partagenocce (partagenocce) wrote,
partagenocce
partagenocce

Вопросы о собственности. (часть 7)

Оригинал взят у p_balaev в Вопросы о собственности. (часть 7)
И что ж в итоге получилось с колхозами?  Да очень интересно получилось!  При Сталине колхозы  были все разные в плане их развития и уровня жизни колхозников.  Были такие, где не знали,  куда девать деньги,  чуть ли не театры строили в селах. И такие, где коров зимой подвязывали к потолку сарая, потому что скотина от голода стоять не могла.  Причем, это даже не было связано с последствиями войны.  Колхозы, где родились мой отец и моя мать, под оккупацию не попали.  Только в отцовском даже своя конно-спортивная секция была,  а в колхозе матери до 50-х годов ели лебеду, крыши крыли соломой и полы в домах земляными были.   И природно-климатические условия в колхозе матери были более благоприятные к тому же.
   Такая разница была обусловлена тем, что государство при Сталине ни копейки в развитие колхозной собственности не вкладывало.  Совсем плевать не плевало на эту собственность, но средства туда не направляло. Кредиты давало. Но не всем и не каждому. Кредит  должен быть возвращен, поэтому заведомому неплательщику – шишь, а не кредит.
  Помогало государство подготовкой специалистов,  подбором руководящих кадров, контролем за тем, чтобы совсем не разворовали колхозное добро, но каждого работать заставить и думать головой не о собственном огороде, а о всем колхозе государство не могла и не хотело. И делало абсолютно правильно.  Сараи и коровы принадлежали членам колхоза, а не всему народу, поэтому вырывать у народа деньги на то, чтобы колхозники жили лучше за счет вливаний государственных средств,  было преступным. Это называлось разбазариванием общенародных средств.
   В тех колхозах, где формировался грамотный и добросовестный актив, дела шли отлично. Там, где такого актива не было, народ был инертным и равнодушным к своей же собственной, колхозной собственности,  царили разруха и нищета.
   Это самое главное, что характеризовало  сталинские колхозы – никакой уравниловки и паразитирования на государстве.
    Мне как-то в споре один экономист привел довод, что я не прав, утверждая, что Сталин не вкладывал средства в колхозную собственность. В качестве довода он использовал   государственную программу известную, как план преобразования природы. Он понял государственную программу повышения  плодородия  и улучшение почв, как вложение в колхозную собственность.
  Но почва – это земля. А земля колхозам не принадлежала. Это общенародная собственность.   Большие средства вкладывались и в развитие МТС, но они тоже находились в общенародной собственности.
   Вложения в землю и МТС развивало колхозную собственность только опосредованно. Колхозы получали в пользование более развитую часть общенародной собственности, что позволяло нарастить доходы и уже эти доходы направить на развитие своей, колхозной, собственности.
  С одной стороны государство в колхозы не вкладывало средства напрямую. Но с другой,  создавало вложениями в общенародную собственность условия для развития колхозной.  Т.е., делало всё, чтобы колхозники могли богатеть, но не на паразитировании.
Средства за послевоенную пятилетку у государства появились огромные, что тогда творилось в экономике, мы даже приблизительно не можем себе представить. Эти средства планировалось вложить в улучшение земли, в технику и эти вложения обязательно привели бы к развитию колхозной собственности.  Но тогда ее невозможно было бы перевести в госкапиталистическую!  Колхозники уперлись бы.
   А без перевода колхозной собственности в госкапиталистическую, т.е. под управление партноменклатуры,  невозможно ее было обанкротить.
  Нужно было найти, куда слить гигантские средства из Программы  плана преобразования природы.  
     Вот вам и ЦЕЛИНА!  Все, что должно было пойти на Преобразование природы, т.е. на развитие  общенародной собственности – земли, ушло на Целину. 
  И на целине колхозы не организовывались, там сразу создавались СОВХОЗЫ, чисто государственные предприятия.
   Микоян на 22-м съезде говорил, что они будут укреплять колхозы, но на деле они их стали превращать в предприятия-банкроты.  А предприятие-банкрот не может быть экономически самостоятельным.
   Как отразились эти реформы (ликвидация МТС, авансирование зарплат) на жизни колхозников?   Жизнь колхозников в среднем по стране улучшилась.  
     Колхозы-передовики и колхозы-отстающие оказались в равных условиях в плане доходов их работников.
   Смотрите, какая история произошла. Колхоз А – миллионер. Колхоз В – голодранцы.
Им скинули технику МТС.  Миллионы колхоза А ушли на покупку этой техники.  У колхоза В денег на покупку не было, ему технику отдали в долг. У  А денег не стало. А у В их и не было. 
    Вы скажите, что зато у А не появилось долгов, а у В они выросли, но колхозникам на эти долги было плевать.  Им же зарплату авансировало государство! Что колхозу А авансировало, что колхозу В.  Аванс, который получали на зарплату колхозники был одинаковым по всей стране, почасовая оплата.
   Но вы опять же зададите вопрос:  благополучный колхоз получал выше урожаи и у него после расчета за аванс оставалось больше средств для премирования работников. Оставалось больше. Только не очень намного. Эту прибыль съедало содержание  новой технической базы. Оставались крохи.
    А у колхоза В прибыли вообще не было, техническую базу он не мог содержать на свои средства,  их же невозможно было перевести из аванса на зарплату.
  Заработки работников отстающих и передовых колхозников практически сравнялись. Вся разница была только в том, что передовики обходились своими средствами, а отстающие сели на шею государству.
   Те, кто работал в колхозах, которые были ограблены хрущевскими реформами, вспоминали сталинские времена, как счастливые и зажиточные. А те, кто сел на шею всего народа и стал паразитировать, хвалили Хрущева и потом Брежнева.

Tags: Вопросы о собственности, Марксизм, за Сталина
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments