partagenocce (partagenocce) wrote,
partagenocce
partagenocce

Здравый смысл и современная экономика и чем они отличаются

Оригинал взят у seva_riga в Здравый смысл и современная экономика и чем они отличаются
Продолжение. Начало тут: "Назвать врагов поимённо"


Опуская набившие оскомину разоблачения базовых системных проблем ссудного капитала, которые не могут быть решены без регулярных макроэкономических банкротств и геополитических катастроф, остановимся на наиболее одиозных проявлениях этих проблем в дне сегодняшнем:

Мы живем в материальном мире. И для физического выживания вынуждены потреблять в в первую очередь нечто материальное (поедатели праны не в счёт). Потребить можно только то, что произведено. Нет производства - не будет и потребления. Не будет потребления - не получится выживания. Вроде с этой логикой пока не спорят...

На конкретном и очень частном примере сравнительная экономика выглядит как-то так:

Если я вырастил урожай и выпек буханку хлеба, то я смогу накормить одного человека. А если сосед у меня более рукастый и урожай у него будет побольше - то и накормить он сможет народ посытнее чем я. И если мы сравним наши возможности обеспечить население (а сравнивать мы будем количество накормленных) то выйдет, что экономика соседа помощнее моей.

Логично? Это вам так кажется. А с точки зрения продвинутых неолибералов - абсолютный бред! Потому что не учтен самый главный (с их точки зрения) ресурс, который проходит по производственному классификатору под кодом: “А поговорить?”. Потому что именно этот ресурс в постиндустриальном обществе является базовым, а не какое то глупое ковыряние в вонючем навозе.

Потому что в результате долгих и правильных разговоров более рукастому соседу можно всучить расписку “Гадом буду - заплачу!”, оценив ее в 100500 соседских урожаев. А если, сцуко-сосед не захочет совершать этот в высшей степени “справедливый” обмен, то его, соседа, можно обвинить в тоталитаризме, непрофессионализме и нетолерантном притеснении насекомых, после чего просто отнять у него урожай силой. После в высшей степени демократического выбора “жизнь или кошелек” сосед обычно не задается вопросом: “Чья экономика эффективней и мощнее?”

Освоив основы постиндустриальной неолиберальной экономики, плавно перейдем от частного к общему:

Любимое детище постиндустриальной экономики - дериватив, который простым людям, лишенным высоко неолиберального градуса посвящения, представляется...… Да никак не представляются, чупакабра какая то. Поэтому - только для непосвящённых - очень просто и очень кратко - финансовый дериватив - это когда я письменно клянусь, что смогу отдать долг Пете, потому что мне должен Вася…

Нормальное такое обещание, да? Но объемы операций с этим типа товаром” поражают воображение:

Обещания "Бля буду, заплачу!" на сумму ДВА КВАДРИЛЬОНА долларов ... И это тоже почему то называются экономикой.




Выполнить эти обещания невозможно. Никаких реальных ценностей, имеющихся в наличии у человечества, не хватит, чтобы обменять их на придуманные шустрыми финансистами бумажки. И стоит предъявить их к оплате, как они сразу превращаются в то, чем на самом деле и являются. Пример американских гигантов "Леман Бразерс" и "Фанни Мэй" вам в помощь.

Экономику, работающую в виртуальном пространстве с виртуальными ценностями, уже обозвали глэм-капитализмом. У меня лично этот термин вызывает устойчивую ассоциацию с големом (человек из неживой материи — глины, оживленный каббалистами с помощью тайных знаний, искусственный человек, который делает то, что по закону «неприлично» или даже преступно для естественно-живого человека).

В глэм - экономике внимание переносится с реального товара на его символы, с реальных денег на их производные, с реальных ценностей на придуманные здесь и сейчас и существующие ровно столько, сколько существует рекламный бюджет на их раскрутку и поддержание.

В результате в тартарары летят все классические теории о балансе спроса и предложения, о насыщении рынка и о пирамиде потребностей. За счет правильно организованной рекламы можно загнать голодного человека в очередь за абсолютно бесполезным для него товаром, который можно свободно выбросить сразу после приобретения.

Главным делом вашей жизни

Может стать любой пустяк,

Надо только твердо верить,

Что важнее дела нет.

И тогда не помешает

Вам ни холод, ни жара,

Задыхаясь от восторга

Заниматься чепухой.

(Григорий Остер)

Голем от экономики родил такого же, как он сам, социального мутанта – гламур.  Гламур — это не уникальное самобытное явление «как-то так само собой получилось», а хорошо спланированное социальное оружие, работающее строго в том же ключе, в каком работает и вся пирамида финансовых деривативов.

Гламур, как и вся глэм-экономика, работает по примитивной, но от этого не менее эффективной методике присвоения чужих денег — как только к пациенту попадает опасное количество денежных знаков (например, молодой спортсмен подписывает миллионный контракт, молодая актриса становится звездой шоу-бизнеса, молодой политик становится лицом партии), его одобрительно хлопают по плечу и говорят: «Ты теперь один из нас, сильных мира сего. Но для того чтобы оставаться на уровне, тебе нужны дом, машина, одежда, семья, соответствующая твоему изменившемуся статусу»...

В результате реализации этих статусных требований пациент стремительно превращается из того, у кого есть миллион, в того, кто должен миллион, и таким образом уже не представляет собой опасности для реальной, а не придуманной элиты, обладающей реальным, а не придуманным капиталом.

Все эти мегазвезды ток-шоу, мастера художественного открывания рта, королевы подиума, короли спорта, получающие миллионные гонорары за минутный телеэфир и прочая гламурная тусовка, почему то считающая себя элитой, существуют в своем нынешнем статусе исключительно и только потому, что напечатанные фантико-деньги (они же - расписки “гадом буду - отдам”) ни в коем случае нельзя давать на руки простому плебсу. Ибо плебс рванет с ними в магазин, и тогда окажется, что хлебов на все фантики точно не хватит, а это разрушит эффектную картинку самой эффективной и мощной экономики мира.

Для того, чтобы этой беды не произошло, круг едоков искусственно ограничивается искусственной элитой, которая, как ни старается, сама все не сожрет, а тратить фантики будет не абы как, а как предписывает гламурный устав: Если авто, то за миллион, если дом - то за 100, если обед - то стоимостью в месячный доход простого смертного. То есть гламурная элита играет роль пылесоса лишней, ничем не обеспеченной наличности, которую она, потрогав, возвращает в обмен на гламурный образ жизни тем, кто выдал первоначальную расписку своем рукастому соседу, изъяв у соседа все, что он произвел на 10 лет вперед.

Гламурная элита - это такой клуб-волонтеров ассенизаторов, аккумулирующих токсичные отходы жизнедеятельности виртуальной экономики и производящей захоронения этих отходах в гламурных ништяках и прибамбасах, в шубохранилищах и полётах частных собачек на личном самолёте. Счастья, кстати, у гламура от этого не прибавляется. Как бы ни было противно элитариям, но количество счастливых людей среди них не превышает количество счастливых людей среди непричастных.

Но зато сама гламурная элита, абсорбирует и утилизирует не только лишнюю наличность, но и членов общества, умственное развитие которых не позволяет заниматься физическим трудом. В результате народ остается с элитой, элита - с гламуром, сосед - с распиской, а неолибералы - с экономикой, подвергать сомнению мощь и эффективность которой могут только неисправимые ватники, за что их так искренне не любит “всё цивилизованное (гламурное) человечество”




Tags: Капитализъм, финансы, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments