partagenocce (partagenocce) wrote,
partagenocce
partagenocce

Для любителей обстоятельного чтения (окончание)

Оригинал взят у bagaev_alex в Для любителей обстоятельного чтения (окончание)
Окончание.

Читай начало здесь: http://bagaev-alex.livejournal.com/84718.html и
продолжение здесь: http://bagaev-alex.livejournal.com/84873.html.



...или укрощение укротителя.

Петруччо: Она ужасней,
Чем я подумать смею - так нагла,
Что может суд любой в тупик поставить...





МОЖНО, между прочим, на конкретном примере из жизни легко увидеть и точно понять, почему именно на Россию в свободном демократическом мире за эту суверенную тиранию так сильно сердятся. Существует не менее уникальная — поскольку европейская и цивилизованная — аналогия российских событий, которая со всей очевидностью демонстрирует, чего и каким путём в России и от России хотели, но не получили.

«...БЫЛИ и особые случаи... Как, например, можно было обеспечить, чтобы нефть и другие тоже стратегические активы не попали в иностранные руки? ...он сумел найти очень неожиданное решение. (...) Когда он ещё журналистом писал о фондовом рынке, он узнал о существовании ’странных процедур голосования’, которые позволяли держателю ’очень малого числа акций иметь непропорционально большую власть’. Тогда, не будучи ещё политиком, он эти процедуры посчитал несправедливыми и осудил. Но в своей новой роли он и на них посмотрел по-новому и увидел в них настоящий подарок с небес. Таким вот образом он ввёл понятие ’золотой акции’ – ’особой акции, которую правительство будет оставлять в своём распоряжении после приватизации, и которая позволит правительству не допустить, чтобы контроль над компанией попал в неподходящие руки’. ’Неподходящие’ в данном случае означало ’иностранные’. То был, конечно, очень прозрачный эфемизм, но зато он позволил решить поставленную политическую задачу

Это – цитата из статьи, которая называется «Рождение приватизации» и входит в свою очередь в весьма популярный и известный сборник, посвящённый приватизации, под названием «Командные высоты». Если кто из российских читателей не слышал ни об этой книге, ни тем более о статье – ничего странного; странно было бы, если б слышали. Потому что написаны они не русскими и не о России, а англичанами и о том, что трицать лет назад происходило не в России, а в Англии.
Отнюдь не Россия, и не бывшие советские республики, и даже не бывшие соцстраны были первооткрывателями приватизации. Первооткрывателями были – англичане. С конца 1970-х и по конец 1980-х.
Тэтчеризм – это вот оно самое и было. Все флагманы британской государственной экономики (British Petroleum, British Gas, British Telecom, British Airways, British Steel и многие другие) были приватизированы как раз тогда. В признанных лидеров либерального глобального рынка, которых мы знаем сегодня, они превратились совсем недавно.
Следуя примеру, идеям и опыту англичан, в 1980-х и 1990-х, уже одновременно с Россией, точно так же провели приватизацию и остальные европейские страны: Франция, Испания, Италия, Португалия и далее по списку. Причём стратегические – нефтяные, энергетические – активы, бывшие полностью госмонополиями, точно так же, как и в России, практически везде приватизировали «особым» способом.
Обычная процедура была такая: предприятие сначала приводили тщательно в порядок и только потом выпускали его акции для широкой продажи населению. В Великобритании таким образом всего за десять лет образовался многомиллионный отряд вполне успешных мелких акционеров, получивший даже своё особое название: «народный капитализм».
Но – не в нефтянке. Её вполне официально и открыто оставляли для продажи «стратегическим» инвесторам. В своих многочисленных публичных разъяснениях этого факта отцы европейских приватизаций вторили первопроходцам-англичанам: нефтяной бизнес – высоко рискованный, и поэтому предлагать нефтяные акции населению нечестно; несведущие обыватели потратят свои деньги, не понимая, насколько велик шанс их потерять.
Оставляю в стороне эту очень спорную материю про потенциальную опасность нефтяных акций для несведущего населения, потому что, повторюсь, всё это уже давно в душе отболело и в уме занемело. Важнее другое.
В Англии в конце 70-х возобладало мнение политиков, утверждавших, что: 1) государственные предприятия в стратегических отраслях стали полностью неконкурентоспособными; 2) их надлежало приватизировать в расчёте на то, что жёсткие требования свободного рынка позволят выправить положение; и 3) ввиду слабости этих предприятий по сравнению с лидерами международного свободного рынка, надлежало сохранить им на какое-то время защиту государства.
Речь шла о том, что требовалось уберечь ещё не окрепшие как следует после войны английские предприятия, в первую голову стратегические, от захвата их неподходящими конкурентами – то есть, попросту, в реалиях 1970-х, заведомо более сильными «американцами». В немалой степени для защиты от их засилия во всех демократических (европейских) экономиках на весь период послевоенного восстановления и вводили вполне социалистического типа госсобственность во всех ключевых секторах.
Теперь же британским реформаторам нужно было сделать так, чтобы «богатые» из США не сумели злоупотребить начинавшейся в Европе приватизацией, оттеснить пока ещё сравнительно бедных местных «богатых» и монополизировать всё хоть сколько-нибудь ценное национальное имущество их стран.
Политики в Лондоне знали и хорошо понимали: последствия внезапной, никак не регламентируемой интервенции «американцев» в их национальную экономику могли с большой долей вероятности оказаться плачевными для рядовых англичан. Правительство не имело бы никаких рычагов эффективного давления на пришлых хозяев, даже самая элементарная защита от их произвола стала бы практически невозможной, и доведённые до ручки избиратели вполне могли просто снести к чёртовой матери всю конструкцию с самими приватизаторами заодно.
Так что все эти опасности, связанные с либеральной приватизацией неокрепшей, слабой экономики, были хорошо известны и понятны задолго до начала российской «ваучеризации» (и потому оправдывать её провал отсутствием знаний и опыта, мягко выражаясь, некорректно). Для защиты от подобных непредсказуемых крайностей и была взята на вооружение несправедливая, явно не либеральная, но зато крайне необходимая «золотая» правительственная акция; необходимая с точки зрения защиты национальных интересов англичан и английской экономики, то есть их суверенных интересов.
Ничего предосудительного в британской суверенной озабоченности никто тогда не усмотрел. Более того. По завершении британской приватизации один из её отцов лорд Сесил Паркинсон(5) в одном из телевизионных интервью высказался следующим образом.

«Вопрос: Как бы Вы описали наследие тэтчеровских лет? Насколько серьёзным было их влияние во всём мире?
Лорд Сесил Паркинсон: О, влияние было огромное. …когда я впервые посещал Россию
(он имеет в виду СССР – А.Б.), мне один из российских министров говорил, что с их точки зрения мы были в Европе её самым тяжело больным членом. Потом я снова приехал в Россию в 1990-м году... И вот тут уже англичане были первыми в списке тех, кого встречали и принимали по самому высокому классу. … Русские хотели научиться у нас, как приватизировать, как контролировать гос.расходы и рынок, как держать налоги на низком уровне

И ещё в том же интервью лорд Паркинсон сказал:

«Я также думаю, что г-жа Тэтчер, совместно с Президентом Рейганом сумевшая убедить Горбачёва, что Россия просто больше не в состоянии идти всё тем же путём*... – я думаю, что это была её существенная роль, которая сильно повлияла на отношение к нам. ...что в Америке, что в России... вы сейчас увидите, что к нам относятся, как к стране, которая сумела развернуть казалось бы необратимую тенденцию, и у которой потому есть теперь, чему поучиться...»

* Вообще-то, принято считать, что Маргарет Тэтчер не совместно с Рейганом убеждала Горбачёва, а что она сначала сама договорилась с Горбачевым, и уж потом занялась убеждением Рейгана. Её фраза, сказанная Рейгану: «С ним мы работать можем» (”А man we can do business with”) – стала классикой. При этом дело с Горбачёвым лицом к лицу Тэтчер до того имела всего один раз, во время его ознакомительного турне по Западу накануне вступления в должность ген.сека. Так что историческая правда о том, кто, кого и в чём убеждал и убедил, до конца не известна.

Введение откровенно протекционистской «золотой» акции и сохранение квази-монопольного контроля государства над стратегическими, в первую очередь нефтяными и энергетическими кусками национального достояния для защиты суверенных интересов нации нисколько не помешали британской приватизации стать предметом восхищения и подражания во всём свободном мире. Но вроде бы логично назревавший вариант точно такого же «народного капитализма» в СССР, тем не менее, не получился. Вместо него Союз — рухнул. И на его развалинах случилось нечто, совсем не настолько блестящее.*

* Можно было бы, конечно, начавшийся в России процесс, не задумываясь особо, обозначить цивилизованным научным термином «приватизация». Но как в таком случае называть радикально от него отличавшуюся приватизацию британскую? Так что можно пока ещё вполне оправданно использовать и стилистически нейтральное, но неточное и неисчерпывающее определение «ваучеризация», и по смыслу точный, но, к сожалению, неакадемичный окказионализм «прихватизация». До тех пор, во всяком случае, пока академия не изобретёт какое-то своё особое определение для того, что «они» натворили тогда в России.

НУЖНО, однако, сразу уточнить. «Они» — рейганы, тэтчеры и горбачёвы – сами вопросы такого масштаба, как приватизация, между собой в деталях не согласуют и не решают. Они их только затверждают в целом. Согласуют всё заранее, а при такой сложности вопросов к тому же ещё и годами, их советники, помощники и эксперты. Поэтому всё, что получается или не получается в результате — в не меньшей степени, а то и вообще в первую очередь на их совести.
Кто были эти советники-помощники с советской стороны, вроде бы, ясно: достаточно вспомнить всех старших товарищей со Старой площади и из академических НИИ во главе с Александром Николаевичем Яковлевым; тех, кого бывшие советские коммунисты-ортодоксы будут теперь до самой смерти ненавидеть* куда как более люто, нежели хоть кого из самых-самых злодеев-империалистов.

* Не вдаваясь в сложный и отдельный вопрос, на кого ориентировались и чьей поддержкой и помощью пользовались ранние советские реформаторы, а на кого — более поздние российские, хочу только отметить некоторую парадоксальность «ненависти до гроба», питаемой ортодоксальными коммунистами.
Конечный результат, из-за которого их, собственно, и гложет ненависть, был достигнут российскими младореформаторами не благодаря, а вопреки реформаторам советским, чьё сопротивление, как мы помним, было окончательно подавлено только после трёх лет непрерывной борьбы, увенчавшейся танками на мосту, палящими прямой наводкой по демократическим путём избранному парламенту.
Более того, каков был бы результат, если бы всё-таки удалось СССР в каком-то виде сохранить и российских младореформаторов до руля не допустить — никто не знает. Глядишь, и получился бы всё-таки какой-нибудь «шведский социализм с человеческим лицом», а то и вовсе достойный и цивилизованный «советский народный капитализм» по британскому образцу. У Китая же вот получается? Значит, и у нас в СССР могло получиться.
Тем не менее, за все ужасы «прихватизации» ортодоксы ненавидят гораздо больше, чем младореформаторов, именно своих бывших товарищей, ещё советских раскольников.

Пожалуй, проще всего получить реальное представление о том, что же на самом деле происходило на рубеже 1990-х, присмотревшись повнимательнее к судьбам помощников и советников не с советской и не с российской, а с британской стороны. А чтобы получилось по возможности бесспорно, ограничусь теми, кто архитекторами британской приватизации числились официально, по должности.
Например, лорд Джон Уэйкхэм (барон John Wakeham); в правительстве Тэтчер (тогда ещё не барон и не лорд) был парламентским секретарём по финансам, гос.секретарём по энергетике; его по функции можно сравнить с Альфредом Кохом (но только по функции; в остальном, судя по всему, весьма непохожие друг на друга люди).
Или ещё лорд Найджел Лоусон (барон Nigel Lawson), был в правительстве Тэтчер (тоже ещё не барон и не лорд) министром энергетики, затем министром финансов; «золотую акцию» именно он придумал, и цитата из «Командных высот» была о нём; его можно сравнить с Анатолием Чубайсом (но тоже только по гос.функции).
Так же общеизвестно, что одним из самых близких и доверенных тогдашних советников Маргарет Тэтчер был сэр Эвелин де Ротшильд (Sir Evelyn de Rothschild). В 1970-х — 1980-х он считался как бы лидером всех частей дома Ротшильдов (английской, французской, швейцарской и других) и возглавлял среди прочего их общее семейное предприятие в Англии – инвестиционный банк NM Rothschild and Sons.(6) Это учреждение, правда, хоть и называется банком, но на деле, как и подавляющее большинство современных инвестиционных банков, скорее просто консалтинговая и посредническая финансовая фирма, только крупнее и мощнее обычного. Именно в таком качестве сэр Эвелин и выступал: в роли независимого частного финансового консультанта. Причём банк Ротшильдов консультировал британское правительство бесплатно, желая, видимо, таким образом убедить общественное мнение в собственном бескорыстии.
Наконец, последний в моём примере активный советник с британской стороны – ещё один нынче тоже и барон, и лорд – Тимоти Белл (Timothy Bell). Барон Белл начинал в рекламном бизнесе, со временем организовал группу PR-агентств, сегодня известных под названием Bell Pottinger и входящих в состав группы Chime Communications. Он руководил (успешно) всеми предвыборными кампаниями Маргарет Тэтчер и был её главным советником по связям с общественностью. Он же в один из самых трудных моментов британской приватизации – во время затянувшейся борьбы с профсоюзами угольной промышленности — консультировал переговорщиков со стороны правительства и по своей пиарной части, и вообще по ведению и даже содержанию переговоров и предложений.(7)
Самое для истории российской приватизации значимое в судьбах перечисленных деятелей вот что.
В конце 1990-го Маргарет Тэтчер подала в отставку, и до сих пор в Великобритании её уход из политики считается одним из самых громких и самых постыдных одновременно: её предали свои же, те, с кем она, поверив им, взялась за осуществление самой первой в мире приватизации.
Более конкретно предавали Тэтчер следующим образом.
В конце 80-х, когда приватизация в Англии уже практически завершилась, министры-приватизаторы начали техническую подготовку к введению в Великобритании так называемого европейского «механизма обменного курса» (Exchange Rate Mechanism), после которого следующим шагом стало бы уже введение единой европейской валюты. Но санкции самой Тэтчер на такую подготовку и тем более на введение ERM у министров не было.
Когда Тэтчер узнала о «проекте», она министрам сказала – нет. И надо помнить: Железной леди эту баронессу звали не в насмешку, а из уважения к её выдающейся политической воле. Так что её «нет» означало именно то, что означало: нет.
Маргарет Тэтчер выступила категорически против и единой европейской валюты, и вообще любых надгосударственных, квази-правительственных общеевропейских структур. В её представлении европейское единство нужно было только для устранения таможенных барьеров и облегчения свободной торговли. Тэтчер последовательно выступала за неприкосновенность суверенитета Великобритании, за его сохранение во всей его полноте. Но одновременно она тем самым всё больше мешала осуществлению глобалистской (или либерально-интернационалистской) идеи Трёхсторонней комиссии. А поскольку с европейской стороны признанным лидером Трёхсторонней комиссии являлся тогда сэр Эвелин де Ротшильд, то складывалась на первый взгляд парадоксальная ситуация: банк сэра Эвелина бескорыстно консультировал премьер-министра, которая, не скрываясь, торпедировала его же гео-стратегические планы и начинания.
Последовавшие события показали, что на самом деле ничего парадоксального в складывавшейся ситуации не было.
Накануне очередного европейского совещания министр финансов Найджел Лоусон, былой архитектор приватизации, изобретатель волшебной «золотой акции» для защиты национальных и государственных интересов, объявил Тэтчер ультиматум: либо Ваше «да», либо я ухожу в отставку.
«Да», естественно, не последовало. Лоусон через некоторое время слово сдержал и в отставку в знак протеста подал. На его место пришёл – Джон Мэйджор. И вскоре ситуация повторилась. Но в усугублённом варианте: вдруг начались волнения и протесты по всей стране, потому что «вдруг» стал плохо работать новый налог, «вдруг» в финансах вообще начались нелады. И Мэйджор объяснял Тэтчер: если не согласимся на ERM и единую валюту, то спасти положение будет практически невозможно. (Жизнь до сих пор с завидным постоянством опровергает это утверждение.)
Когда и Мэйджору – заодно с его откровенным шантажом – Тэтчер опять сказала «нет» (всем бы политикам столько воли, мужества и верности принципам), консерваторы включили внутрипартийный механизм и в два счёта довели дело до фактического вотума недоверия (причём внутрипартийное рассмотрение вопроса и голосование по нему они устроили самым гнусным образом -- когда Тэтчер и в стране-то не было). Тэтчер ушла сама, не дожидаясь публичного голосования в парламенте.



Джон Мэйджор (на снимке он первый слева от Тэтчер, "искренне" улыбающийся и апплодирующий, в больших очках) в награду за усилия стал сначала премьер-министром, потом в 1998 году его пригласили на высокую должность в американский инвестиционный банк Carlyle Group (там же зарабатывал на жизнь, например, Дж.Буш старший), и в мае 2001 Мэйджор стал Европейским Председателем этого банка. Барон Уэйкхэм и барон Лоусон, уйдя с госслужбы, очутились в Совете директоров инвестиционного банка сэра Эвелина де Ротшильда и получили годовые оклады, сильно превышавшие их министерские зарплаты.
Так что бывший британский премьер-министр от лейбористов Гордон Браун, находясь тогда ещё в оппозиции, логично сетовал по этому поводу в парламенте на чрезмерное влияние, которое одна отдельная финансово-промышленная группа оказывала на выработку правительственной политики. С улыбкой в уме пишу (сегодня), потому что думаю, что Гордону Брауну (тогда) ещё и было просто по-человечески завидно, как здорово всё у «перестройщиков» устраивалось.* В целом же лейбористы были тогда ещё категорически против приватизации и не уставали повторять, что сразу по приходе к власти они всё вернут обратно в лоно государства. Всего тридцать лет прошло – а можно ли в такое сегодня поверить? Про Гордона Брауна и Тони Блэра?

* Главный российский приватизатор Анатолий Чубайс в сентябре 2008 получил точно такое же вознаграждение, как и его британские коллеги, но уже от американского лидера Трёхсторонней комиссии — Дэвида Рокфеллера, в банке которого (J.P.Morgan Chase & Co.) Чубайсу отвели место в специально для этих целей существующем «международном наблюдательном совете». В пресс-релизе банка (воспроизведённом на личном сайте А.Чубайса) по этому случаю сказано:
«Международный совет состоит из лидеров бизнеса и видных общественных деятелей и консультирует высшее руководство J.P. Morgan Chase & Co. по вопросам, касающимся глобального бизнеса банка».
В сентябре 2008 в Международном совете J.P. Morgan имелось 35 членов под председательством бывшего госсекретаря США Джорджа Шульца, в том числе Генри Киссинджер и Тони Блэр (вот и у него, значит, своим чередом всё сложилось, и неплохо: его в Совет кооптировали даже чуть раньше Чубайса — в январе 2008, и зарплату положили около 1 млн долларов в год).

СВОИ последние слова в качестве премьер-министра Маргарет Тэтчер произнесла в Парламенте:

«…введение единой валюты – это политический вопрос о будущем Европы, это вопрос о протаскивании федеративной Европы через чёрный ход…» - тут она несколько замялась, сказала что-то невпопад, скомкала концовку своего выступления и ушла чисто по-английски — с горькими ироничными словами: «Как это всё забавно...» (I am enjoying this.)

Все двадцать лет, что прошли после отставки Тэтчер, британское молчаливое большинство со своим типично бульдожьим упорством поддерживает её позицию: евро в Англии нет и не предвидится, проект европейской конституции в Англии даже и не пытались выносить на референдум – чтобы не позориться. И это, наверное, самая роскошная благодарность, на которую способны «бедные», и на которую поэтому может расчитывать только действительно народный политик, умеющий понимать и защищать интересы молчаливого большинства, то есть суверенные интересы нации.
Но зато, в отличие от справившихся с полученным заданием приватизаторов, Маргарет Тэтчер после своей отставки постыдных, со скрытой в них откровенной корыстью приглашений в международные наблюдательные советы крупнейших банков мира не получила.
Можно ли поэтому считать, что она таки стала жертвой заговора какой-нибудь «мировой закулисы»?
При всей моей, как нетрудно догадаться, симпатии к Тэтчер и ещё больше к её политике, считаю, что – нет.
Когда действиями своих политиков недовольны «бедные» (демократическое большинство), они выходят на улицы и демонстрируют: и в смысле маршируют туда-сюда, и в смысле всячески выставляют напоказ своё недовольство. При этом они могут требовать чего угодно, вплоть до полной отставки целого правительства или досрочных выборов в парламент. И этот заведённый порядок их демонстраций ни у кого не вызывает никаких возражений.
Ну а если недовольно меньшинство? Если «богатых» что-нибудь в действиях политиков не устраивает? Они имеют право использовать имеющиеся в их распоряжении средства давления?
От ответа на этот вопрос целиком зависит ответ на предыдущий вопрос: был ли заговор против Маргарет Тэтчер? Если не нарушать принципов республиканской демократии, признающих равенство интересов и прав бедных (большинства) и богатых (меньшинства), то ответ может быть только один: богатые имеют точно такое же, как бедные, право использовать свои средства политического давления и добиваться чего угодно, хоть бы и отставки премьер-министра.
Иначе демократии не будет и не может быть.
Так что когда богатым не понравилась политика Тэтчер, они её за счёт умелого использования внутрипартийных механизмов сумели «додавить». А потом бедным не понравились изменения, которые им после отставки Тэтчер попытались навязать, и они с тех пор эти изменения точно так же успешно блокируют.
Кто кого. Свободное соревнование.
А судьба политика – она и есть судьба политика.



Тем более, что даже у проигравших она не так уж и плоха. Маргарет Тэтчер получила за добрую службу на благо Отечества баронский титул. Точно так же, как она, преданный своими богатыми спонсорами Михаил Горбачёв и вовсе удостоился компенсации в форме Нобелевской премии и фонда своего же имени.
Вот это-то благолепие, все эти правила цивилизованной коррупции Путин (как собирательный образ) совершенно вопиющим образом и нарушил: вечной обструкции в свободном мире не испугался, почётной и безбедной отставкой не прельстился, полез вместо этого в откровенную неприличную драку – отстаивать интересы «своих».

В БИТВЕ при Ватерлоо, под самый её занавес союзники окружили последнее ещё державшееся наполеоновское каре – 4000 солдат Старой гвардии – и из уважения к мужеству гвардейцев предложили им самые почётные тогда условия сдачи: уйти с поля боя под развевающимися знамёнами, при всём своём оружии. Как гласит легенда, командир гвардейцев генерал Камброн выкрикнул в ответ всего лишь одно слово, но зато непроизносимое в приличном французском обществе. Французы с тех пор так иносказательно его и называют: слово Камброна (Le mot de Cambronne).
Славный генерал тогда выкрикнул: Merde!
Каре его гренадёров уничтожили, расстреляв в упор картечью.
А неприличную и одновременно гордую речь Камброна в своей главной книге о бедных увековечил великий романтик Виктор Гюго (перевод Д.Лившиц и Н. Коган):

«Человек, выигравший сражение при Ватерлоо, - это не обращенный в бегство Наполеон, не Веллингтон, отступавший в четыре часа утра и пришедший в отчаяние в пять, это не Блюхер, который совсем не сражался; человек, выигравший сражение при Ватерлоо, - это Камброн.
Поразить подобным словом гром, который вас убивает, - это значит победить!
Дать такой ответ катастрофе, сказать это судьбе... подвести итог победе грубейшим словом, которое не произносят вслух, утратить свое место на земле, но сохранить его в истории, после такой бойни привлечь на свою сторону насмешников - это непостижимо!
Это значит оскорбить молнию. В этом есть эсхиловское величие
.*»

Мне тут опять полувсерьёз чудится жертва плагиата, и потому напоминаю в который раз уж очень схожие с чужими слова, которые В.Сурков написал в самый разгар затеянной Путиным «драки»:

«Навсегда расставшись с гегемонистскими претензиями, не дать обзавестись ими кому бы то ни было. Быть на стороне сообщества суверенных демократий (и свободного рынка) — против каких бы то ни было глобальных диктатур (и монополий). Сделать национальный суверенитет фактором справедливой глобализации и демократизации международных отношений.
В таком деле есть... романтика.
»

* Генерал Камброн, несмотря на полученные множественные ранения, тоже остался жив.

