partagenocce (partagenocce) wrote,
partagenocce
partagenocce

Как во Львове чуть не убили президента Польши

Оригинал взят у varjag2007su в Как во Львове чуть не убили президента Польши
Как во Львове чуть не убили президента Польши


Войцеховский на ступенях Собора святого Юра

В пятницу, 5 сентября 1924 года, львовская полиция работала в усиленном режиме. Ведь на торжественное открытие "Восточных торгов" - самого крупного в тогдашней Польше бизнес-форума - лично прибыл президент Польши Станислав Войцеховский.

Станислав Войцеховский стал вторым президентом Польши в 1922-1926 гг. Фактически он был правой рукой маршала Юзефа Пилсудского, посредником между разными политическими группировками периода становления польского государства. Как фигура компромиссная, он был непримирим к радикальным течениям, в частности запретил деятельность Коммунистической партии в Польше. Однако он был противником концентрации власти в руках военных - последнее привело к конфликту с Пилсудским, который был многолетним другом Войцеховского. В результате этого, в 1926 году президент пошел в отставку, а маршал возглавил государство. Бывшие друзья до конца жизни так и не помирились. Вместе с тем Войцеховский был сторонником жесткого решения вопроса национальных меньшинств, что, конечно, касалось и украинцев.
После событий 1926 года Войцеховский покинул политику и занялся научной и преподавательской деятельностью. А умер он в 1953 году в Варшаве в возрасте 84 лет.

Станислав Войцеховский
Но вернемся к его визиту во Львов в 1924 году. Тогда улиц никто не перекрывал. Напротив - вся программа президентского визита и маршрут его передвижения была накануне напечатана во львовских газетах, чтобы как можно больше людей могло увидеть лидера государства.

После обеда кортеж президента отправился в центр города по улице Коперника. Сам Войцеховский ехал в открытом экипаже, запряженном шестеркой коней. Впереди и позади - конные гвардейцы с саблями наголо. 55-летний Войцеховский стоял с цилиндром в руках, приветствуя львовян поклонами.

Но далеко не все во Львове радовались этому визиту. Среди ликующей толпы проезда Войцеховського ожидали двое боевиков Украинской войсковой организации (УВО) - 19-летний Теофил Ольшанский и 24-летний Николай Ясинский. Эти юноши должны были убить президента, причем основная задача ложилась на плече Ольшанского, а Ясинский должен был вступить в игру, если бы напарник что-то не смог сделать.

Украинская войсковая организация (УВО) возникла в 1920 году во Львове по инициативе Евгения Коновальца как нелегальная военно-политическая структура. В новой Польше украинцы фактически не имели никакого влияния на решение вопросов, связанных с их политическими или экономическими проблемами. Поэтому единственным вариантом в этой ситуации, по мнению инициаторов создания УВО, была подпольная самоорганизация украинцев, формирование мировоззрения и образа жизни, паралельных с официальными. В УВО объединились представители разных политических, общественных и военных формирований, в частности Сечевых стрелков и УГА. Возглавил УВО сначала Евгений Коновалець, впоследствии Андрей Мельник, а сама организация стала предтечей легендарных ОУН и УПА.

Одним из элементов деятельности УВО стали покушения по политическим мотивам, которые давали возможность громко заявить о себе и о своей идеологии. Среди самых известных - неудачное покушение на Пилсудского в 1921 году во Львове и убийство в 1922 году в Камянце-Струмиловой (теперь - Камянка-Бузка) одного из лидеров Украинской хлебопашеской партии Сидора Твердохлиба. УХП, в отличие от других тогдашних украинских политических организаций, отказалась поддержать бойкот выборов в сейм и стояла на платформе признания польской власти в Галичине.

Парад польских войск во Львове, 1922 год.
Реальными организаторами покушения на Войцеховского были сотник Юлиан Головинский - краевой комендант УВО, и сотник Емельян Сеник - боевой референт краевой команды УВО. Именно они придумали план покушения, нашли исполнителей и помощников, обеспечили их отступление.

Краевой комендант УВО Юлиан Головинский.

Отбор исполнителей - Ольшанского и Ясинского - проходил очень тщательно. Сознательно подбирали ребят из провинции, не "засвеченных" во Львове. Сначала за них поручились местные руководители УВО - из Перемышля и Станислава (ныне - Ивано-Франковск). Потом состоялось собеседование с краевыми руководителями, где они получили подробные инструкции.
Среди них: "Осознаете ли вы, что это опасно, почти нет надежды на побег, есть вероятность погибнуть вместе со своей жертвой? А если поймают - тяжелые пытки и также смерть. Сможете ли вы вытерпеть это и никого не предать? После того, как это сделаете, - не убегайте, стойте на месте. Побег и так вам ничего не поможет, потому что обратите на себя внимание, в этом случае вас сейчас же схватят. Если останетесь живы - полиция вас арестует".

"На следствии вы должны заявить, что вы - члены УВО, и по ее приказу совершили покушение на голову враждебного государства, которое насильственно и незаконно оккупировало украинские земли, с чем украинский народ не согласился и никогда не согласится. Хорошо это запомните, выучите наизусть, чтобы не наплести каких небылиц. Из этого выйдет большое дело в суде - и мы это используем политически. Защиту получите самую лучшую, хоть она вам и не понадобится - судьба ваша предопределена. По вашему поведению мир будет судить не только вас одних - здесь идет речь о чести и славе всей УВО, покажите себя достойным ее бойцами".

Уже накануне самого покушения Ольшанскому и Ясинскому еще раз предложили выйти из игры, но оба отказались.

Но вернемся опять во Львов. Когда кортеж выезжал с улицы Коперника на площадь Марийскую (теперь - Мицкевича), Ольшанский, едва выпрямив руку в плотной толпе, бросил сверток просто под копыта коней. Но где же взрыв? Бомба лишь шипела и дымила.

Что-то случилось?
Президент Войцеховский побледнел. Извозчик развернул карету и погнал коней назад по улице Коперника. Полиция и агенты в штатском окружили место покушения, оттесняя людей.
Самое удивительное - никто так толком и не заметил, кто же бросил бомбу. Дождавшись, пока рассосется плотная толпа, Ольшанский спокойно ушел. Через несколько дней он уже был в Германии.

Тогда никто не знал, что именно извозчик президентского кортежа, который развернул экипаж и вывоз Войцеховського с женой из центра города, спас не только президента, но и жизнь многих львовян. Руководители УВО, планируя покушение, понимали, что взрыв в месте массового скопления людей может привести к многим невинным жертвам.
Именно поэтому Ольшанский, который первым стоял на пути президентского кортежа, получил бомбу, рассчитанную на малый радиус поражения. В случае неудачи, через 100 метров, уже на Марийской площади, ожидал Николай Ясинский со значительно более мощной бомбой. Если бы президентский извозчик не развернулся, количество жертв могли бы исчисляться десятками.

Боевой референт Омелян Сенык.
Сконструировал взрывные устройства инженер Федор Яцура, главный пиротехник подполья УВО. Впоследствии в воспоминаниях он напишет, что, готовясь к покушению, испытал около сотни образцов взрывчатки. Яцура очень тяжело переживал неудачу покушения, потому что считал это своей виной: "Достаточно перечислить, что я тогда выслушал [от руководства УВО]. "Бездарь", "незнайка в своим деле" - это еще самые деликатные эпитеты. Угрожали меня под суд УВО за то, что сорвал покушение".

Лишь позже выяснили, что причиной неудачи стала чрезмерная конспиративность УВО - один из посредников хранил взрывчатку в неподходящем месте, поэтому она и отсырела.

Расследование покушения возглавил комиссар полиции Михал Кайдана, который особенно предвзято относился к украинцам. Однако в этот раз его жертвой стал еврей. Одна из хористок Львовской оперы указала на 23-летнего Станислава Штайгера - мол, она лично видела, как тот бросил бомбу у президента. Подозреваемого немедленно арестовали. Комиссар Кайдана отрапортовал об успешном расследовании покушения.

Станислав Штейгер.
Через три дня после покушения львовская еврейская газета "Волна" напечатала анонимное обращение лидеров УВО : "Уважаемый пан редактор, покушение на президента, которое состоялось около 15 : 00 5 сентября во Львове на улице Коперника, было организовано, наряду с рядом других акций, Украинской воинской организацией и ее членами - украинцами... Мы сожалеем, что действия УВО неумышленно нанесли большой вред невинному еврею и привели к новым нападкам на Сионистскую партию и еврейскую общину".

Однако полиция фактически проигнорировала это обращение, ведь тогда пришлось бы публично признать существование террористического подполья УВО. Зато еврей Штайгер, которого следствие еще и связало с коммунистами, был более удобным "виновником" - особенно, если учитывать тогдашнюю политику молчаливого одобрения бытового антисемитизма.

Поэтому львовские евреи, опасавшиеся, что шум вокруг "дела Штайгера" может спровоцировать вспышку погромов в городе, решили действовать самостоятельно.

Встреча состоялась в берлинской кофейне "Романишес кафе". К столику, где вместе с несколькими товарищами сидел руководитель УВО Евгений Коновалец, подошел их давний знакомый Яков Оренштайн, известный издатель украинских книг и владелец издательства сначала в Коломые, а потом в Лейпциге.

"Оренштайн заявил, что пришел не по собственной инициативе, а только по просьбе организации американских евреев, которые просили его посрединчества в данном деле, - писал позже инженер Михаил Селешко, который был участником встречи. - Евреи предлагали:
1. чтобы УВО выпустила от своего лица публичную декларацию, что это ее член и по ее поручению осуществил покушение на Войцеховского;
2) чтобы такую же декларацию сделал от своего лица исполнитель покушения;
3) за это евреи гарантируют ему переезд и условия для жизни в Америке, а УВО обещают обеспечить соответствующим пособием. Полковник Коновалец на эти предложения не согласился.Вернее он соглашался объявить официально, что покушение совершила УВО, потому что это и так было известно и о том широко писалось в прессе. Но он отказался назвать имя покушавшегося и отказался принять финансовую поддержку".


Невзирая на отказ Коновальца, 2 октября, почти через месяц после покушения, Ольшанский в присутствии немецкой полиции сделал публичное заявление о своей причастности. Очевидно, без согласования с руководством УВО он не решился бы на такой шаг.

Последующий резонанс в международных СМИ привел к тому, что львовской полиции пришлось выпустить Штайгера. Комиссара Кайдану уволили, а судью Дымянка, который вел это дело, понизили в должности и отправили работать в отдел регистрации бродяг и попрошаек.

Когда польская власть предъявила требование об экстрадиции, Ольшанскому пришлось перебраться из Германии за океан. Сначала он жил на Кубе. Потом нанялся в армию Гондураса, где дослужился до чина полковника и участвовал в нескольких государственных переворотах. На склоне лет перебрался в США, где занимался резьбой и живописью.

Свой вывод из этой истории сделали и польские политики. С того времени, вплоть до падения польской государственности в сентябре 1939 года, ни один из польских президентов не отважился лично посетить ни Львов, ни Галичину вообще.

Автор - Богдан Билан




Tags: На Украине нет фашизма (с), Польша, не надо питать иллюзий, не удобная история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments