June 13th, 2019

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)



  И, наконец, последнее указание, уже за подписью последнего Председателя КГБ Крючкова. Я привожу его не в текстовом виде, а фотокопию:


      В этом документе стоит обратить внимание на правки, внесенные в текст авторучкой. И на дату. Он издан после завершения работы реабилитационной комиссии А.Яковлева.

   Корректуры в тексте документа явно свидетельствуют о том, что это рабочий документ сотрудника КГБ, который отвечал за предоставление ответов гражданам о судьбе их репрессированных родственников. Чтобы не копаться в нормативных документах, которые вводили изменения в порядок, определенный Указанием, он прямо в текст Указания их и вписывал. Фальшивкой этот документ быть не может.

Но тогда как расценивать предыдущее указание за подписью Семичастного, которым предписывалось сообщать родственникам, расстрелянных по решениям троек НКВД, действительные обстоятельства смерти осужденных? Не понимаете, в чем дело?

     Вернемся еще к самому первому документу по этой теме, к приказу Берии, на первом листе которого, в пункте 3: «…об осужденных сообщать: когда, КЕМ, по какой статье осужден, на какой срок…».  Т.е., уже в 1939 году родственники примерно 700 тысяч человек, которых тройки НКВД приговорили не к расстрелу, а к десятке лагерей, могли получить справки, из которых они узнали о существовании этого репрессивного органа?

    Наш Президент В.В.Путин уважает Солженицына и его вдову. Советует книги Исаича читать, даже в школьную программу «Архипелаг ГУЛАГ» включили. Мы упираемся и читать не хотим. А зря. Потому что там особенно интересно не то, что написано, а то, что не написано. А не написано там ровно ничего, еще раз об этом напоминаю, про тройки НКВД-УНКВД. Солженицын на момент написания своего «опыта художественного исследования» в 1973 году знал только о тройках ОСО. Тройки ОГПУ Солженицын вспоминает, а насчет троек НКВД в «Архипелаге…» ничего нет. Ничего о тройках НКВД не упоминал и полусумасшедший троцкист Варлам Шаламов. Он тоже вспоминал только тройки ОСО: «Машина ОСО- две ручки и колесо». И, конечно, абсолютно ничего нет у них о странной комиссии в составе Наркома НКВД и Прокурора СССР, которую потом обозвали «двойкой».

   Больше того, на момент начала работы комиссии А.Яковлева, об этой тройке НКВД еще не знали и члены комиссии, как мы видели из стенограммы протокола заседания этой комиссии.

  И не могли знать, потому что Постановление Политбюро и приказы Ежова о создании этих троек к тому моменту были еще не рассекречены. Сама информация о их существовании была совершенно секретной, но Берия в своем приказе даже не счел нужным оговорить отдельно порядок выдачи справок по приговорам троек, если эти приговоры не предусматривали применения ВМН.

     Не напрягает, что информация об органе «тройки НКВД-УНКВД» до рассекречивания Приказа Ежова № 00447 была секретной, а родственники осужденных могли получать информацию о том, что этот орган приговаривал их близких к ВМН и различным срокам заключения, но еще в 1973 году главный разоблачитель зверств чекистов об этих «тройках» был не в курсе?

    Появляется подозрение, что к моменту подписания Крючковым Указания в самом КГБ был сфабрикован весь блок фальшивок, касающийся деятельности троек НКВД-УНКВД, не относящихся к ОСО (которое тоже свои тройки имело – тоже дальше об этом будет) в период 1937-1938 годов, а в ходе проведения работы по реабилитации, которая не прекращалась с хрущевских времен, были «переработаны» не только следственные дела на известных троцкистов?

   И как только в 3 января 1989 года было опубликовано «Постановление Политбюро ЦК КПСС «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30–40-х и начала 50-х годов», потомки «жертв сталинизма», ранее получившие извещения о смерти родственников в местах заключения, стали повторно обращаться в КГБ, собирая справки в надежде получить компенсации за страдания родственников.

   А дальше произошло следующее, о чем свидетельствуют эти два документа из ЗАГСа, тоже выложенные на сайте «Мемориала»

Интересная комбинация? Вот так умершие в заключении превратились в расстрелянных в годы «Большого террора». В новом свидетельстве просто изменили дату смерти с 45-го года на 1938 год.

«Одна пиявка так насосалась крови, что стала болтать»

Рейдерский захват не бывает мгновенным или спонтанным, всегда присутствует и проводится длительная подготовительная компания по вербовке или нейтрлизации ключевых фигур, для последующего гарантированного осуществения намеченных планов. В сложившейся после ХХ Съезда "диктатуры Партии" это было предопределено.


В «Приключениях Буратино» есть такой эпизод, когда лягушка, предупреждающая Буратино о том, что Дуремар узнал секрет, где находится золотой ключик, и говорит: «Одна пиявка так насосалась крови, что стала болтать». Вот эти перестроечные люди – они тоже насосались крови и стали болтать и пишут очень интересные вещи, их нужно внимательно читать.

Шеварднадзе (также как и Примаков) пишет: «В середине 70-х годов я познакомился с людьми, которые понимали, что нужно менять строй в Советском Союзе». Это очень точная дата. В середине 70-х годов действительно после прихода сюда больших денег возникла группа людей, которые решили стать собственниками, но для этого нужно было опрокинуть Советский Союз, чтобы стать собственниками. Эта группа оформилась в середине 70-х годов. В середине 80-х годов она пришла к власти.

Роль Примакова, как и других "птенцов гнезда Андропова"тщательно замалчивается.... Параллельные структуры КГБ: ИМЭМО, институт США и Канады, Институт системных исследований,как филиал Венского институт, и в котором прошли подготовку все прорабы перестройки, Чубайс, Гайдар, Фридман, Хан, Авен и др. были создан КГБ по указанию Андропова. Это и были реальные штабы перестройки. А перестройку курировали люди из КГБ, птенцы гнезда Андропова, генерал Питовранов, генерал Бобков, Примаков, Бовин, Арбатов и другие.

Сегодня и Горбачева называют пешкой в развале СССР. Н. Матузов (ответственный сотрудник иностранного отдела ЦК КПСС) поднимает на эту роль Примакова: “Я считаю, что центральной фигурой, которая осуществляла переход от «перестройки» к перестрелке и нынешней ситуации, был Евгений Максимович. Полагаю, что Борис Ельцин и Горбачев были людьми второстепенного плана. Это была внешняя картина.
А реальный механизм, который контролировал весь процесс — до перестройки, перестройку и после перестройки, когда формировались всякие австрийские институты, был завязан на Примакова и других наследников плана Андропова”

И еще: “Вдруг я слышу от Примакова: «Социалистическая система себя изжила. Надо от нее отходить и начинать жить как на Западе». И тут я вступаю в пререкания с Евгением Македоновичем. В те годы у него было такое отчество… Когда я в 1975 году приехал к Примакову, он сказал мне: «Слава, зови меня теперь Евгений Максимович». […]
Личность Примакова законспирирована до предела и по сей день. Я считаю, что он являлся главной действующей фигурой, которая завершила план Андропова по переустройству Советского Союза. Говоря простым языком, Примаков
был смотрящим за процессом — все эти годы”


Еще один человек вспоминает и не может понять смену отчества Примаковым. Это О. Цаголов, который говорит: “Как у человека, связанного с разведкой, у Евгения Максимовича есть немало пробелов в биографии, начиная с рождения и кончая задачами, которые он выполнял на разных постах, начиная с журналиста и кончая научными заведениями.

Но одна загадка не даёт мне покоя: до середины 70-х у Примакова было редкое отчество – Македонович, которое он сменил на более удобоваримое Максимович. Но ни у его отца, ни у отчима не было имени Македон”

даже простая сдержанность — это тактика проигрышная, слабая и неверная

https://aurora.network/articles/136-chelovek-i-obshhestvo/68496-posle-seriala-chernobyl-obnaruzhen-novyy-vid-besposhhadnykh-mutantov

они это умеют, потому что именно этому они учились. Эти их шпагаты с пошлятиной уже сами по себе стали отдельным современным искусством, потому что именно они востребованны. Окупающимся искусством это сделали не они, а сама логика того, что принято называть «развитием массовых коммуникаций».

Надо признать печальную вещь: сейчас проявляются все, в том числе страшные, эффекты этого развития. Суть медийного пространства сегодня такова, что даже простая сдержанность во многих секторах «массового информационного потребления» — это тактика проигрышная, слабая и неверная.

Для того чтобы не выпасть из поезда актуальности, профессиональным охотникам за аудиторией надо раз и навсегда выпасть изо всех рамок. Настоящий массовый блогер-2019 должен быть одновременно и бесстыден, как Лысый из Браззерс, и бичевать порок как Мартин Лютер Кинг. И разоблачать продажность и коррупцию («ну, что вы теперь придумаете в свое оправдание, губернатор/МВД/МИД/?»), и иметь хорошо известный среди специалистов прайс-лист («пост с нашей подготовкой с Ильей в кадре — 365 тысяч. Брендирование на неделю — 550 тысяч»).

Поэтому такого понятия, как «неуместность», для них вообще не существует. Для них есть понятие неактуальности (то есть чего-то, на что нельзя подсесть со своим гвалтом и чего нельзя в итоге монетизировать).

Для этих медиабраконьеров не существует и понятия несочетаемого. Они будут селфиться на похоронах, делать онлайн-трансляции с пожаров и прикалываться над Вечным огнем. Для них сравнимые случаи имеют совершенно разный вес в зависимости от того, насколько актуально на них можно пообличать и попиариться.

Хотите пример?

[Spoiler (click to open)]Есть журналист, арестованный по совершенно фантастическому обвинению в прямой связи со своей профессиональной деятельностью, — за то, что он просто писал, ему вменили государственное преступление и могут посадить на огромный срок.

Этот журналист сидит уже много месяцев. Но на его фоне никак не попозировать, и в его трагедии никак не обвинить российское государство, и его трагедию никак не монетизировать — можно только схлопотать попадание в черные списки на одной соседней территории. Поэтому никто из модных блогеров не вешает хештегов, не призывает всех выйти в его защиту и не выходит сам.

И это, знаете, тоже своего рода лучевая болезнь.