July 6th, 2021

Задачи политической борьбы. Глава 2. Часть 10.

… Возраст некоторых китайцев очень трудно определить, они часто выглядят гораздо моложе своих лет. Наташе на вид было лет 25, когда я получил сведения о ее паспортных данных – очень удивился. Точно уже не помню – около 40 лет. А Илье, ее отцу, за – 70, на эти годы он не выглядел, стариком еще не смотрелся. В начале 50-х Илья, молодой лейтенант, был заместителем командира китайской пограничной заставы на Амуре. Охранял китайскую границу. Впрочем, с его слов, охрану границы тогда и китайские, и советские пограничники всерьез не воспринимали, занимались задержаниями браконьеров, в основном, как наших, так и китайских. Все думали, что этой границы скоро не будет. И наши думали, и китайцы! Как рассказал этот китаец, ходили слухи о том, что КНР войдет в состав СССР, но это были просто слухи, просто многим китайцам хотелось этого, уважение к советскому народу было настолько большим, что китайцы мечтали жить с нами в одном государстве. А Сталин для китайцев был на уровне божества, они гордились тем, что Иосиф Виссарионович считает Мао Цзедуном своим лучшим другом и выделяет его из числа остальных руководителей стран соцлагеря, что во всех выступлениях Сталина, когда речь заходила о социалистических странах, Китай всегда назывался первым. Сам Мао для китайцев – герой. Его трудная жизнь, борьба, жена, замученная гоминьдановцами, сын, погибший в Корее…
   Во всяком случае, никто в самом начале 50-х даже в страшном сне не мог представить, что когда-нибудь русский и китаец станут врагами. Справедливости ради, китайцы никогда нас врагами и не считали, в отличие от нас. К нашему стыду. Но стыдиться особенно нечего, хотя и стыдно. Китайцам повезло, что они не попали под власть такой мразоты, которая была у нас.
  Охлаждение наступило даже не после 20-го съезда, а чуть раньше. Советские пограничники стали дистанцироваться от контактов с китайскими. До этого охрана границы заключалась в том, что наши наряды и китайские разъезды встречались на нейтралке, на ломанном и жестами общались, курили и обменивались всякой мелочевкой. 
   Летом на лодках, а зимой по льду на каждые праздники ходили друг к другу в гости, и командиры – так вообще каждый выходной ездили семьями. На китайские праздники наши у них на заставе давали концерты, на наши праздники – китайские солдаты. Командир китайской заставы, на которой Илья служил, сына назвал русским именем в честь командира советской заставы. Вообще, советских людей китайцы себе ровней не считали, они себя считали младшими братьями советского народа, это проявлялось даже на бытовом уровне, китайские солдаты-пограничники во всем старались подражать советским.
    Охлаждение между государствами было воспринято с недоумением, первое время ошарашило, что советская сторона, пограничники, стали общаться сугубо официально, неслужебные контакты были полностью свернуты. Потом, когда стало известно о речи Хрущева, всё стало понятно, стало тревожно за будущее. Но до 61-го года еще всё держалось, граница проходила по китайскому берегу, при Сталине на это обстоятельство внимания совсем не обращали, советская сторона никак не припятствовала хозяйственной деятельности китайцев на реке, рыбаки с обеих сторон внимания на границу никакого не обращали, пограничники тоже на рыбаков не обращали внимания, куда они заплывают. После 61-го года всё начало меняться, советские наряды стали всё чаще и чаще задерживать китайских рыбаков и конвоировать их к китайской границе. Стала явно нарастать враждебность. Причины ее были понятны – пришедшая к власти в СССР ревизионистская клика вступила в конфликт с КПК, которая не желала следовать курсом антисталинизма, теперь мы уже знаем, к чему этот курс привел СССР, те соцстраны, которые подчинились КПСС, и к чему мог привести Китай.  
  О приграничных конфликтах 69-го года Илья отказался со мной говорить наотрез. Только сказал: всё равно вы, русские, пока ничего не в состоянии понять, а вина есть с обеих сторон, у китайцев тоже хватало горячих голов, которые действовали как провокаторы. Больше от него о событиях на Даманском ничего узнать не удалось.
   Но разрыв отношений между СССР и КНР китайцами воспринимался, как огромное горе. Я спрашивал Илью: вы советских людей стали считать врагами? Ответ был: нет, никогда. Государственная пропаганда в КНР всегда отделяла советский народ от власти хрущевско-брежневской шайки, советский народ в этой пропаганде был жертвой ревизионистов, пострадавшей стороной. Больше того, всегда в пропаганде было, что великий советский народ со временем освободится от власти этой банды и русский с китайцами снова станут братьями, нашим народам предопределено жить в мире и дружбе.
-Илья, в какой дружбе, если у вас в школьных учебниках территория Сибири и Дальнего Востока значится, как исконно китайские земли?
-Нет у нас таких учебников.
-Как нет? Я со школы это знаю.
-Это не у нас, не в КНР, это на Тайване такие школьные учебники, там Гоминьдан учит, что Сибирь – китайская, а предатели китайского народа, коммунисты, согласились признать ее советской.
После того нашего разговора я шел домой и думал, что вбить осиновый кол в могилы каждому члену брежневского Политбюро – мало…  
 


Огромная благодарность всем за поддержку

карточка Сбербанка 2202200535946089.

карточка Тинькофф 5213 2439 6756 4582


... угара революционной фразы

Однако эти решения не отражали мнения не только всей партии, но и мнение тех' партийных организаций, от имени которых они принимались. Немецкое наступление, начавшееся 18 февраля и продолжавшееся вплоть до подписания мирного договора, очень скоро отрезвило от угара революционной фразы и партийные комитеты, у руководства которых были «левые коммунисты», и партийные организации, временно попавшие под влияние «левых коммунистов». Партийные организации рабочих районов Москвы, Петрограда, Урала и др. горячо поддерживали ленинскую политику о заключении мира с Германией. 4 марта под влиянием рабочих масс от своей прежней позиции отказался Московский городской комитет РСДРП (б). 10 голосами за, против 7, МК принял резолюцию, одобряющую мирный договор. В тот же день подписание мира большинством голосов одобрила Московская общегородская конференция РСДРП (б). С защитой ленинской политики мира на конференции выступил член Центрального Комитета партии Я. М. Свердлов, прибывший в Москву по поручению ЦК.

СЕДЬМОЙ ЭКСТРЕННЫЙ СЪЕЗД РКП/б/ МАРТ 1918 ГОДА

Остров Даманский был обозначен как китайский

Ктобы мог подумать!

... консультации между правительственными делегациями СССР и КНР по уточнению линии советско-китайской границы проходили в Пекине с 25 февраля по 22 августа 1964 года. К августу 1964 года делегации в рабочем порядке предварительно уточнили и согласовали линию советско-китайской границы почти на всей на её Восточной части, отработали карты и подготовили проекты соглашений.

Остров Даманский был обозначен как китайский. Однако в десятых числах июля 1964 года из Москвы поступило указание не парафировать практически готовое Соглашение по речным участкам. Указание исходило лично от Хрущёва.

... ценой четырёх насмерть придавленных бубенинским БТР-ом рыбаков

Комуто срочно нужны были звездочки, для этого им и китайцев не жалко наматать на гусеницы.
И своих солдат потерять.


https://www.chita.ru/articles/28408/
В рамках эскалации конфликта на Уссури потребовалось восстановление пограничных застав 1930-х годов Нижне-Михайловка и Кулебякины Сопки. Быстро построив свои заставы в таёжной глухомани, бывший сверхсрочник Иван Стрельников и очень свежий выпускник пограничного училища Виталий Бубенин в баснословно короткие по тем временам сроки получили должности командиров застав. И не имели причин на этом останавливаться, проявляя ревность не по разуму.

...6 ноября 1967 года старший лейтенант Виталий Бубенин с группой своих бойцов впервые силой выдворил группу китайских рыбаков с северной оконечности острова Киркинский в трёх километрах севернее Даманского, где они рыбачили до того, как там была восстановлена застава Кулебякины Сопки. Пограничники действовали, «не применяя оружие», одними прикладами.

Китайцы впоследствии вернули Киркинский ценой четырёх насмерть придавленных бубенинским БТР-ом рыбаков. Бубенину отцы-командиры сказали на Киркинский больше не выходить, но за решительность признали его лучшим начальником заставы Тихоокеанского пограничного округа, послали в Москву и едва ли орденом не наградили.

Первые жертвы конфликта – китайские рыбаки, раздавленные на острове Киркинский БТРом 1-й заставы 57-го погранотряда в январе 1968 года. С тех пор советские пограничники не выходили на Киркинский, который, как и Даманский, официально отошел Китаю по Соглашению между СССР и КНР о советско-китайской государственной границе на ее Восточной части от 16 мая 1991 года [ а неофициально еще в 1964м ] .

Стрельников мучительно завидовал Бубенину, который начинал службу у него в замах и тоже хотел стать лучшим начальником заставы Тихоокеанского пограничного округа.

В таких условиях зимой 1968-69 года на Даманском по существу повторился тот же самый сюжет, который за год до этого имел место на соседнем острове [Spoiler (click to open)]Киркинском.

С той разницей, что вместо рыболовов остров пытались патрулировать китайские солдаты, а старший лейтенант Иван Стрельников в борьбе за переходящее звание лучшего начальника заставы Тихоокеанского пограничного округа стремился пресекать «провокации» без помощи коллеги Бубенина, который уже съездил в Москву, хотя к этому Стрельникова обязывал приказ командира отряда.

Обычно китайцы двигались по льду Уссури от своей заставы Гунсы в сторону Даманского. В задачу китайского патруля входил обход острова вдоль берега, обращённого к советскому берегу Уссури, что демонстрировало китайскую принадлежность данной территории. Этого до мая 1969 года советские пограничники никак не могли допустить, а потом ничего, спокойно переносили.

... в феврале 1969 года командование отряда уже ясно ориентировало командиров застав на возможное вооружённое нападение китайцев и попытки захвата наших пограннарядов с применением оружия. То есть ровно на то, что произошло 2 марта 1969 года, — советская разведка всё-таки работала изрядно. «Приказали на острова не выходить. Границу охранять по основному берегу», — пишет Герой Советского Союза генерал-лейтенант погранвойск Виталий Бубенин.

Я раз сто перечитал эту фразу русским по-белому в его книге на странице 142. И не верил своим глазам: седой генерал Бубенин через 35 лет после бойни свидетельствует, что во избежание неблагоприятного развития конфликта командование принимало все меры, вплоть до прямого указания «на острова не выходить». Точно такого же указания, которое было дано годом ранее в отношении действий советских пограничников на острове Киркинском.

... не только не провёл разведку острова, хотя командование ориентировало его на неожиданное вооружённое нападение со стороны китайцев. Но и в нарушение действующего приказа по отряду стал проводить выдворение, не дожидаясь подхода как отставшей машины с 12 бойцами, так и бронетранспортёра с Бубениным.

Люди, которые могли бы объяснить действия Ивана Стрельникова, мертвы уже более 40 лет, но совершенно очевидно, что командир заставы Нижне-Михайловка стремился провести успешное и документированное в фотоснимках выдворение китайцев, во-первых, до подхода Бубенина, во-вторых, в нарушение приказа на предварительное объединение сил и, в-третьих, несмотря на запрет выхода на остров.

Удивительно, но предупреждённый о возможности внезапного нападения китайцев, старший лейтенант Иван Стрельников беспечно организовал занятие по строевой подготовке в глубоком и рыхлом мартовском снегу под объективом фотоаппарата

Наши солдаты, внезапно осознав, что попали в засаду, однозначно восприняли чужую громкую речь как команду на открытие огня. Давайте спросим себя, могла ли крошечная группа молодых солдат под командованием такого же сержанта, внезапно оказавшись без офицера наедине с двумя сотнями спецназовцев противника, запаниковать и открыть хаотическую стрельбу?

И какая польза была китайцам в засаде первыми открывать огонь в то время, когда у них на линии огня между ними и советскими пограничниками была группа Сунь Юйго, а на их стороне было абсолютное превосходство в живой силе и вооружении? В этом смысле китайская версия, что первыми на острове стали стрелять наши, нравится нам это или нет, более логична и непротиворечива.

Как следует из директивы Шэньянского округа, китайцы не боялись потерять несколько человек – эти потери для них абсолютно ничего не значили – они, наоборот, даже стремились к этому для получения дополнительного морального оправдания своей акции. Весь их расчёт как раз строился на том, чтобы спровоцировать русских на открытие огня и представить все дело как «самооборону».

Виталий Бубенин в своей книге приводит, как минимум, три случая, когда солдаты в гораздо менее сложной обстановке без разрешения передёргивали затворы автоматов. И только вмешательство офицера и его выдержка удерживали их от беспорядочной стрельбы. 2 марта советский офицер, очевидно, потерял возможность управления своими людьми, обрекая и их, и себя на бессмысленную гибель.


Чем закончился конфликт на Даманском

В мае 1969 года китайцы высадились на Даманском и больше никогда оттуда не уходили.

На Украине ликвидирован завод, построивший все советские авианосцы

Украинский военно-промышленный комплекс лишился еще одного гиганта – Черноморского судостроительного завода, расположенного в Николаеве. На его верфях были построены все советские тяжелые авианесущие крейсера, в том числе единственный в российском ВМФ тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов»

В понедельник, 5 июля, украинские СМИ сообщили, что николаевский завод официально прекратил своё существование. Хозяйственный суд Николаевской области утвердил отчет о ликвидации ПАО «Черноморский судостроительный завод». Так закончилась 126-летняя история уникального завода.

Имущество завода распродано. Вырученные 151 млн гривен пошли на выплату долгов. Еще примерно столько кредиторы уже никогда не вернут.

Черноморский судостроительный завод был основан в царской России. Выполнял заказы для Черноморского флота Российской Империи. До революции построены около десятка военных кораблей, в том числе линейный корабль «Императрица Екатерина Великая».

Во времена СССР в Николаеве построены крейсер «Красный Кавказ», научно-исследовательское судно «Академик Сергей Королёв», серия тяжелых авианесущих крейсеров. Один из советских авианосцев – «Адмирал Горшков» - был продан в Индию и сегодня это флагман индийских ВМС «Викрамадитья».

Только здесь можно было строить такие огромные корабли.

Всего здесь построено 1004 кораблей военного и гражданского назначения.

Завод поднялся после трех лет немецко-фашистской оккупации, но 30-летння самостийность предприятие похоронила.

«Прощай, гордость, спи спокойно после долгой агонии. О тебе останутся добрая память и грусть», - оставил эпитафию один из пользователей Telegram.

Задачи политической борьбы. Глава 2. Часть 11.

     … То, что в СССР между народами была дружба, мир и жвачка пока всё проклятый Горбачев не порушил – знает каждый наш коммунизд и совкодрочер. Они только не знают, что национализм – штука такая, которая в один год не зарождается, даже если Горбачев очень стараться будет. Национализм воспитывается годами. И если в конце 80-х на просторах СССР «дружба народов» начала оборачиваться резней между народами, то истоки этой «дружбы» нужно искать в более ранних временах. Хотя, чего их искать, если уже на первых послесталинских съездах КПСС члены ЦК начали вопить – нужно больше прав отдать на места, республикам, а то Сталин никаких прав им не давал. Товарищу Мао Цзедуну после этих воплей пророком не нужно было быть, чтобы сделать вывод – эта мафия страну разорвет, в конце концов, на улусы.
     Подготавливая страну к развалу, правящая троцкистская мафия старательно культивировала национализм во всех республиках СССР. И в РСФСР тоже. Тот, кто будет отрицать наличие русского национализма в последние годы СССР, наверно, был слепым на оба глаза и глухим на оба уха, он, наверно, никогда не слышал слов – хачик, чурка, носорог… Носорог – это в Африке носорог, а в СССР так называли азербайджанцев.
     Но особенно активно культивировался национализм антикитайский. И что особенно подло, культивировался он на брехне о китайской угрозе. Сам Мао Цзедун советскими ревизионистами советскому народу преподносился… ревизионистом, буржуазным националистом. Это даже не наглость, это за пределами всякой наглости. На 20-м съезде КПСС наша троцкистская банда приняла решение пересмотреть, т.е. провести ревизию, всей истории партии и идеологических установок, но Мао Цзедуна, который за это назвал их ревизионистами, эта ревизионистская банда обвинила в ревизионизме.
    А когда китайские коммунисты отказались следовать курсом, определенным ревизионистской политикой КПСС, т.е., отказались от политики, которая вела к реставрации капитализма и развалу многонациональных государств (если вам СССР мало, то еще Югославию и Чехословакию вспомните), китайских коммунистов обвинили в национализме и в вынашивании агрессивных планов по захвату восточных территорий СССР. И это включили в школьные учебники! Со школы советским людям внушали, что Китай и китайцы – враги Советского Союза и вынашивают планы войны с нашей страной.
     В 90-х годах я служил в полку, который занимал укрепленный район на границе с Китаем, вся система обороны укрепрайона, в который были вбуханы астрономические средства на строительстве и еще большие средства на содержании его и войск в его районе, строилась на отражении нападения армии КНР в виде плотных пехотных масс. А наша 5-ая армия, дислоцированная в Приморском крае, у китайской границы, по идее наших стратегов из Генштаба должна была отражать возможное нападение китайской группировки в несколько миллионов личного состава. С конца 60-х годов на подготовку к этому возможному нападению грохнули такие колоссальные средства, что можно было и коммунизм построить.
    После 91-го года, когда СССР развалился на улусы, и для этих укрепрайонов перестало хватать войск, а китайцы стали активно скупать в России металлолом, оставшиеся без охраны циклопические оборонительные сооружения на границе остались без всего, что было из латуни, бронзы, меди и алюминия. Т.е., были разграблены местным населением и приведены в полную небоеспособность. А Китай так и не напал! И миллионными пехотными массами не напал, и когда для завоевания всего Приморского края было достаточно одной укомплектованной китайской дивизии, настолько жалкое зрелище из себя представляла наша армия в середине 90-х – не напал. Вообще не напал.
    И вообще, оказалось, что когда численность Советской армии превышала 3 миллиона, в китайской, которая должна была атаковать один Приморский край многомиллиоными пехотными массами, служило всего чуть больше 1 млн. человек.
    Китай мог быть хоть каким агрессивным, хоть каким миролюбивым, только у него не было ресурсов для содержания такой армии, которая могла представлять угрозу для СССР. Людей в Китае было много. Больше чем в СССР. Только люди, такое дело, кушают. Китайские люди кушают рис и другие продукты. Но с посевными площадями в КНР были серьезные проблемы, а еще большие проблемы были с минеральными удобрениями, месторождения калийных солей в Китае небольшие, поэтому кормить большую армию им было элементарно нечем. Да и вооружать нечем было. А страна еще была преимущественно крестьянская. Крестьян можно было в армию призвать и бросить многомиллиоными массами на СССР, только по еще на пути к границе у той многомиллионной армии закончился бы рис.
    Примерно такая же картина была во время китайско-японской войны. Людей много – а кормить и вооружить их нечем.
     Да мы уже сейчас с вами видим, что «китайская угроза» была самой наглой ложью. Если она была, если у КНР были агрессивные планы по отношению к СССР, то почему эта угроза не была реализована, когда СССР распался и Дальний Восток с Сибирью в военном отношении были почти беззащитными?
    Но зато на этой несуществующей угрозе успешно вырастили несколько поколений советских людей, у которых в подкорке – Китай враг. И когда в начале 90-х через российско-китайскую границу пошли потоки туристов, китайские граждане, приезжавшие в Россию, были встречены… Про отношение к китайцам моих соотечественников в те годы я даже писать не хочу. Китаёзы, узкопленочные… Интернационалисты, твою кобылу!
      Причем, эти «интернационалисты» как должное воспринимали то, что в Китае к русским туристам местные относятся очень уважительно. Первые годы туристических обменов – даже почти с любовью. Еще оставалось воспитанное «националистом» Мао Цзедуном и его товарищами отношение к советскому народу, как к старшему брату.
     Но скоро этот бывший советский народ сам показал китайцам чего он стоит…
    


Огромная благодарность всем за поддержку

карточка Сбербанка 2202200535946089.

карточка Тинькофф 5213 2439 6756 4582

Десятитысячники

Особо успешных крестьян начали называть «десятитысячниками» 万元户 – дворы, годовой семейный доход которых составлял 10 тысяч юаней и выше. C 1980 года госпропаганда ставила их в пример. Вот они – новые герои новой эпохи, пришедшие на смену "железным девушкам" из народной коммуны Дачжай

Время и место:
Тяньцзинь. 1984 год. Разговор в ресторане «Дэнъинлоу» 登瀛楼 (прим. 1).

Беседующих четверо. Двое – журналисты. Двое – молодая семейная пара, крестьяне. Говорит в основном женщина. Её муж молчит, но иногда вставляет замечания. Уточняющие вопросы журналистов опустим, и так понятно, что их интересует.

Ж: «А у вас, уважаемые, глаз намётан. Мы оба самые настоящие крестьяне. Из уезда Цзинхай 静海县 (прим. 2), земляки Хо Юаньцзя, знаменитого мастера ушу. Про него недавно сериал показывали по телевизору, очень интересно. А внук Хо Юаньцзя, сын его дочери, и сейчас живёт в Цзинхае! Учительствует в школе, больше ничего делать не умеет..

Вы небось удивляетесь, как это мы размахнулись? <на столе семь блюд, включая курицу, [Spoiler (click to open)]купленную на улице> Тридцать юаней с гаком за один стол, будто деньги ногами топчем. Ничего, не страшно, деньги у нас есть. Целая пачка, и все крупные – на которых «великое сплочение» нарисовано (прим. 3).

Правда-правда, нам бояться нечего. Теперь кто деньги зарабатывает, тому и слава. Мы – десятитысячники не только по доходу, но и по урожаю. Я эти треклятые деньги зарабатываю, а муж по подряду хлеб растит. За один прошлый год мы получили 11 тысяч юаней и намолотили 13 тысяч цзиней зерна. Дела по-настоящему в гору пошли! Хе-хе, городским за нами не угнаться. Мы, бывшие середняки и бедняки, теперь в передовиках, а рабочий класс отстаёт. «Старшего брата» 30 лет хвалили, аж вонь пошла, а теперь он получает по 10-20 юаней премии да плетётся за нами на воловьей упряжке…»

М: «Не слушайте её, у неё на губах замка нет. Рабочие – это руководящий класс».

Ж: «Как же, руководящий! Скажут тебе: иди в рабочие – ты согласишься? Чего же не идёшь? Всё оттого, что столько денег там не заработаешь! Мы вдвоём поработали месяц – огребли тысчонку, а они, рабочие, хе-хе – столько и за год не получат!»

Ж: «Надо вам сказать, живём мы с мужем душа в душу. В 1980-м его демобилизовали, мы и расписались. Приданого мы не требовали – только два набора одёжки, часы да велосипед, и то марки «Хунци» 红旗 – хороших нигде не достанешь (прим. 4)».

М: «Да и это мою семью вконец разорило!»

Ж: «Созвали родных и близких на угощение. Мяса почти не было, все больше доуфу и лоба. И что с того, что уже прошло четыре года, как прогнали «банду четырёх» (прим. 5) – жизнь еле-еле начала улучшаться. За два года до того мы всё ещё учились у Дачжая и Сяоцзинчжуана (прим. 6). Лучше стало только когда место наверху опять занял почтенный Дэн. Если уж говорить о народном доверии, то среди крестьян им больше всех пользуются почтенный Дэн и Чжао Цзыян (прим. 7).

Парень он у меня способный. В армии усвоил смысл установок Центра. Домой вернулся – в самый раз когда делили землю под дворам. Способов дележа было два: один назывался «подряд по числу людей» - то есть каждый должен был взять не меньше стольких-то му; другой способ – «подряд по возможности»; значит, кто может лучше работать, пусть берёт больше. В нашей деревне многие занимались торговлей на стороне, поэтому землю решили выделять «по возможности». А кто не хотел – мог подряда не брать».

М: «Чушь она несёт! Никак понять не может, что и «по возможности» все равно обязательно нужно было брать участок, а то кто же тебе даст зерно на пропитание? Когда говорят «не брал участок», это значит, что человек тайком его передавал другому и еще приплачивал за работу. Покупать зерно и не брать участок разрешили только в 1983-м».



Ж: «Мой муж в 1980-м сразу взял на подряд 15 му и стал вкалывать. В 1981-м получили по 700 с лишним цзиней, в 1982-м – ровно 800, в 1983-м – столько же. Все три года подряд мы были «десятитысячниками». В первый раз получили премию в 100 баней, во второй – талон на велосипед, в третий – похвальную грамоту…»

М: «Неверно! Она только деньги считает. А мы получили в награду ещё удобрения и право покупать вне очереди химикалии. А потом, «десятитысяников» стало больше, на всех премий не напасёшься, нужно поощрять только самых сильных».

Ж: «Только деньги-то не муж мой зарабатывал! Я заработала! Я занялась подсобным промыслом – он денежки и приносит. Каким? Я выращиваю соболей. Покупаю у государства «семена» - то есть соболят, по 80 юаней за штуку. Купила пару, подержала у себя год с лишним – можно продать за 300. Они тем временем дали приплод, он тоже потом даст приплод – глядишь, через несколько лет целая куча! В 1981-м я взяла ссуду в банке и договорилась со знакомыми, чтобы мне в Нанкине купили две пары соболей. Так и началось. Сейчас я уже сама продаю соболят – все равно всех не прокормить. Соболь только мясо жрёт, любое. А разозлится – людей кусает. Вот гляньте, как мои руки искусаны.

В прошлом году у меня был богатый «урожай», выручила больше 10 тысяч юаней. Государство закупает шкурки, выделывает их, шьёт шубы, продаёт иностранцам. Зарабатывает на этом в несколько раз больше. Я живу по совести, государство не обманываю. С юга приезжали торговцы пушниной, предлагали менять соболя на цветной телевизор, так вот фиг я им поменяла! Тем более цветной телек у нас есть.

Но вообще трудно. Если сдохнут «семена», люди плачут горше, чем если родной отец умер. Ведь это деньги подохли! А еще волостной начальник – он раньше в коммуне командовал – никуда не годится. Сегодня велит жертвовать на что-нибудь, завтра открывает в нашем доме курсы наглядного обучения, нам приходится всех кормить. Только и я не дура, говорю ему: «Я могу и много пожертвовать, если знаю на что. Даю на начальную школу 2 тысячи юаней!» Так одним махом и покончила вопросом, чтобы больше не приставали. Вы говорите, политика ЦК не разрешает поборов? А они думают, что они сами себе ЦК!

Когда мы дали деньги на школу, учитель привёл с собой учеников благодарить нас и сказал: «Когда у вас будет сын, стану учить его как следует!» У нас и вправду нет детей. Сколько раз ходила в больницу проверяться – никаких изьянов нет, просто не зачинается и всё тут».

М: «Нет сына, и хорошо, забот меньше. К тому же у нас ограничивают деторождение!» (прим. 8)

Ж: «Не бреши! Ванбадань 王八蛋 – тот, кто не хочет сына! Только вы не верьте, он сам мандражирует больше меня. А я-то не беспокоюсь. Мне хочется послать сына в университет, а для этого нужно еще немного поработать. Денег хватит!

А вообще у нас все начали зарабатывать. Иные, чтобы разбогатеть, печатают картинки со Старым Чжао. В наших местах многие умеют резать доски, чтобы печатать цветные лубочные картинки. Вот они и тискают Старого Чжао и бога очага. Государство этим не занимается, вот они и нашли лазейку. Продают на базарах. Раскладывают на земле и дерут, сколько захотят. Как, вы не знаете, кто такой Старый Чжао? Да это же бог богатства – тот самый, у которого бородёнка и усы тремя прядями висят! Чжао – это его фамилия, его еще зовут «маршал». О нём в трудах Председателя Мао говорится!» (прим. 9)

М: «Ты! Ты с какой стати приплела сюда ещё труды Председателя, дура?!»

Ж: «Само собой есть продавцы – есть и покупатели. Только не принято говорить «покупаю», нужно сказать «прошу пожаловать для совершения обрядов». И вешают у себя дома, когда делать нечего – кланяются. У нас в доме такого нет, да и какой в этом прок? А то люди еще печатают деньги с надписью «Райский банк». Какая-то истрепанная бумажка, а на ней: 100 тысяч юаней. Это суеверие, их кладут покойникам в последний путь. Мы тоже покупали такую штуку, стоит-то всего медяк. Сожгли на могиле деда, чтобы ему было что тратить. Эх, глупости всё это!»

А блузка на мне – из Гонконга. 70 юаней! Я попросила привезти мне из Шэньчжэня. Вот роскошное место! Там все сплошь десятитысячники!

Что? Говорите блузка мне не идёт и качество не очень? Как это гонконгский товар может быть нехорошим? Чего же тогда частные торговцы так рвутся в Шэньчжэнь за гонконгскими вещами (прим. 10)?

Я всё знаю! Вот будет свободное время, сама съезжу поглядеть на Шэньчжэнь, а по дороге в Шанхай заеду. В Пекине я была раз шесть, видела Храм неба, Летний дворец, универмаг «Ветер с Востока» 东风市场  (прим. 11). Ничего особенного! Вот пекинская утка хороша, только очередь большая»

Материал подготовлен на основе интервью «Десятитысячники» 万元户主, вошедшего в сборники 张辛欣, 桑晔. 北京人 (一百个中国人的自述). Шанхай, 1986, и Чжан Синьсинь, Сан Е. Голоса из Китая. 22 интервью. Москва, 1989.