partagenocce (partagenocce) wrote,
partagenocce
partagenocce

Стреляй в него – всё будет мимо! / «Литературка» и Юнна Мориц на годовщину памяти Олеся Бузины

Оригинал взят у mamlas в Стреляй в него – всё будет мимо! / «Литературка» и Юнна Мориц на годовщину памяти Олеся Бузины
Ещё о гражданской войне в Новороссии и ещё у Юнны Мориц

Выжить шанса не было
Всё, о чём предупреждал Бузина, оказалось правдой / Годовщина

«Как его титровать, Бузину-то вашего? Олесь или Алесь? Писатель или историк?» – такой вопрос задала мне девять лет назад телевизионный редактор, просматривая предэфирный материал к фильму «Убить русского в себе». Тогда в российском эфире Бузины почти не было. Кто это такой, знали только немногие специалисты. ©



Олесь Бузина

Один из них и посоветовал мне взять интервью у Олеся: «Язык – как бритва. Находит где-то такие факты, такие детали, что на привычные вещи начинаешь смотреть совсем под другим углом».

Но самое главное – всё, о чём он говорил и предупреждал, оказалось правдой...

Убитый Бузина очень для многих гораздо удобнее Бузины живого. Хотя бы потому, что уже никогда не задаст своего знаменитого вопроса: «Почему вы, Россия, тратите колоссальные деньги, чтобы понравиться тем, кто никогда и ни за какие деньги вас не полюбит, и отталкиваете от себя тех, кто готов идти с вами без всяких денег?»

Этот вопрос он задавал часто. Многим. И не получал ответа. И не только он один.

Восемь лет назад для фильма о том, кто и зачем убивает русского сначала в себе, а потом в других, я записала несколько десятков интервью. Все они оказались подтверждением мыслей, записанных на самой первой встрече с Олесем Бузиной.

Вот, например, слова знаменитого историка, академика НАН Украины Петра Толочко: «Я часто вашим задавал вопрос: ну вы же видите, что делают американцы на Украине. Гранты, фонды, фундации, семинары, книгоиздательство, школы… И с Черномырдиным, послом, встречался. До него – с Ельциным. На самые высокие уровни выходил. А они мне все говорили: «Да бросьте вы, Пётр Петрович. Мы ж вам газ бесплатно даём».

До гражданской войны на Украине – ещё восемь лет. Но первый Майдан уже был. Футболки с надписью «Дякую тобi, боже, що я не москаль» – самый популярный львовский сувенир. Уже открыто работали по всей Западной Украине «вышкилы», где 13–16-летние подростки, гордо называвшие себя юными бандеровцами, с удовольствием «кидали зиги» прямо в телекамеры. Станислав Кульчицкий, руководитель Института национальной памяти Украины, воспевавший при СССР индустриализацию Донбасса, уже продвигал концепцию голодомора, геноцида исключительно украинского народа. Продвигал на американские и канадские гранты. И уже был такой писатель Олесь Бузина. Он никаких грантов не получал. Американцы таким, как он, никогда ничего не давали. А Россия… Мы же газ со скидкой даём…

Рекомендоваться «профессиональным писателем» Бузина имел полное и неоспоримое право. Он жил именно на то, что получал как писатель. Именно поэтому мог честно говорить и о том, кто такие «украинские патриоты», и о том, что такое украинская власть. И кто на самом деле главные предатели страны.

«Да, я голосовал за «Партию регионов». А потом они меня как избирателя предали», – эти слова Олесь Бузина сказал за несколько недель до бегства Януковича из Киева. До пафосных заявлений Добкина и Кернеса о том, что Харьковская область будет островом, свободным от фашизма. И до того, как они спокойно уступили свои кресла «новой власти». Той самой. С красно-чёрными флагами и портретами Бандеры.

Был ли Бузина пророком? Нет. Каким-то обладающим исключительным инсайдом суперполитологом? Тоже нет. Просто он и на своей киевской кухне, в беседах «не под камеру», и в студии популярных ток-шоу говорил одно и то же. То, что есть на самом деле. А не то, что кому-то хочется слышать. По одной простой причине. «Это неуважение к себе – не говорить по существу, выдумывать какой-то бред и потом пытаться этим бредом оперировать». Это тоже его слова. Это и есть та самая настоящая журналистика. За которую убивают. И с которой вообще очень трудно выжить.

Да, книги Бузины публиковались в российских издательствах. Но кто видел массовую рекламу этих книг? «Раскрутку», как теперь принято говорить, писателя? Это когда Украина грянула, да так, что у России рука креститься устала, Бузину стали наперебой звать в популярные политические ток-шоу. До этого чтению предпочитали счёт.

«О ком вы говорите? Журналист? А откуда – из Киева? А как он будет делать программу в Москве? Ну… Позвоните через месяцок. Мы подумаем, посчитаем…» – такой, почти под копирку, ответ дали продюсеры сразу нескольких телеканалов на предложение выпускать в России программу Олеся «Следами пращуров». Подумаем. Посмотрим на рейтинги. Посчитаем.

Разговор с Украиной Россия вела исключительно языком цифр. Доллары скидок. Литры прокачки. Кубометры наворованного. «А на украинском-то зачем?» – такой вопрос одно очень высокопоставленное лицо задало журналистам, предложившим сделать новый телеканал и вещать на Украину из России на украинском языке. Но единственный государственный язык у нас, к сожалению, язык цифр.

«Вы не понимаете смысл чиновничьей работы», – так в своё время обосновали мне отказ дать комментарий по происходящему на Украине в Россотрудничестве. Организации, существующей на бюджетные деньги специально для поддержки русской культуры за рубежом. Дело было в декабре 2013 года. Россотрудничество тогда, судя по его же собственному сайту, организовывало выставки где-то в Лондоне. Возлагало цветы где-то в Будапеште. Перерезало какие-то ленточки. Что-то кому-то вручало. Украину в это время – убивали. Вместо неё от Харькова до Одессы появилась Антироссия. Выжить в ней у таких, как Олесь Бузина, шансов не было.


Убит за правду и талант
Год назад от рук злодеев пал украинский писатель Олесь Бузина

Сейчас и здесь

Не возвращайся в Украину!
Угроза жизни дышит в спину,
В затылок дышит подлецо –
Фашизма подлое лицо!

Не возвращайся, там – гестапо,
Восторг фашистского нахрапа,
Кровавый скачет карнавал,
По спискам гробит наповал!

Не возвращайся в их зверинец,
Ты – драгоценный украинец,
Тебя убьют за твой талант, –
Убить талант – призванье банд!

Но ты вернулся – и убит.
Имеет запад жалкий вид,
С фашистами в одной компании
Он Лорку расстрелял в Испании,

С фашистами в одном флаконе
Он полон русофобской вони,
С фашистами сейчас и здесь
Он расстрелял тебя, Олесь!..

Угроза жизни миновала,
Тебя убить, конечно, мало:
Теперь ты превратился в свет,
Где после смерти – смерти нет!

Теперь тебя фашистский мрак
Не ликвидирует никак, –
Твоё присутствие, Олесь,
Огромно – хоть на стенку лезь!

Хоть лезь на стену, мракобесье, –
Теперь присутствие Олеся
Огромно и неистребимо,
Оно бессмертно и любимо,
Стреляй в него – всё будет мимо!



Читайте и благодарите
Олесь Бузина. Расстрелянная правда / Сост. А.А. Бобров. – М.: Алгоритм, 2015. – 416 с. / Чтобы помнили

Самым трагическим образом Олесь Бузина доказал действенность литературы даже в такой стране, как сегодняшняя Украине. «Даже» – не в смысле какой-то невосприимчивости граждан «незалежной» к слову, а в том, что ныне вся тамошняя авансцена заполнена «людьми действия» типа Сашка Билого, Яроша, Фарион, которых не заподозришь в подобном внимании, а порой и в чтении вообще. Но они чувствовали влияние Олеся Бузины на огромную часть народа, который считали своим приобретением. Потому и убили. Изданная недавно книга «Олесь Бузина. Расстрелянная правда» – не просто дань уважения талантливому писателю, а ещё и шанс под завалом пропаганды и контрпропаганды разглядеть истинный лик Украины, украинца, двинуться в сторону понимания, отрезвления.

Шанс в том, что тексты Бузины в эту книгу собрал, прокомментировал, предварил большой статьёй-предисловием не случайный составитель-подёнщик, а известный писатель и поэт Александр Бобров. Причём не по принципу краткосрочной политической целесообразности «посильнее хлестнуть майдаунов», а чтобы дать слово своему собрату-писателю – талантливому, остроумному и лиричному Олесю.

Когда «Евроньюс» представил Бузину «пророссийским журналистом», то это была, по сути, клевета, средство снизить действенность его текстов. Бобров даёт слово самоопределения Олесю: «Я – хо­хол. Я – украинец. Я – русский. Мы не злодеи…» (Речь Олеся была ответом на хитро подобранный итервьюером набор «компромата», причём от самых «главноукраинцев». Леся Украинка: «Мы – нация злодеев». Шевченко: «Украинцы – нация позаборников и злодеев», Грушевский: «Украинская нация не дала ни одной творческой идеи»…) Бузина продолжал: «Мы избранный Богом народ русских, состоящий из москалей, хохлов, белорусов. У нас три государства, но мы один народ».

Бобров добавляет и от себя: «Если сложить в кучу правящую клику Порошенко – Яценюк – Гройсман – Аваков, то по казацкому духу, малороссийской крови и украинской сути Бузина – больший украинец, чем все они, вместе взятые. Этим-то он и стал ненавистен для лжеукраинцев, захвативших власть».

Олесь в книге Боброва парит над всей нашей общей историей, вовсе не концентрируясь, как могут ожидать пропагандисты, на Петлюре и Бандере.

О древних славянах: «Репутация у этих парней была отвратительная. Связываться с такими – себе дороже. Когда патриотически настроенные историки берутся расхваливать мирный славянский нрав, сравнивая его с «голубиным», они врут. Прокопий Кессарийский, секретарь византийского полководца Велизария, оставил колоритное описание славянской рати. В бой эти хлопцы вступали до пояса голыми, только со щитами и копьями… Византийцы солдат нанимали, дорожили своими профессионалами. Славяне же шли на Балканы, как за зарплатой, задержанной за тысячелетия отлучения от цивилизации. Вскорe они затопили всю Центральную и Южную Европу».

О временах более близких и поворотных: «Оказавшись благодаря Богдану Хмельницкому в составе одного государства, украинцы и русские, которых часто называли московитами, почувствовали, что они чертовски похожи, но, с другой стороны, чем-то неуловимо отличаются, и тут же дали друг другу смешные прозвища хохлов и кацапов. Одни носили бороды. Другие – оселедцы. Одни рубашку выпускали поверх портков. Другие её заправляли в шаровары. Одни привыкли горланить на радах, выбирая гетмана. Другие беспрекословно выполняли все приказы царя-батюшки. Со времён Киевской Руси прошло 500 лет – срок огромный. На юге к крови древних русичей примешались горячая половецкая и флегматичная литовская. На севере население Киевской Руси растворило в себе финские племена. Но общая вера и общие враги помогли им ужиться под скипетром Романовых и раздвинуть границы славянской сверхдержавы вплоть до Дуная и Чёрного моря. Украинцам удалось сыграть выдающуюся роль в судьбе Российской империи. Собственно, и идею-то её придумал киевский монах Феофан Прокопович, необыкновенно понравившийся своим остроумием и деловитостью Петру I…

А дальше «дружбу народов» скрепили дочь Петра Елизавета и простой казак с Черниговщины Алексей Разумовский, разыграв прямо в постели сюжет о принцессе из сказки. Прозвище Разумовского – «ночной император» – говорит само за себя. Его брату Кириллу, президенту Российской академии наук, будет рапортовать по долгу службы Ломоносов, в чьих трудах и появится впервые новое диковинное слово «украинцы».

Вольное, любовно-насмешливое обращение Олеся к истории напоминает гениальную «Русскую историю от Гостомысла до Тимашева» Алексея Константиновича Толстого. Кстати, наш соавтор Козьмы Пруткова детство и последние годы провёл в Малороссии, на родине матери – Анны Перовской, воспитаннице упомянутых Разумовских. А чтобы увидеть в общеизвестной любовной истории Елизаветы парафраз всемирно популярного сюжета «принцесса вышла за простолюдина», тут нужен свежий острый глаз Олеся Бузины.

Александр Бобров подчёркивает своё наблюдение свидетельством многих друзей Олеся: «Он был зачарован Российской империей. Страшно гордился тем, что его казацкие предки служили в Ахтырском гусарском полку. Не меньше гордился он и своими дедами-фронтовиками. Олесь обожал всё, что связано с военной темой».

Эта его любовь бросает отсвет на всю легко и стремительно им пересказанную историю: «Успехи в Петербурге долгое время отвлекали нас от проблем местного самоуправления. Полтавчанин фельдмаршал Паскевич берёт во главе русской армии Варшаву, дружит с Николаем I. Гоголь едет за царский счёт в Италию… Безбородко – канцлер империи, – умирая, прощается с собравшейся публикой фразой, до уровня которой до сих пор не дотянулась современная политическая мысль: «Не знаю, как при вас, молодых, будет, а при нас ни одна пушка в Европе без нашего разрешения выстрелить не смела!» Да, до Украины ли тут, когда в твоих руках целая империя!»

На страницах этой книги вспоминает близкого друга Олеся и донецкий журналист Александр Чаленко: «Бузина вырос в украиноязычной семье. До 16 лет был украинофилом. Однако знакомство с Булгаковым, бессмертной «Белой гвардией» произвело глубокий переворот. Он стал имперцем. Принимал культурное, но высмеивал политическое украинство. Писал, что эта земля и народ стали счастливыми, только войдя в Российскую империю, когда ужасы польско-католического террора и постоянных набегов крымцев закончились… Где-то за несколько месяцев до Евромайдана он рассказал мне о своих планах написать серию романов в жанре исторического детектива. Герой должен был быть безусловным имперцем по имени Алекс Тугаринов, офицером гвардейского Семёновского полка. В планах писателя были книги и о булгаковском Киеве 1918 года. Хотел написать продолжение книги «Как придумали Украину» о деятельности таких одиозных деятелей украинского нацизма, как Коновалец, Бандера и Шухевич. Бузина никогда не курил и практически не пил. Он мог налить себе маленький стаканчик пива и целый вечер цедить его во время разговора с друзьями. Любил моржевать. К чему приучил и меня. Ходил на Днепр зимой и окунался с головой в ледяную прорубь. Любил хорошо одеваться. Мог прийти на выставку своих эротических рисунков в добротном костюме-тройке с бабочкой и тростью, дёрнув за ручку которой можно было вынуть шпагу. Он хорошо жил за счёт своих гонораров. Был кумиром Русской Украины. Книги выходили большими тиражами и выдерживали по семь, восемь, десять переизданий. Был аккуратистом и трудоголиком. Любил неторопливо ходить пешком. Машину не водил и не хотел водить. За рулём всегда была его жена Наташа. Не сразу научился печатать на компьютере, поэтому первые книги печатала супруга под его диктовку… В открытую протестовал против войны в Донбассе, жёстко критиковал Порошенко и Яценюка, никогда не отказывался выступать на российских ток-шоу. В своё время многие украинцы вступили в ополчение Новороссии только благодаря его прозе».

Ещё в мае 2009 года Олесь Бузина предложил принять пакет законов, запрещающих неонацистские организации и пропаганду нацизма, запретить пропаганду идеологического наследия ОУН как тоталитарной фашистской партии. Получил поддержку, но Украинская национальная экспертная комиссия и её член, директор Института украиноведения П. Кононенко, объявили войну публикациям Бузины, в которых «дискредитируют выдающихся украинских деятелей». Против Бузины было проведено 11 судебных процессов, которые он выиграл. После оправдания на одном из них возле здания суда на Олеся было совершено нападение. Есть в предисловии Боброва новые факты о самом убийстве и его расследовании.

Бывший редактор газеты «Киевский телеграф» Владимир Скачко: «Олесь Бузина ни в коей мере не был врагом Украины, а был её другом, олицетворением того, что делало страну нормальной. Это как смерть Богдана Ступки. Был Ступка – можно было говорить об украинском кино. Нет Ступки – и нет кино».

Отпевали Олеся в Киево-Печерской лавре. Пришло столько народу, что людям пришлось стоять на улице. Во время прощания явились правосеки в масках, но на выкрики «Слава Украине!» вместо привычного услышали громовое: «Фашизм не пройдёт!»

Книга, составленная А. Боб­­ровым, – хорошее чтение, необходимое не только в нынешнем прискорбном противостоянии, но и в неизбежный грядущий период восстановления давней дружбы народов.

Кузьмина Вера, Мориц Юнна, Шумейко Игорь
«Литературная газета», № 15 (6549), 13 апреля 2016

Tags: антифашист
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments