September 27th, 2018

Закат НЭПа?

Китай задумался о полной продовольственной и технологической независимости



На фоне эскалации международных торговых конфликтов Китай задумался о полной продовольственной и технологической независимости от зарубежных партнеров. Задачу «опираться на собственные силы» в производственном, технологическом и продовольственном секторах поставил председатель КНР Си Цзиньпин в ходе инспекционной поездки по провинции Хэйлунцзян.
«Унилатерализм и торговый протекционизм заставляют идти Китай по пути опоры на собственные силы, и это неплохо», - отметил глава китайского государства. «Нам все труднее получать доступ к передовым технологиям на международном рынке, поэтому Китай будет полностью полагаться на себя», - добавил он. Си также особо подчеркнул важность обеспечения продовольственной безопасности с тем, чтобы страна могла контролировать национальное обеспечение продовольствием.
Напомним, что на фоне эскалации американо-китайского торгового конфликта, США ввели новые ограничения на поставки высокотехнологичного оборудования в Китай, а КНР в ответ ввела повышенные тарифы на американскую сельхозпродукцию. На этом фоне многие китайские производители ищут новые источники сельскохозяйственного сырья, другие – задумались над обеспечением собственной технологической независимости от запада. Так, компания Alibaba на днях объявила о решении разрабатывать собственные микропроцессоры.

про разный Дальний Восток и китайскую угрозу

Когда в Алма-Ате или в Бишкеке я говорю, что с Дальнего Востока, меня тут же спрашивают, женат ли я. Потом уточняют, русская ли у меня жена. Я оба раза отвечаю утвердительно. Подозреваю, что мне не верят.

В Казахстане и Киргизии многие убеждены, что на Дальнем Востоке так много китайских мужчин, что русским парням найти себе супругу практически невозможно.
Когда в обществе обсуждают развитие сотрудничества с Китаем, всегда найдется кто-нибудь, кто скажет: «Ты что, хочешь, чтобы у нас было, как на Дальнем Востоке?» Под этим подразумевается ситуация, когда миллион китайских крестьян тайно заселили и загадили все пригодные для сельского хозяйства земли, на местные фабрики из КНР перенесли все вредное производство, а китайские нувориши разобрали всех местных красавиц, дали детям китайское гражданство, но сами почему-то приняли местное и могут теперь влиять на выборы.

«Желтая угроза» – штука универсальная. Каждый может упаковать в эту форму свои фобии. В Центральной Азии боятся этнического поглощения: придут китайцы – и исчезнет народ. В Москве опасаются потери своих восточных владений: придет Китай и захватит наши ресурсы. А ресурсы нам самим ой как нужны!

А что дальневосточники? Верят ли они в «желтую угрозу»?

И нет, и да.

Нет, потому что, когда ты несколько десятилетий живешь в ожидании китайской экспансии, сложно не заметить, что ее как не было, так и нет. Вы удивитесь, но в Москве китайцев проживает больше, чем на всем Дальнем Востоке. Вывеску на китайском языке легче увидеть в Санкт-Петербурге, чем в Хабаровске.

На весь Дальневосточный федеральный округ нет ни одного китайского завода. И, кстати, местные мужчины все еще в состоянии найти себе русскую невесту. А смешанные браки по-прежнему очень большое исключение из правил. И даже выпускницы факультета китаеведения чаще выходят замуж за американцев, чем за китайцев.

И все-таки да, где-то на подкорке каждого дальневосточника записано: «Осторожно: Китай!» Для местных жителей с детства Дальний Восток это прежде всего «форпост России в Азии». И только потом «окно в АТР».

Противоречивость этих двух утверждений никого не смущает. Местные чиновники могут сначала на одном дыхании битый час говорить о сотрудничестве и китайских инвестициях, а потом вдруг сказать: «А вообще, мне бы в район одну военно-космическую часть, и нафиг мне тут китайцы эти не нужны».

Впрочем, Дальний Восток – он ведь очень разный. Владивосток – город торговый и довольно легкомысленный. Порт. «Все флаги в гости к нам». Китай здесь воспринимается как один из «восточной троицы»: КНР, Япония, Корея. Оттого и нет обреченности на дружбу с Китаем. Местные идут в кафе и заказывают кимчи, рамен и го-бао-жоу. И все довольны.

В Благовещенске ситуация другая. Тут Китай виден каждый день. Если выйти на песчаную отмель посреди Амура, то его не только видно, но и отчетливо слышно: вплоть до отдельных фраз. На самом деле Благовещенск крупнее, чем соседний Хэйхэ, но это заметно только из космоса. А невооруженным глазом видно другое: небоскребы на китайском берегу и хрущевки на нашем. Оттого отношение к Китаю здесь настороженно-фаталистское. «Китай – это судьба», и все это понимают. И все же есть что-то завораживающе-пугающее в том, что на том берегу из ничего небоскребы выросли, а на нашем как стояли хрущевки, так и стоят.

Чита и Хабаровск – города армейские, штабные, центры военных округов (в Чите был до 2010 года). Им опасаться супостата вообще по долгу службы полагается. Потому, когда чиновники говорят о китайских инвестициях, местные видят в этом не шанс расшевелить стагнирующую региональную экономику, а риски и угрозы. И даже готовы шумные акции протеста на площадях устраивать. Против пенсионной реформы не готовы, а против китайских инвестиций – пожалуйста.

Впрочем, на бытовом уровне и там отношение к китайцам снисходительно-позитивное. Дни рождения ходят справлять в китайские рестораны. Покупают китайскую технику и одежду. И по-своему уважают: «Китайцы, конечно, молодцы». И все с этим тут же соглашаются.

.....................................................

Такая колоночка у меня пару недель назад вышла в журнале "Профиль". Забыл репостнуть.

рисунок датского художника-коммуниста Херлуфа Бидструпа (1912—1988) ничуть не устарел

рисунок можно продолжить ...
в страну капиталиста потянулись беженцы и партия капиталиста начала выигрывать выборы , на волне страха перед беженцами

1561345_800.jpg