January 20th, 2020

"жертвы сталинизма" в Испании

О, как!

https://blau-kraehe.livejournal.com/700737.html?thread=38252353#t38252353

"жертвы сталинизма" в Испании, с оружием в руках, выступили против "диктатуры Сталина".

С 3 по 8 мая 1937 шли ожесточённые бои между правительственными силами и сталинистами, с одной стороны, и анархистами и троцкистами, с другой стороны, а фашисты, используя ситуацию, в эти же самые дни начали активные действия. В Испании суть троцкизма в действии явилась уже в обстановке военной - и для СССР предстала некоей иллюстрацией то-го, что могло бы случиться и в нашей стране, если бы война против нее уже началась, и "пятая колонна" троцкизма оживилась в ней уже во время военное.


[Майские события в Барселоне]
В первой половине 1937 между НКТ и ПОУМ с одной стороны, каталонскими националистами, ОСПК и Всеобщим союзом трудящихся Каталонии (ВСТК) — с другой нарастали противоречия из-за отношения к экономиче­ским преобразованиям, организации вооруженных сил, конструкции власти. Стороны обвиняли друг друга в насилии. ОСПК обвиняла ПОУМ в «троцкизме».

3 мая 1937 г. гражданские гвардейцы, руководимые членом ОСПК, генеральным комиссаром охраны порядка Р. Саласом, попытались захватить Центральную телефонную станцию Барселоны, контролируемую НКТ. Эта акция не была согласована с правительством. Она привела к перестрелке и вызвала возмущение рабочих из НКТ, которые объявили забастовку, построили баррикады и блокировали объекты националистов и ОСПК. На стороне НКТ выступила ПОУМ. Начались уличные бои.

5 мая из Валенсии, где размещалось центральное правительство Республики, прибыла делегация НКТ и ВСТ, приступившая к переговорам о прекращении конфликта. Утром 6 мая оба профцентра призвали прекратить огонь. 7 мая в Барселону вошли правительственные войска, контролировавшиеся правыми социалистами и коммунистами. После прибытия войск более 300 членов НКТ и ПОУМ было арестовано. Их обвинили в организации мятежа. Всего, по официальным данным, в ходе уличных боев в Барселоне погибли 500 человек и не менее 100 были ранены[15][16].

14 мая на заседании правительства большинство министров потребовали от Ларго Кабальеро роспуска и запрета ПОУМ, разоружения тылового населения, снятия с себя полномочий министра обороны и отставки министра внутренних дел Галарсы. Ларго Кабальеро отказался удовлетворить хотя бы одно из этих требований и вскоре был вынужден подать в отставку.

Новым премьер-министром 16 мая 1937 года президент Асанья утвердил кандидатуру коммунистов — умеренного социалиста, министра финансов в прежнем правительстве Хуана Негрина. В правительство Негрина вошли три социалиста, два либерала, два коммуниста, по одному баску и каталонцу.

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D1%80%D0%B0%D0%B6%D0%B4%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%B2%D0%BE%D0%B9%D0%BD%D0%B0_%D0%B2_%D0%98%D1%81%D0%BF%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B8

искусство зализывать

И обкомы с крайкомами ... работали, так работали что их пришлось на январском Пленуме 38го вспоминать

https://blau-kraehe.livejournal.com/700737.html?thread=38252865#t38252865

фельетоны кольцова, напечатанные в хронологическом порядке. впечатление, что по стране катится снежный ком какого-то всеобщего разгильдяйства, халатности и невыполнения должностных обязанностей.

и в довоенных фильмах, смотришь, полно таких звоночков мимоходом. особенно поражает рассказ "Искусство зализывать"


ИСКУССТВО ЗАЛИЗЫВАТЬ

О хулиганстве, мордобоях, о кражах и прочих уголовных преступлениях правильнее всего сообщать в хронике происшествий. Желательно с указанием, задержаны ли и наказаны преступники, а если нет, то производят ли следствие милиция и уголовный розыск.

Совершенно излишне сопровождать информацию подобного рода морально-этическим разбором, нравоучительными пояснениями и заголовками. Хотя это у нас еще и делается.

Человек влез ночью в окно, долго, кряхтя и вытирая со лба пот, взламывал несгораемый шкаф, забрал содержимое и скрылся. А заметка об этом гласит:

«Не понимают принципа общественной собственности».

Трое здоровенных дядей напали на рабочего, долго избивали его, потом поставили под кран с холодной водой и затем опять били. А их поучают:

«Побольше чуткости к живому человеку».

Гражданин украл на фабрике комод, притащил и поставил у себя в комнате. А о нем говорят:

«Не оправдал себя на практической работе…»
[Spoiler (click to open)]
Часто это делается просто по глупости, по заскорузлой неподвижности сонных мозгов, по тупому чиновничьему равнодушию.

Часто, но не всегда.

Бывает, что люди притворяются идиотами, не состоя ими на самом деле. Привычными, обмелькавшимися формулами они прикрывают действия из ряда вон выходящие, гладким тренированным языком зализывают поступки, не нуждающиеся ни в какой оценке, кроме статей уголовного кодекса.

У города Старая Русса есть Фанерный завод № 2. При этом заводе — пожарная охрана. Мы не знаем, как сия организация вела себя в борьбе со стихией огня. В другом отношении она проявила себя бесподобно. Два года подряд банда хулиганов, фактически существовавшая под фирмой пожарной охраны, терроризировала рабочий поселок Парфино.

Если кто-нибудь из рабочих и вообще из жителей поселка появлялся навеселе на территории завода или просто на улице, пожарные молодцы схватывали его и тащили в депо, открыто избивая по пути.

В депо пожарные связывали своим пленникам руки, привязывали ноги к шее, кидали на каменный пол, клали под кран с ледяной водой или в конюшню между лошадьми.

После избиений люди лежали по нескольку дней, лечились, иногда неделями не выходили на работу по бюллетеню.

Чтобы не иметь никаких забот с пожарами, хулиганы попросту запретили топить печи в заводских общежитиях. Когда рабочий Ветров заявил протест начальнику охраны Малашникову, его схватили, зимой без шапки и пальто, сволокли в депо, и там Малашников самолично его избил.

Безнаказанность хулиганов сделала их буквально грозой поселка и на заводе. Бригадир Ершова, пожаловавшись на работницу Иванову, как на лодыря, просит начальника цеха не рассказывать Ивановой, кто жаловался.

— Ее муж пожарник, он может и нож в бок пырнуть, а ведь у меня дети.

На фоне таких преступлений уже пустяками кажутся кражи, подлоги Малашникова и его помощников Чижова, Сенина, Алиева, их фальшивые расписки друг другу, хищение комодов и прочего заводского добра.

С приходом на завод нового директора кончилась круговая порука, пострадавшие, не боясь мести, стали подавать жалобы, дело пошло в прокуратуру.

Сейчас, в конце января этого года, состоялся суд над преступниками из пожарной охраны. Малашников получил девять лет тюрьмы, Сенин и Алиев — по семь, Чижов — четыре года, Крутов — три.

Но смотрите, как округло и гладко преподносят это страшное дело старорусская и парфинская партийные организации, их печатные органы.

Газета «В бой за фанеру» поучает:

«Развернув большевистскую самокритику, мы можем и должны выявить и изгнать из наших рядов притаившихся кое-где классовых врагов, жуликов и всех тех, кто мешает социалистическому строительству».

Сказано без запинки, но не добавлена еще одна совсем простая вещь. Редактор почтенного органа «В бой за фанеру» работает на заводе пять лет заведующим спецотделом и не раскрывал своих уст в защиту избиваемых людей, пока хулиганов не взяла за шиворот прокуратура!

Газета «Трибуна», орган Старорусского райкома ВКП(б), со своей стороны заявляет:

«Развернув большевистскую самокритику, мы можем и должны выявить и изгнать из наших рядов всех притаившихся кое-где классовых врагов, жуликов и всех тех, кто мешает социалистическому строительству».

Как видите, орган райкома даже не дал себе труда сказать свое слово о парфинских преступлениях. Он просто списал до буквы заклинание заводского редактора, пособника и покрывателя хулиганов и преступников.

В том же номере «Трибуны» мы читаем список исключенных из партии по проверке партийных документов в старорусской организации. И здесь находим наших кумов-пожарных.

Исключен «за невыполнение партустава и нежелание повышать свой идейно-политический уровень Сенин Алексей Прокофьевич, фанзавод № 2».

Исключен, «как не оправдавший себя на практической работе Чижов Алексей Антонович, фанзавод № 2».

Старорусский райком зализывает грязные, позорные пятна. Как густо зализывает! Как нечестно, как непартийно!

К лицу ли это районному комитету? Достойно ли поступать так перед лицом рабочих, видевших преступления парфинских хулиганов?

Пусть партийная организация Старой Руссы отдаст себе в этом отчет