March 1st, 2021

Старая тема о "левых" , "популярных", "массовых" блоггерах.

все наши образцы такой литературы, начиная от «Рабочей Мысли», продолжая «Впередами», «Рабочими Делами», «Красными Знаменами» и проч., неизбежно и непременно оказывались ублюдками, и не популярными и не газетами. Не беда, что все попытки «рабочих» газет только питали и будут всегда питать нелепое деление интеллигентного и рабочего движения . Не беда, что все попытки «рабочих» газет плодили до сих пор и будут у нас всегда плодить кустарничество и особые, глубокие, казанские и харьковские теории. Не беда все это. Ведь вот пленительная «Свобода» и пленительные («дух замирает») эсеры издают же — и уф, какую массу! — популярных газет и газет-журналов!! «Народное Дело»227, «Красное Знамя», «Свобода» — журнал для ра¬бочих, «Отклики» — газета и журнал для рабочих, «Лучина» — для крестьян, «Рабочая Мысль» — женевская газета петербургских рабочих! ! Не беда, что все это — дермо, но зато массовое дермо.

Левее левых? Пойдешь на лево, прийдешь на право (с)

28 февраля — годовщина начала Кронштадтского мятежа 1921 года. Восставшие кронштадтцы называли своё движение «третьей революцией» — после Февраля и Октября 1917 года. По их мысли, Кронштадт продолжал и развивал дело Февраля и Октября. Бывший участник кронштадского восстания матрос Иван Ермолаев, доживший до ельцинской реабилитации, в 1989 году опубликовал в журнале «Дружба народов» свои мемуары о Кронштадте, озаглавленные «Власть Советам!..», ... и спустя почти 70 лет бывший матрос-кронштадтец упрямо продолжал считать восстание 1921 года продолжением Октября. Но если бы Кронштадт и впрямь был революцией, почему тогда, спрашивается, вся белая эмиграция, от кадетов до монархистов, восприняла этот мятеж на-ура?

Или они тоже подались в революционеры? Белый контр-адмирал В.К. Пилкин описывал в своём послании генералу Юденичу, как в восставший Кронштадт ездила делегация белогвардейских офицеров: «Они рассказывают, что их встречали со слезами. Многие говорили не стесняясь, при всех, что глубоко раскаиваются о содеянном. Председатель Рев. Комитета Петриченко (писарь с «Петропавловска») всё время старался дать понять приехавшей в Кронштадт из Гельсингфорса делегации, чтобы не обращали большого внимания на пункты Кронштадтской декларации, якобы наспех составленной и переделывать которую теперь будто бы не время... Но, конечно, эта болезнь слов доказывает, что не очень, значит, ещё приспичило. Вот, когда Царя будут требовать, тогда будет ясно, что дальше жить в Совдепии действительно невозможно... Я не могу не жалеть о падении Кронштадта, т.к. наше офицерство должно было волей-неволей принять участие в восстании и, конечно, окончательно перебито». (Рутыч Н.Н. Белый фронт генерала Юденича. Биографии чинов Северо-Западной армии. М., Русский путь, 2002. С. 134-135).
Вдумаемся в сам красноречивый факт: кронштадтские моряки, якобы «более левые и революционные», чем большевики, тайно принимают делегацию белогвардейцев, включая барона Павла Вилькена, капитана первого ранга и экс-командующего линкором «Севастополь»


Потырено на просторах интернета