April 15th, 2019

Шанхайская резня 1927 года

Шанхайская резня 1927 года, также известная как Инцидент 12 апреля — массовое истребление китайских коммунистов, учинённое 12 апреля 1927 года силами Гоминьдана и его союзниками в Шанхае.

По-китайски сторонники Гоминьдана называют инцидент «Партийная чистка» (清黨), в то время как в коммунистической традиции его наименуют «Шанхайская резня 1927 года»[1], «Контрреволюционный переворот 12 апреля» (四一二反革命政变) или «Трагедия 12 апреля» (四一二慘案). В результате инцидента многие видные члены КПК были убиты или арестованы. Убийства коммунистов и террор продолжались по всему Китаю в течение многих недель. После победы над сторонниками КПК в крупных городах Чан Кайши полностью захватил власть в Гоминьдане и вскоре стал диктатором Китая. После падения 15 июля 1927 года Уханьского правительства коммунисты были вынуждены окончательно уйти в подполье.

6 апреля 1927 года китайская полиция устроила налет на советское полпредство в Пекине и арестовала несколько сотрудников резидентуры, которые работали в составе полпредства и торгового представительства. Появление китайской полиции и солдат в советском полпредстве оказалось неприятным сюрпризом: китайцы захватили секретную переписку. Казнили и вторую жену Мао Цзэдуна — Кайхуэй.

Интернета тогда не было, дабы оценить маштабы происходящего.

[Spoiler (click to open)].... коммунистическая партия в Китае выросла за короткий срок из маленькой группы в 5–6 тысяч человек в массовую партию в 60 тысяч членов; если китайской компартии удалось за это время организовать в профсоюзы около 3 миллионов пролетариев; если китайской компартии удалось разбудить от спячки многомиллионное крестьянство и вовлечь десятки миллионов крестьян в революционные крестьянские союзы; если китайской компартии удалось за это время завербовать на свою сторону целые полки и дивизии из состава национальных войск; если китайской компартии удалось за это время превратить идею гегемонии пролетариата из пожелания в факт, – если китайской компартии удалось добиться в короткий срок всех этих завоеваний, то это объясняется, между прочим, тем, что она шла по пути, начертанному Лениным, по пути, указанному Коминтерном.

А почему у них получилось?(3)

Цикл материалов на тему "А почему у них получилось?". Понятно что главный ответ "они свой народ не предали не отходили от социализма", но хочется копнуть глубже именно экономический аспект вопроса. К сожалению найти материал об этом не просто, в лучшем случае присутствует освещение с "капиталистическим душком". Но кое-что можно найти покопавшись в отвалах пустой породы. Сегодня копаемся в книге "Китай – великая держава номер один?". Особенно интересно упортребление в данном материале "«Какой же это социализм, — говорил Мао, — если у колхозника есть два миллиона?!", что как бы намекает что коллективизация и механизация в Китае шла очень оригинально, в отличии от СССР в 30х.


Преобразования, начатые Дэн Сяопином, были вынужденным решением. Выходом из тупика, в который страну за три десятилетия загнал Мао Цзэдун. «Если социалистическая страна, — говорил Дэн Сяопин, — по темпам развития производительных сил на протяжении большого отрезка времени отстает от капиталистических стран, то какая может быть речь о преимуществах социализма?»

Коммунистическое руководство Китая при Мао шло советским путем: национализация промышленности, поголовная коллективизация на селе, отказ от торговли в пользу распределения продовольствия и рационирования товаров. Да в Пекине еще и вознамерились, учитывая ошибки «ревизионистов» в Москве, зайти дальше, чем Советский Союз. Китайцы считали, что напрасно в СССР топчутся на этапе социализма, надо смело идти к коммунизму (см. «Новая и новейшая история», 2001, № 1). Мао гордо обещал Хрущеву построить коммунизм быстрее, чем это сделает Советский Союз.

Большой скачок и большой голод


Мао попытался одним махом решить все проблемы и превратить Китай в сверхдержаву. В мае 1958 года началась программа «большого скачка». Задача: «Обогнать все капиталистические страны в короткое время и стать одной из самых богатых, самой передовой и мощной державой в мире».

Начали с конфискации продовольствия. Мао объяснял своим подручным: «Крестьяне скрывают продовольствие и очень нам вредят. В них совсем нет коммунистического духа. Крестьяне остаются всего лишь крестьянами».

[Spoiler (click to open)]За советские промышленные поставки, за строительство заводов, за помощь специалистов Китай расплачивался продовольствием, которого самим не хватало. Снабжали и другие социалистические государства, хотя нечем было кормить своих сограждан.

Выступая на сессии Всекитайского собрания народных представителей, Мао Цзэдун сам себе задал вопрос: «Что делать, когда не хватает продовольствия?» И сам ответил: «Ничего страшного, надо просто меньше есть. Восточный образ жизни — это хорошо для здоровья. Западные люди едят очень жирную пищу. Чем дальше на Запад, тем больше в ней жира. Я всегда презирал западных людей, объедающихся мясом. Я считаю, что есть меньше только полезно. Что хорошего в том, чтобы объедаться и растить себе живот, как у иностранного капиталиста в мультфильме?»

Глава Китая считал, что крестьяне едят слишком много. «Научите крестьян есть меньше и варить похлебку пожиже, — писал Мао. — Государство должно приложить все силы для того, чтобы отучить крестьян есть слишком много».

На политбюро Мао сказал: «Государство находится в состоянии войны с населением. Это война с производителями продовольствия, а также с его потребителями».

Мао велел сократить импорт удобрений, необходимых сельскому хозяйству. Велено было лучше использовать местные возможности. За деревнями закрепили определенные отхожие места в городах (канализации не было). Каждое утро крестьяне приходили сюда, чтобы собрать драгоценные фекалии в специальные высокие бочки на колесах. Иногда за выгребные ямы возникали драки между выходцами из разных деревень.

Мао нравилась сталинская модель государства. Но он считал, что советская система полна недостатков. Пытался довести ее до совершенства. Мао был поражен, когда ему сказали, что колхозник-пасечник Ферапонт Петрович Головатый во время войны из патриотических чувств внес два миллиона рублей на строительство боевых самолетов (на самом деле он передал меньше, но для Мао это все равно были непозволительно большие деньги). «Какой же это социализм, — говорил Мао, — если у колхозника есть два миллиона?!»

«Считается, что бедность — это плохо, — утверждал Мао Цзэдун. — На самом деле бедность — это хорошо. Чем народ беднее, тем он революционнее. Просто ужасно представить себе время, когда все станут богатыми. Из-за избытка калорий у людей будет по две головы и по четыре ноги».

Он, как и положено марксисту(???), презирал деревню и хотел отобрать у крестьян собственность(???). Потребовал, чтобы все крестьяне вступили в колхозы. Это среди прочего упрощало отъем урожая. Крестьяне-единоличники могли что-то припрятать. А в колхозе весь(???) урожай прямо с поля переходил в распоряжение государства.

Мао Цзэдун пытался претворить в жизнь догмы(???), от которых в Советском Союзе уже(???) отказались[это про пасечников меллионеров(???)]. Летом 1958 года он велел объединить всех крестьян в «народные коммуны». Это означало: отказаться от всего(???) имущества. Людям не только запретили готовить(???) и есть дома(???), но и заставили сдать всю посуду(???). В коммунах установили палочную дисциплину. По существу это были трудовые лагеря, где трудились за пайку.

Это привело к краху сельского хозяйства и закончилось настоящим голодом. Глава правительства Чжоу Эньлай объяснял советским специалистам: «Некоторые руководители на местах плохо рассчитали запасы зерна — вместо того чтобы распределить его на весь период до нового урожая, вводили в общественных столовых народных коммун бесплатное питание по принципу "ешь, сколько пожелаешь"».

В отличие от советских колхозов(???) в Китае все(???) было обобществлено. Считалось, что еда должна делиться поровну. Каждый мог есть сколько хотел. В народных коммунах просто сами проедали крохотный урожай. На «крестьянский аппетит» жаловался и министр иностранных дел Китая Чэнь И: «В деревне проживает пятьсот миллионов человек, и если все их рты соединить в один — получится такой огромный рот, что можно проглотить целый земной шар».

Мао Цзэдун требовал такой мобилизации ресурсов, на какую страна не была способна. Историки полагают(???), что за четыре года «большого скачка» в Китае умерли примерно тридцать восемь миллионов человек — от голода и истощения. Они стали жертвой попытки Мао создать общество равных. .... 9 декабря 1958 года он сказал своим помощникам: «Умершие приносят нам выгоду. Они могут удобрять почву».

Китай – великая держава номер один?

А почему у них получилось?(4)

Цикл материалов на тему "А почему у них получилось?". Понятно что главный ответ "они свой народ не предали не отходили от социализма", но хочется копнуть глубже именно экономический аспект вопроса. К сожалению найти материал об этом не просто, в лучшем случае присутствует освещение с "капиталистическим душком". Но кое-что можно найти покопавшись в отвалах пустой породы. Сегодня копаемся в книге "Китай – великая держава номер один?". Особенно интересно сравнение в данном материале Мао и Дэна, а мне оно навевает сравнение методов предложенных Троцким(ПРОФСОЮЗЫ И МИЛИТАРИЗАЦИЯ ТРУДА) в 22ом и Ленинских, реально воплощенных в народно-хозяйственной деятельности 20-30хх .




Китайские реформы ведут отсчет от III пленума ЦК КПК одиннадцатого созыва. Пленум был созван 18 декабря 1978 года для утверждения разработанного Дэном после кончины Мао плана реформ и открытости. Китайцам разрешили обогащаться.

«Как в деревне, так и в городе надо позволять части людей делаться зажиточными раньше других, — говорил Дэн в январе 1983 года. — Достигать зажиточности за счет честного труда законно. Разрешать части людей и районов переходить к зажиточной жизни — неплохое средство. Я одобряю появление крупных подрядных дворов в деревне».

«Обогащайтесь!» — это главный лозунг в Китае, тот самый партийный лозунг, который пришелся людям по душе. Мао считал, что бедность не порок. Дэн решил, что бедность — тяжкое бремя, от которого нужно избавляться.

Мао был реакционным утопистом, который тянул Китай назад к мотыге, к ручному труду, питал ненависть к интеллигентам. Дэн, напротив, повернул к научно-технической революции, он требовал от Китая уважать науку. Мао пытался изолировать Китай от мира, от внешнего влияния. Дэн избавился от этого железного занавеса.

Но главное состоит в том, что Дэн повернул Китай лицом к самому себе. Он заставил китайцев понять, что они живут в отсталой, нищей стране, которая отнюдь не идет в авангарде человечества, в стране, которую можно преобразовать только упорным трудом. Он заставил китайцев перейти от абстрактных идей к практическим делам. Он требовал, чтобы люди работали с полной отдачей и строили не утопическое царство, а реальный Китай. Мао обещал народу построить счастье за несколько лет. Дэн такие сроки не ставил. Он понимал, что сделать народ богатым в сжатые сроки невозможно. Для него минимальный срок — это сто лет.

Против реформ не вы сказались даже военные.
https://www.e-reading.club/chapter.php/1015781/31/Mlechin_-_Kitay_-_velikaya_derzhava_nomer_odin.html

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

   ..Только это не я накаркал. Всё было сказано еще раньше, почти на сорок лет раньше:
«Некоторые наши партийные и советские работники допускают неправильный, потребительский подход к вопросам колхозного строительства, выражающийся в подмене главной, а именно производственной задачи в сельском хозяйстве задачей немедленного переустройства быта колхозников, что должно отвлечь основные силы и средства колхозов от решения важнейших производственных задач, должно повести к дезорганизации колхозной экономики и, следовательно, нанести вред всему делу социалистического строительства.
Эти товарищи забывают, что в развитии любого общественного строя главную и определяющую роль играет производство. Это в полной мере относится к новому, молодому еще колхозному строю, ибо производство колхозов, степень развития этого производства определяют также быт и культурный уровень, т. е. все другие стороны колхозной жизни.
Ошибка этих товарищей состоит в том, что они забывают о главных, производственных задачах колхозов и выдвигают на первый план производные от них потребительские задачи, задачи бытового устройства в колхозах, жилищного строительства в деревне. Бытовые задачи имеют, несомненно, важное значение, но являются все же производными, подчиненными, а не главными. Забвение или умаление главных, производственных задач может повести всю нашу практическую работу в деревне по неправильному пути, затруднить дальнейший подъем колхозов и причинить тем самым серьезный вред колхозному строю».
      Вот вам улица прекрасных домов для специалистов и рабочих совхоза «Богуславский». Только даже дома не успели достроить, как случилось именно то, что предсказывал Иосиф Виссарионович Сталин. Выше была приведена цитата из ответа ЦК на инициативы «маленького Маркса» с его агрогородами.
    Согласитесь, план грамотный и эффективный. Сначала при Хрущеве Целиной и реорганизацией МТС обанкротили колхозную собственность, преобразовав ее в государственную, часто даже не переименовывая колхозы в совхозы.  А дорогой Леонид Ильич этому содействовал изо всех сил, руководя освоением Целины, даже на четверть перевыполнив план ее распашки.
   Потом, после Хрущева, уже при Леониде Ильиче, сельское хозяйство пустили по затратному экстенсивному пути, подведя к черте банкротства, а при Горбачеве добили разорительными капиталовложениями.
  Стоп. Да не Горбачев это начал! Смотрим еще один документ:
«Предусмотрено опережающими темпами вести в колхозах, совхозах и других сельскохозяйственных предприятиях строительство благоустроенных жилых домов с хозяйственными постройками, детских дошкольных учреждений, клубов, библиотек и других объектов культурно-бытового назначения, предприятий торговли, общественного питания и бытового обслуживания населения, а также дорог.

Построить в одиннадцатой пятилетке в колхозах, совхозах и других сельскохозяйственных предприятиях жилью дома обшей площадью не менее 176 млн. кв. метров, а в двенадцатой пятилетке на 15—18 процентов больше. Значительно повысить обеспеченность сельского населения коммунальными услугами. Учитывая важность закрепления кадров в колхозах и совхозах, Госплану СССР и Советам Министров союзных республик изыскивать при разработке годовых и пятилетнего планов дополнительные средства на непроизводственное строительство в колхозах и совхозах за счет перераспределения общего объема их в пользу села, с тем чтобы увеличить ввод в эксплуатацию благоустроенных жилых домов и объектов культурно-бытового назначения в сельской местности.

Расширить индивидуальное строительство жилых домов в колхозах и совхозах, оказывать всемерную помощь застройщикам финансовыми и материальными ресурсами, предусматривать в планах выделение для этих целей необходимых строительных материалов.

Наращивать выпуск конструкций жилых домов усадебного типа, производство деревянных панельных домов и комплектов деталей для сельского строительства.

Обеспечить рост за десятилетие объема реализации бытовых услуг в сельской местности в два раза. Повысить качество и культуру обслуживания населения, расширить прием заказов на все необходимые виды бытовых услуг непосредственно в колхозах и совхозах.

Значительно усилить строительство в колхозах и совхозах прачечных самообслуживания и комплексных приемных, пунктов для выполнения мелких ремонтных работ и услуг.

Создать специализированные предприятия и организации для улучшения эксплуатации па селе жилищного фонда и объектов коммунально-бытового назначения».

    Если вы читали статью с инициативами Н.С.Хрущева в 1952 году, то обязательно удивитесь. Текст такой, будто покойный Никита Сергеевич лично водил рукой автора.
    Только это не он, конечно. Это из «Продовольственной программы СССР на период до 1992 года» , принятой на Пленуме ЦК КПСС в 1982 году под руководством Л.И.Брежнева.