partagenocce (partagenocce) wrote,
partagenocce
partagenocce

Как выстрелить себе же в голову

Оригинал взят у george_rooke в Как выстрелить себе же в голову
Собственно, началось все в 1846-м.
В Англии локомотивом пер капитализм, кредит был дешев как никогда, вместе с производством расширялась и спекулятивная сфера - страховки, фьючерсы, страховки на страховки, страховки на фьючерсы и т.д. Но была проблема - производство ширилось и росло, а вот сбыт был близок к переполнению.
Уже в 1842-м англичане начали что-то подозревать. И начинается расширение рынков сбыта. Где-то пытаются это сделать с помощью переговоров (Россия), где-то войной (Китай), где-то - директивными методами (Индия). Хотя было понятно, что "зима песец близко", английские промышленники надеялись на необъятный рынок Китая - не, ну а фули их там 300 миллионов живет, такой рынок проглотит любое количество товара. Однако не срослось - у Китая банально к тому времени уже не было денег.
И в 1847-м рвануло, и начался кризис перепроизводства.
Но и это еще не все - сельское хозяйство Англии не справлялось со снабжением населения, и надо было закупать хлеб - на него требовалось 7 миллионов фунтов. Кредит катастрофически сокращался: по примеру Английского банка ограничивали свои денежные выдачи также и всё прочие банки Ве­ликобритании, Вексельный учет поднялся в апреле 1847 г. до 7 %; в но­ябре того же года официальный минимальный учет повысился до 10%, и "огромное большинство векселей можно было учесть только под колос­сальные ростовщические проценты или вовсе нельзя было учесть…". По­следовало множество банкротств, разорений крупных, средних и мелких торгово-промышленных фирм. Крах угрожал и самому Английскому бан­ку.
Ну а далее...
Нет, сначала мы расскажем каноническую версию. Чуть ранее Роберт Пилль законом от 1844 года постановил, что резервирование банкнот золотом максимально должно быть 100-процентным. То есть банкнот может быть либо меньше либо на всю сумму золотого запаса. В этом он видел стабильность фунта стерлингов как мировой валюты. И летом 1847 года англичане вдруг бросились печать банкноты, золотом необеспеченные, чем, как говорят нам классики Маркс и Энгельс, погасили долги и стабилизировали ситуацию.
Но не говорят они другого. То, что я лично как воспринимать - не знаю.
Российский император Николай I в этот трудный момент решил поддержать финансовую систему Великобритании, вложив в Английский банк крупные средства в золоте. Ход Николая I был вполне прагматическим. По его личному признанию, кризис, поразивший Англию, сказался и на России. В письме к Паскевичу от 27 октября / 8 ноября 1847 г. он писал: «Английская денежная криза и здесь чувствительна, я послал их банку 4 миллиона золотом, дабы хотя несколько оживить торговлю с нами; не знаю, удастся ли?»
Собственно эти 4 миллиона золотом во многом спасли Англию.
Дальше - больше.
Во Франции, менее развитой промышленно, и более аграрно, жопа началась уже в 1845-м, когда стало понятно, что с урожаем в этом году не задалось. В 1846-м из-за плохого урожая ситуация в сельском хозяйстве обрушилась. В 1847-м за ним последовали ткацкая и хлопкопрядильная промышленность, а потом и начало сворачиваться строительство железных дорог.
Во Франции развязка была ускорена продовольственным и денежным кризисами. Французский банк, покупая миллионы гектолитров заграничного хлеба, расплачивался за него, как и Английский банк, своим золотом. Золотой запас Француз­ского банка в 1845 г. равнялся 320 млн. фр., а в январе 1847 г.— всего 47 млн. фр. Спасением своим от катастрофы Французский банк был обязан Николаю I, купившему на 50 миллионов франков французской ренты. Но царь, разу­меется, не мог создать во Франции тот «кредит нации», который по другую сторону Ла Манша облегчил рассасывание кризиса. Кредит во Франции и ранее не был развит в такой мере, как в Англии.
При этом бюджет 1845, 1846 и 1847 годов был для нас дефицитным, то есть мы собирали меньше, чем тратили.
То есть не только Австрия проявила к нам черную неблагодарность.
Получается, что мы сами оплатили Крымскую войну, которую вели против нас.
Я предвижу, что сейчас будет куча криков - "да Николай I дурак! Идиот! Солдафон!" и т.д. Я перед тем как кричать, предлагаю просто вспомнить сегодняшний день. Самый простой пример: средства из стабфонда России инвестируются: 50% — в облигации иностранных государств, 20% — в облигации иностранных государственных агентств и ЦБ, 20% — в депозиты и 10% — в облигации международных финансовых организаций. Так что если Николай - дурак и солдафон, то кто мы тогда?

Tags: Капитализъм, Крымская война, историческое, финансы, экономика
Subscribe

  • Бременская Советская Республика (Bremer Räterepublik)

    История Советских республик, блеснувших и погасших, актуальна как никогда. Во-первых, в разрезе "объединения всех-со-всеми, на левом фланге"(с)…

  • Баварская Советская республика

    Считаю интересным для ознакомления. История Советских республик, блеснувших и погасших, актуальна как никогда. Во-первых, в разрезе "объединения…

  • Morgenthau Plan

    «План Моргентау» (англ. Morgenthau Plan) — программа послевоенного преобразования Германии, предложенная министром финансов США Генри Моргентау.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment