил на крестьян обязанность выплатить пострадавшим помещикам в совокупности 800 тысяч рублей. Полностью оправданы были только 123 человека.

Полтавско-Харьковское восстание украинских крестьян потянуло за собой целую цепочку мятежей. Только в 1902 году они вспыхнули в Киевской, Орловской, Черниговской, Курской, Саратовской, Пензенской, Рязанской губерниях.

В этих регионах они развивались по сценарию весеннего восстания: мятеж и разграбление помещичьей экономии в одной деревне приводил к цепной реакции — дворянские усадьбы загорались в соседних населенных пунктах. Общим в указанных регионах было наличие высокой концентрации помещичьего землевладения, а следовательно, и высокого уровня крестьянского малоземелья.

Со времен Пугачевского восстания (1773—1775) имперские власти отвыкли от масштабных бунтов крестьян. В течение всего XIX столетия волнения охватывали только один населенный пункт — соседи редко решались на поддержку.

В 1902 году крестьянское восстание и дальнейшие волнения стали происходить по сетевому, вирусному принципу: беспорядки в одной деревне перекидывались на соседние, постепенно захватывая новые территории. Всего же за 1901—1904 годы их произошло в два раза больше, чем за 1897—1900 годы — 577 против 232 случая.

Новый характер крестьянских выступлений означал, что в деревне произошли глубокие социальные перемены. Крестьяне начали постепенно осознавать себя как класс, имеющий общие цели: прежде всего это раздел земли на справедливых, как они их понимали, условиях.

За прошедшие после отмены крепостного права годы у русской интеллигенции успел сложиться образ крестьянина как долготерпца и мученика, который предпочитал страдать, но не бороться за свои права. Поражение народничества в 1870-80-х годах во многом объяснялось невосприимчивостью крестьян к политической пропаганде. Но, как показало время, во времена Александра II в селе еще не сложились необходимые условия для революционной агитации.

В партии неонародников, взявших в начале XX века название социалистов-революционеров (эсеров), долго велись споры о том, что крестьянин ныне не представляет интереса для революционной агитации и необходимо сосредоточиться на рабочем классе и интеллигенции. События первых лет XX века заставили эсеров вновь вернуться к корням — к работе среди крестьян.

В начале декабря 1904 года директор Департамента полиции Алексей Лопухин написал докладную записку императору Николаю II об итогах расследования и анализа причин Полтавско-Харьковского восстания. Лопухин в документе подчеркивал, что в деревне уже все готово для еще больших выступлений. «Беспорядки эти, поистине достойные названия бунта, были до того ужасны, что, оценивая их теперь, почти через три года, нельзя не содрогаться от основанного на наблюдении над ними сознания той неожиданной простоты, с которой может вспыхнуть в России и разрастись народный мятеж. Если наступит минута, когда в значительном количестве губерний империи крестьянам станет жить невмоготу, и если в одной из этих губерний появится какой-либо внешний толчок для беспорядков, они могут разрастись в такое разнузданное движение, волны которого охватят территорию столь обширную, что с ними нельзя будет справиться без кровавой расправы», — писал Лопухин царю.

И минута, и кровавая расправа не заставили себя долго ждать — через месяц в Петербурге случилось «Кровавое воскресение», с которого началась Первая русская революция. За 1905—1907 годы, пока она длилась, в Российской империи произошли 7165 крестьянских выступлений.

Министр земледелия Алексей Ермолов позже специально подчеркивал в письме Николаю II: «Лозунгом восставших служила идея о принадлежности всей земли крестьянам».