___________________________________
(1) «Двухминутка ненависти» -- статья, написанная в 2007 году в Москве, в типичном сегодня «либеральном стиле» в пику выступлению В.Суркова в пользу «суверенной демократии». Используется по ходу повести в качестве образца недобросовестной и непрофессиональной журналистики
(2) Оригиналом послужил текст, фигурировавший в англоязычной Википедии в 2008 году.
(3) Автор статьи, как и многие тогда, повторил безграмотное утверждение, будто понятие «суверенной демократии» выдумал сам Сурков, «Кремль».
(4) Самый свежий список «Форбса» на момент написания книги был – за 2011 год.
(5) Lord Cecil Parkinson, baron Parkinson; в 1980-х гос.секретарь по транспорту, по промышленности и торговле, а также по энергетике в правительстве Маргарет Тэтчер.
(6) С тех пор сэр Эвелин из банка ушёл на пенсию; после этого руководил лично Лондонской школой экономики (LSE) и принадлежащим в значительной степени ему и его супруге журналом The Economist.
(7) Барон Белл в России больше известен, как PR агент и просто советник Б.Березовского и А.Литвиненко.


При написании текста были в том числе использованы:

Cui bono

North Atlantic Council Address, by Secretary of State Warren Christopher. June 3, 1996.
At: http://www.fas.org/man/nato/offdocs/us_96/jun96_north_atlantic_coun.htm
BiH's Butmir process to continue. Released by AFP, AP, BBC, FT, AKI, EurActiv, Fena, Beta, B92, Blic, Office of the High Representative – 21/10/09.
At:http://www.setimes.com/cocoon/setimes/xhtml/en_GB/features/setimes/features/2009/10/22/feature-01
”Politics of Andorra”.
At: http://en.wikipedia.org/wiki/Politics_of_Andorra


...тридцать, если не больше, чудовищных великанов...

Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский. Мигель де Сервантес. Часть 1, Глава VIII
The House of Rothschild. The World's Banker 1849-1999: Volume 2. By Niall Ferguson.


Боги и люди ненавидят трусов

Три мушкетера. Александр Дюма. М.: Правда, 1991. Перевод Д. Лившиц, В. Вальдман и К. Ксаниной.
Carnegie. By Peter Krass.


От любви до ненависти — один шаг

The Selling of the Soviet Empire. By Alfred Koch. S.P.I. Books and Liberty Publishing House, N.Y., USA, 1998. «Приватизация в России. Экономика и политика»


...или укрощение укротителя.

Награда женщине или укрощение укротителя. (The Woman's Prize, or the Tamer Tamed) Бомонт и Флетчер. Пьесы. В 2-х томах. Т. 1. Библиотека драматурга, М.-Л., "Искусство", 1965. Перевод Ю.Корнеева.
The Birth of Privatization. Excerpted and adapted from Commanding Heights by Daniel Yergin and Joseph Stanislaw, 1998 ed., pp. 114-124.
Up for Debate: Privatization and the Thatcher Legacy. PBS.
At: http://www.pbs.org/wgbh/commandingheights/shared/pdf/ufd_privatizethatcher_full.pdf
Чубайс вошел в состав международного совета J.P. Morgan.
At: http://www.chubais.ru/forum/index.php?showtopic=639
или на сайте банка:
http://www.jpmorgan.com/cm/cs?pagename=JPM_redesign/JPM_Content_C/Generic_Detail_Page_Template&cid=1159361963865&c=JPM_Content_C
Blair joins JP Morgan as $1m-a-year adviser. By Graeme Wearden. The Guardian. 10.01.2008.
At: http://www.guardian.co.uk/business/2008/jan/10/blairjpmorgan
John Major Appointed European Chairman of The Carlyle Group. May 14, 2001.
At: http://www.carlyle.com/media%20room/news%20archive/2001/item6536.html
Exposed: The Carlyle Group.
At: http://www.informationclearinghouse.info/article3995.htm
La vérité sur le mot de Cambronne. Par Dom Pierre.
Adresse: http://napoleon1er.perso.neuf.fr/Mot-de-Cambronne.html
Отверженные. Виктор Гюго. Т.1, Часть 2 «Козетта», Книга 1 Ватерлоо, Глава 15 Камброн.

Tags: миромодераторы, не надо питать иллюзий, финансы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments