partagenocce (partagenocce) wrote,
partagenocce
partagenocce

Еще одно вранье

Оригинал взят у uborshizzza в Еще одно вранье

Иногда я смотрю свой ФБ, хотя сама туда ничего не пишу. Тем не менее туда зафренживаются какие-то люди, и, таким образом, у меня там уже есть целая лента.
Сам по себе ФБ мне не нравится тем, что там ни черта не найдешь – материалы уходят куда-то в неизвестность. Как мне кажется, люди в ФБ реже, чем в ЖЖ, пишут сами, и чаще распространяют чужие материалы.
Таким образом, в ФБ очень легко размещать «вирусный» контент.
Сегодня я обнаруживаю, что многие размещают вот эту фотографию из сообщества «Бессмертный барак».
http://rus-biography.ru/downloadsImage/image-P3iRts-russia-biography.jpg
Изначально под фотографией был следующий текст:
«Рыбинский купец Л.Л.Поленов, с семьей.
На фотографии семья рыбинского купца Поленова.
Все изображенные на снимке люди (через 2 года) были расстреляны 4-5 сентября 1918 года во время акции красного террора.
В августе 1918 года, после покушения на Ленина и убийства Урицкого, большевики объявили в стране акцию возмездия - красный террор. Не остался в стороне и Рыбинск. 4 сентября 1918 года в газете "Известия Рыбинского совета рабочих, солдатских и красноармейских депутатов появилось грозное извещение Рыбинского уездного военного комиссариата: "Всем, живущим на капитал, эксплуатирующим чужой труд, объявляется красный кровавый террор! Суд над изменниками, будет краток и беспощаден - в 24 часа приговор и расстрел!"
Рыбинская уездная чрезвычайная комиссия составила "плановый наряд" на расстрелы. Массовые расстрелы продолжались в течение двух суток. Производились как одиночные, так и массовые расстрелы. Под расстрел попали семьи рыбинских купцов Поленовых, Дурдиных, Жеребцовых, Садовых и других.
Механизм проведения красного террора был следующим. Председатель Рыбинской уездной ЧК П. Голышков вызывал к себе подчиненных и давал задание расстрел конкретных лиц. Собиралась расстрельная команда из 4-5 чекистов. Эта группа шла по конкретному адресу, производился обыск с конфискацией ценного имущества. Затем хозяин дома или несколько членов семьи выводились из дома под предлогом их направления в ЧК для допроса. Однако, арестованных вели не в ЧК, а в лес или сарай и там расстреливали. Часть имущества убиенных делились между членами расстрельной команды, а часть сдавалась в ЧК. По пути от места расстрела до ЧК члены расстрельной команды заходили в дом одного из чекистов, где напивались до сильного алкогольного опьянения. Подобным же образом действовали красноармейцы из военкомата, также участвовавшие в проведении акции красного террора.

Фотография экспонирована в Рыбинском музее».


Блогер Раковский попробовал разобраться в этой истории. Потом к поискам присоединились другие блогеры.

Фотография датируются не позднее 1910 года. Список расстрелянных в порядке Красного террора в Рыбинске был опубликован в газете «Известия Рыбинского Совета Рабочих, Крестьянских и Красноармейских Депутатов» 11 октября 1918 года. На первой странице была опубликована заметка «Ответ на Белый Террор. Разстреляны Чрезвычайным Штабом по проведению в жизнь массового Красного Террора». В списке двадцать девять мужчин, расстрелянных в Рыбинске с 30 августа по 5 сентября 1918 года. Девять человек из числа купечества. 12 октября 2010 года газета «Рыбинская неделя» перепечатала этот список: фамилии купца Поленова там нет.

В коментах вот к этому посту объявилась правнучка купца Поленова. Ее зовут Елизавета Неранова, она живет в Санкт-Петербурге.
http://porosyonok-pluh.livejournal.com/43144.html
Леонтий (Лев) Лукич мой прапрадед. Он с братом занимался хлебом. Он растил, а также покупал чужой (выращнный не на его землях) и торговал на Рыбинской хлебной бирже. Часто ездил по хлебным делам заграницу. Особенно в Англию. А его брат (Осип Лукич) имел в Петербурге мукомольный завод. В общем, они были не совсем купцы, скорее промышленники. Кстати (может, любопытно), еще в начале ХХ века последняя помещица Михалкова продала Леонтию Лукичу все свои земли. Они как раз граничили с его собственными.
Семья Леонтия Лукича Попёнова, действительно, была расстреляна. Но не вся семья, а те, кто в момент прихода бандитов были дома. Дом Попёновых находился на левом берегу Волги (напротив Рыбинска). Они и сфотографираны у своего дома. Кстати, он сохранлся. Там с 1930-ых годов располагается поликлиника.
Итак, повезло избежать расстрела самому главе семьи, который в тот момент был в городе, а также двум его дочерям, бывшим в Рыбинске (на занятиях). Кроме того, повезло, вышедшей в январе 1911 года замуж старшей дочери, которая в 1918 году была в Киеве. И еще один сын остался в живых, т.к. он служил армии. Первая мировая и Гражданская война окончились для него в Сербии.
Похоронил Л.Л.Попенов свою жену и убитых детей в ограде церкви Иверской Божьей матери, расположенной недалеко от их дома, также на левом берегу Волги.
Расстрел семьи Л.Л.Попенова произошел с целью банального ограбления.
Сам Л.Л.Попенов дожил до глубокой старости и скончался в возрасте более 90 лет (в 1942 году), похоронен под Москвой.


Меня возмущает, что придумали эту акцию «Бессмертный барак». Они сделали это в пику «Бессмертному полку», который сплотил народ.
А «Бессмертный барак» нас разобщает. Дело не в том, что у одних родные пострадали, а у других нет. На самом деле, у всех пострадали просто по законам арифметики. У каждого пострадавшего от репрессий, начавшихся 100 лет назад, остались дети, племянники, внуки и т.д. Все они вступали имели своих потомков. Допустим, у репрессированного кулака остался сын, у него тоже родился один сын, и так далее. Получается, что на сегодняшний день могут жить 3-4-ро его потомков, а если у того купца осталось двое детей, трое детей? Добавьте к этому то, что люди считают членами своей семьи и дядей- тетей, и семью супруга. Например, у моей прабабки был репрессирован брат. Расстреляли его, или умер в ссылке, я не знаю.
Не помню, сколько детей осталось у брата, но один точно был. У прабабки было выживших двое детей (родила-то она много больше, но уж такое было хорошее время, что дети плохо выживали). От прабабки на сегодняшний день осталось 13 потомков, добавим к ним семью самого репрессированного – еще человек 7, самое малое. Итого 20 человек могут записать этого репрессированного к себе в родню. Также о нем могут упоминать супруги его потомков – это у нас уже примерно 30 человек могут заявить, что их семьи коснулись репрессии.
У моего мужа репрессировали деда (был 10 лет в ссылке в Сибири. Вернулся в 1947). Сейчас живы 7 его потомков и 2 супруги могут тоже сказать, что был репрессирован член их семьи. То есть, я могу сказать, что в моей семье были репрессированы двое.
(А вот на войне погибли пятеро – мой дед, два маминых двоюродных брата, дед и дядя моего мужа. А воевали 14 человек).
В общем, не будет никто из моей семьи присоединяться к «Бессмертному бараку».
И зачем они все время врут?

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments