partagenocce (partagenocce) wrote,
partagenocce
partagenocce

Categories:

Развитие экономики Японии во второй половине XX

Экономическая ситуация в первые послевоенные годы. Реформы 1940–1950‑х годов. Поражение во Второй мировой войне вплотную приблизило японскую экономику к краху, даже несмотря на то что в целом ее производственно‑техническая база сравнительно мало пострадала в ходе военных действий.

...
В 1945 году общий объем промышленной продукции составлял 28,5 % среднегодового уровня 1935–1937 гг. И даже спустя три года после окончания войны, когда многие западные страны уже почти вплотную приблизились к довоенному уровню, выпуск промышленной продукции в Японии составлял лишь 52 % по сравнению с 1938 годом.

[Spoiler (click to open)]

Такое медленное восстановление экономического потенциала можно объяснить многими причинами. Прежде всего, в отличие от стран Западной Европы, Японии не была предложена американская помощь, подобная той, что предусматривалась планом Маршалла, поэтому во многом ей приходилось рассчитывать только на себя. Правда, Японии была предоставлена гуманитарная помощь в размере 2,2 млрд долл., но эти средства направлялись преимущественно жертвам атомных бомбардировок.



В 1947–1950 годах в Японии прошла аграрная реформа, оказавшая большое влияние на дальнейшее развитие экономики страны. Ее суть заключалась в принудительном выкупе государством у помещиков тех земельных угодий, которые прежде сдавались ими в аренду. Потом эти земли были распроданы отдельными участками крестьянам по сравнительно низким ценам. Размеры земельной собственности ограничивались площадью от 1 до 3 га (на острове Хоккайдо – до 12 га). И хотя предпочтение отдавалось тем, кто ранее обрабатывал именно эти участки, многие из бывших арендаторов были не в состоянии заплатить даже такие небольшие выкупные платежи. В результате большая часть помещичьих угодий оказалась в руках самой зажиточной части сельских жителей.

При проведении данной аграрной реформы совсем не учитывались интересы тех сельскохозяйственных наемных работников (батраков), которые ранее не могли арендовать помещичью землю, и поэтому наделение их землей не предусматривалось. Тем не менее к 1950 году во владение крестьян перешло 80 % всей арендованной земли, и на ней было создано более 400 тыс. новых крестьянских хозяйств, ориентированных на рынок. Это привело к формированию слоя зажиточных крестьян, заметно расширивших потребительский рынок страны. Сословие помещиков фактически перестало существовать. Таким образом, аграрные преобразования, проведенные в этот период, завершили осуществление задач, не решенных в ходе революции Мэйдзи.

Следует отметить, что первоначально американцы при установлении своего военно‑экономического присутствия на Дальнем Востоке рассчитывали опереться на гоминьдановский режим в Китае. Но поскольку в 1949 году в Китае победили коммунисты, США изменили направленность своих действий. Главным советником по экономическим и финансовым вопросам штаба оккупационных войск Дж. Доджем (совместно с К. Шоупом) была разработана и предложена новая американская политика в дальневосточном регионе, получившая название «обратный курс» («линия Доджа») и направленная на переориентацию американских интересов с Китая на Японию. Эта политика включала в себя «план экономической стабилизации» Японии, налаживание длительного стратегического союза между Соединенными Штатами и Японией и постепенное превращение ее в страну с передовой экономикой – «мастерскую Азии».

В 1949 году в Японии была проведена налоговая реформа, в ходе которой произошло перераспределение каналов поступления налоговых средств в государственный бюджет. Сначала были снижены путем переоценки стоимости основного капитала налоги, уплачиваемые корпорациями, и отменены налоги на сверхприбыль. Одновременно значительно повысилось налогообложение населения. Такие изменения позволяли предприятиям проводить ускоренное накопление капиталов, расширять производство.

...

Правда, рост производства неизменно наталкивался на низкую покупательную способность населения, поскольку заработная плата японских рабочих в первые послевоенные годы была в 5–8 раз ниже, чем западноевропейских и американских. В эти же годы оккупационные власти рекомендовали упорядочить структуру административного аппарата в целях сокращения традиционно огромного количества чиновников; в результате только в течение 1949 года было уволено более 500 тыс. человек, в основном из числа чиновников.


По рекомендации Дж. Доджа в 1950 году в Японии была проведена бюджетная реформа, которая означала переход к строгой сбалансированности статей и бездефицитности государственного бюджета. В соответствии с ее принципами в стране прекращалась выплата компенсаций военным заводам за конверсию, а также безвозмездное субсидирование убыточных предприятий; денежная эмиссия была поставлена под строгий контроль; был принят единый фиксированный валютный курс (пока без конвертируемости иены); практически всем японским предприятиям и банкам разрешалось проводить операции на внешнем рынке. Постепенно была остановлена инфляция, а вслед за этим снят контроль над ценами, что означало полный переход к рыночной экономике.

В рамках осуществления «линии Доджа» большое внимание уделялось структурной перестройке японской экономики. Чтобы стать «мастерской Азии», следовало значительно повысить темпы экономического роста, иначе было трудно догнать промышленно развитые страны. Но поскольку у Японии не было своих природных ресурсов, ей пришлось создавать современные перерабатывающие отрасли на основе импортозамещающих технологий. И если в 1950‑х годах основное внимание уделялось развитию таких отраслей, как металлургия, гидроэнергетика, судостроение, то в начале 1960‑х годов приоритетными стали автомобильная промышленность и нефтехимический комплекс.

...

полная конвертируемость иены была установлена лишь в 1971 году.

В первые годы реформ временно была введена карточная система распределения 34 видов промышленного сырья и 52 видов потребительских товаров, включая продукты питания. В 1950–1960‑х годах широкое распространение получило государственное планирование, носившее индикативный характер. Начиная с 1955 года было составлено 12 планов, в которых разрабатывались приоритетные направления развития различных отраслей хозяйства.



Американские советники всемерно поддерживали такой важный инструмент структурной политики, как полный государственный контроль над системой внешнеэкономических связей. Его целью была защита отечественного производства от иностранной конкуренции и последствий кризисных явлений, охватывавших те или иные страны мира. Кстати, государственный контроль над внешнеэкономическим сектором осуществлялся в течение 22 лет, а потом еще 10 лет происходила его постепенная либерализация.

Безусловно, большое значение для послевоенной экономики имело американское военное присутствие. В соответствии с законом об иностранных инвестициях (1950 г.) американским капиталам был открыт доступ в Японию. Некоторые изменения произошли и в системе американской помощи. На средства от продажи в Японии американских товаров, поставляемых в порядке помощи, был создан «эквивалентный фонд», из которого японские компании могли получать кредиты (под контролем оккупационных властей). Был установлен твердый обменный курс в соотношении 360 иен за доллар. Позже, в 1952 году, «эквивалентный фонд» был преобразован в «специальный счет для промышленных инвестиций», а его средства объединены с капиталами нескольких японских банков.

В сентябре 1951 года в Сан‑Франциско Соединенные Штаты подписали мирный договор с Японией [122] . После вступления этого договора в силу (апрель 1952 года) официально окончилась американская оккупация Японии. Одновременно с мирным договором Япония и США подписали так называемый Пакт о безопасности , по которому сохранялась частичная оккупация японских территорий и расширялись американские военные базы, содержавшиеся в основном за японский счет. При этом американцы получили право держать здесь свои войска неограниченное время. В обмен на такие уступки со стороны Японии заметно сокращались объемы репараций в пользу США.

...

Япония непосредственно не участвовала в корейской войне, но ее территория использовалась американскими войсками в качестве «экономического тыла». В этот период военные «спецзаказы» для американской армии составляли 43,7 % японского коммерческого экспорта. Военная конъюнктура стимулировала оживление всей экономики, и прежде всего тяжелой промышленности. В годы войны была увеличена американская помощь Японии, практически прекращена выплата репараций, разрешен импорт важнейших видов сырья и топлива, отменены многие ограничения на развитие отдельных отраслей промышленности, наложенные на Японию после ее капитуляции.



Процесс восстановления японской экономики завершился в основном к 1953 году, когда был достигнут уровень промышленного производства 1938 года (для сравнения отметим, что в Германии это произошло в 1951 году, а в Италии – в 1948 году). Япония вновь стала среднеразвитой индустриально‑аграрной страной.

Истоки и сущность «японского экономического чуда». Во второй половине 1950‑х годов в Японии начался период, который получил название «японского экономического чуда». Прежде всего это было связано с невиданными до тех пор высокими темпами экономического роста, составлявшими в 1951–1970 гг. в среднем 15,2 % в год (в то время как в ФРГ и Италии они равнялись 7,4 %, во Франции – 6,2 %, в США – 4 %, в Англии – 3 %). Удельный вес японской промышленности в мировом капиталистическом хозяйстве постоянно увеличивался: с 1,7 % в 1950 году до 10,1 % – в 1970 году. К 1970 году Япония вышла на 2‑е место в мире по объему ВНП, на 4‑е – по объему экспорта, на 1‑е – по уровню накопленного капитала. Весь мир заговорил о «японском чуде». Действительно, достигнутые показатели производили огромное впечатление, поэтому следует более подробно остановиться на основных факторах стремительного роста японской экономики. Небывалые успехи в ее развитии прежде всего можно объяснить относительно низким стартовым уровнем , с которого начинался бурный рост промышленного производства. В числе факторов, определявших «японское экономическое чудо», следует назвать и общую благоприятную обстановку первых послевоенных десятилетий: появились новые технологии, научные разработки; сырьевые ресурсы были сравнительно недорогими , в то время как цены на промышленную продукцию оставались достаточно высокими.

В условиях, когда Япония оказалась среди «догоняющих» стран, в качестве одного из методов решения экономических проблем был выбран протекционизм. Японское государство создало систему максимального благоприятствования для отечественных производителей. В нее входили политика льготных кредитов («низкого процента»), дотации на НИОКР, высокие таможенные тарифы на ввоз готовых изделий, льготные условия импорта иностранных технологий и ограничения на внешние капиталовложения, демпинг на внешних рынках и др.

...

Следует отметить, что во второй половине XX века японская экономика развивалась в соответствии с долгосрочными и среднесрочными планами, носившими индикативный характер и являвшимися своего рода государственными инвестиционными программами. Первый из планов (1949–1952 гг.) был направлен на восстановление послевоенной экономики. Начиная с 1955 года, в стране было принято 12 подобных планов. Один из них, например, принятый в 1960 году, предусматривал удвоение национального дохода за 10 лет, но в действительности этот показатель был достигнут уже через 7 лет.



Одним из факторов экономического роста явилась относительная дешевизна рабочей силы. Среднечасовая заработная плата японского промышленного рабочего в конце 1950‑х годов была в 7 раз, а в конце 1960‑х годов – в 4 раза ниже, чем у американского. Доля расходов на заработную плату в общих издержках в Японии была в три раза меньше, чем в США. Но, с другой стороны, в 1960‑х годах номинальная заработная плата в Японии возрастала ежегодно в среднем на 12,5 %, а потребительские цены – всего на 5,9 %, что вело к росту реальной заработной платы на 6,3 % в год. Поэтому неудивительно, что японцы поддерживали курс, выбранный правительством страны.

Бурное экономическое развитие опиралось и ориентировалось на растущий массовый потребительский спрос, который оказывал сильное обратное воздействие на сферу производства. Это помогало японскому бизнесу быстро окупать свои затраты и получать при этом высокую норму прибыли, немедленно направляемую в производительное накопление. По размерам капиталовложений Япония в 1950–1970‑х годах опережала Англию, Францию и ФРГ в 2,6 раза, а США – в 4 раза. Это дало стране возможность ускорить масштабное обновление производственного аппарата и значительно обогнать основных конкурентов.

На японскую экономику во многом повлияло то, что после войны страна не имела права расходовать на оборону больше 1 % ВНП [123] (к тому же в послевоенной конституции было записано три неядерных принципа – не иметь, не производить и не ввозить ядерное оружие). Адля государства, которое традиционно на протяжении почти 100 лет тратило огромные средства на армию, такой решительный поворот к антивоенной стратегии имел большое значение, поскольку позволял поддерживать высокие темпы накопления.

...

Одним из факторов, обусловивших «японское экономическое чудо», была хорошо разработанная система стимулирования трудовой активности. Это проявлялось прежде всего в научно обоснованных принципах оплаты труда, где не было места уравнительной оценке его результатов, а добросовестные и трудолюбивые работники всегда поощрялись. Широкое распространение получили бригадные формы организации труда: проблемы производства при этом решались быстро и сообща, в интересах как всей фирмы, так и отдельного работника. Этим же целям служили система пожизненного найма, формирование профсоюзов не по отраслевому, а по фирменному признаку, хорошо отлаженная премиальная система, учитывавшая и конкретные результаты труда, и продолжительность трудового стажа на данной фирме.

...

Период, отмеченный в истории Японии как «экономическое чудо», подготовил базу для проведения в стране современной индустриализации, которая проходила в два этапа. На первом этапе, в 1960–1970‑е годы, основное внимание было сосредоточено на развитии материал оемких отраслей тяжелой промышленности: черной и цветной металлургии, нефтепереработки и нефтехимии, судостроения и т. д. Одновременно в Японии шло становление новых отраслей: радиоэлектроники, приборостроения, производства пластмасс, искусственного каучука, химических волокон. Иностранные патенты и лицензии, как правило, внедрялись в обрабатывающую промышленность лишь после существенных доработок. Быстро возрастало производство бытовой электротехники, оптических приборов, цветных телевизоров, видеомагнитофонов. К 1970 году Япония вышла на второе место в мире по количеству внедренных ЭВМ. Началось производство автоматических станков с числовым программным управлением, а также массовое внедрение на предприятиях различных роботов‑манипуляторов.

Переломным событием в развитии японской экономики стал энергетический кризис начала 1970‑х годов, когда она испытала «нефтяной шок», вызвавший в 1974–1975 гг. спад производства во многих отраслях промышленности и инфляцию. Это заставило Японию пересмотреть многие экономические приоритеты. Страна, не имеющая своих сырьевых ресурсов, была вынуждена срочно переходить на материало– и энергосберегающие технологии, настойчиво искать новые источники сырья и топлива.

В начале 1980‑х годов Япония перешла ко второму этапу индустриального развития, в ходе которого появились технологии, не требовавшие огромных затрат электроэнергии, сырья, рабочей силы. Их характерными чертами стали наукоемкость и высокая точность. К числу новой продукции можно отнести микроэлектронику, большие и сверхбольшие интегральные схемы, измерительные приборы и др. В 1980‑х годах Япония вышла на передовые позиции в мире по производству медицинского оборудования, средств связи и спутникового оборудования, оптической техники и т. д.

Большие изменения произошли и в аграрном секторе Японии. Следует напомнить, что аграрная реформа, проведенная сразу же после войны, оказала сильное влияние на эту отрасль хозяйства. Преобразования в японской деревне привели к росту устойчивого внутреннего спроса на средства механизации сельскохозяйственных работ в условиях небольших земельных участков, на удобрения, семена, племенной скот. Все это вело к расширению производств, обслуживающих аграрный сектор страны.

Но перемены, происходившие в целом по стране, ставили новые задачи и перед сельским хозяйством. Еще в 1961 году был принят Основной сельскохозяйственный закон, нацеленный на переход сельского хозяйства от мелкотоварного к крупному производству. В соответствии с этим законом предполагалось усилить государственное регулирование и широкие защитные меры против ввоза в страну продовольствия из‑за рубежа. Вплоть до 1995 года японское государство являлось монопольным покупателем почти 40 % валового сбора сельскохозяйственной продукции (прежде всего, риса) по фиксированным ценам, чтобы не допустить банкротств в аграрном секторе. Но вследствие этого цены на продовольственные товары в Японии традиционно очень высокие – почти в два раза выше средних мировых цен.

...

В рассматриваемый период происходили заметные изменения и во внешнеэкономической политике Японии. В 1950‑х годах экспорт не играл заметной роли в японской экономике. Большинство товаров находило сбыт на внутреннем рынке, надежно защищенном протекционистскими мерами. Но в середине 1960‑х годов положение в этой сфере резко изменилось. К этому времени продукция японских корпораций в основном стала отвечать мировым стандартам, поэтому им уже больше не нужна была таможенная защита. Правительство объявило о либерализации внешнеэкономических связей. Это позволило создать специфическую «внешнеторговую модель» Японии , в соответствии с которой в экспорте стала преобладать продукция перерабатывающей промышленности, а в импорте – минеральное сырье и нефть.

Решающим фактором в развитии внешнеэкономических связей стали отношения Японии и США , куда направлялось до 75 % японского экспорта. Фактически возникла зависимость японской экономики от степени открытости американского рынка, а также от курса иены по отношению к доллару, и эта тенденция усиливалась вплоть до 1990‑х годов. Такая ориентация ставила японскую экономику в сложное положение, поскольку она все больше зависела от малопрогнозируемых внешних факторов.

На первых порах Япония поставляла в США в основном продукцию легкой промышленности, и в середине 1960‑х годов американский рынок был в значительной степени заполнен японским текстилем. Но уже в 1970 году причиной своеобразных «торговых войн» стала японская сталь, а позже – телевизоры, электротехнические приборы и автомобили.

...

Можно сказать, что в 1950–1980‑х годах Япония сумела с выгодой для себя использовать свое географическое положение. Находясь на перекрестке торгово‑транспортных путей, она объединила вокруг себя соседние страны, став инициатором создания различных региональных организаций. Особо тесные отношения сложились у Японии с ее ближайшими соседями по Дальнему Востоку и Юго‑Восточной Азии: Южной Кореей, Тайванем, Гонконгом, Сингапуром, Малайзией, Таиландом, названными азиатскими «тиграми» или «драконами»\'. После того как большинство этих стран получили полную независимость от своих бывших метрополий, они совершили стремительный индустриальный рывок от развития ипортозамещающих отраслей (в 1950‑х годах) к созданию своего экспортного потенциала (в 1960‑х годах), повторив путь, пройденный самой Японией. В этот период Япония стала оказывать им мощную экономическую и технологическую поддержку. Первоначально данная помощь была оказана странам так называемого первого эшелона (Южной Корее, Тайваню, Гонконгу, Сингапуру), потом – странам второго эшелона (Индии, Китаю, Малайзии), и лишь спустя несколько лет – странам третьего эшелона (Вьетнаму, Лаосу, Камбодже). Такая политика получила образное название «создание гусиной стаи».



Столкнувшись в 1970‑х годах с проблемами дальнейшего продвижения товаров и капиталов на рынки США и Западной Европы, Япония стала наращивать свою активность в Азии, претендуя при этом на роль региональной сверхдержавы. К концу 1980‑х годов японские инвестиции в страны Юго‑Восточной Азии превысили американские почти в 2,5 раза. В данном регионе Япония действовала испытанным путем, используя политику демпинга, государственных дотаций и прямой помощи этим странам в виде поставок товаров и технологий.

Характерно, что японские компании развивали там в основном низкотехнологичные предприятия с «отверточным» производством, на которых выпускалась массовая продукция, имевшая спрос во всем мире, в том числе и в промышленно развитых странах (телевизоры, видеотехника, ЭВМ, средства связи, швейное оборудование и пр.).

Такая внешнеэкономическая политика оказалась в тот период весьма успешной для Японии: ей удалось серьезно потеснить Соединенные Штаты на мировых рынках и фактически догнать их по участию в ТНК, по числу крупнейших промышленных компаний и банков и по другим показателям. Социологи и экономисты во всем мире стали искать исторические аналогии такого бурного возвышения новой великой державы, но события 1990‑х годов сильно поколебали позиции Японии.

Развитие японской экономики на рубеже XX–XXI веков. Чтобы представить общую картину современного развития Японии, следует остановиться на специфических характеристиках, отражающих некоторые черты японской экономики. Вплоть до середины 1990‑х годов в Японии действовала своеобразная экономическая модель, отличная от американской и западноевропейской модели и построенная на значительном ограничении либеральных рыночных сил. В связи с этим японская экономика воспринималась западными специалистами как аномальная , где, с одной стороны, господствует частная собственность, а с другой – бизнес руководствуется набором неписаных норм и правил, не вполне понятных иностранцам.

К этому можно отнести негибкий рынок труда, непроницаемые для посторонних лиц межфирменные отношения, неприкрытую государственную (чиновничью) помощь целым отраслям, несвободную конкуренцию и т. д. В стране существовала государственная защита мелкой розничной торговли от крупных универмагов и супермаркетов. Имелась система государственной поддержки банковского сектора, в частности, Банк Японии негласно рефинансировал слабые банки, дабы снизить риск их банкротства. Чтобы ослабить зависимость страны от импорта товаров и капиталов и не допустить зарубежных конкурентов на внутренний рынок, во внешнеторговых отношениях широко использовались различного рода нетарифные ограничения. Следовательно, патернализм, исторически присущий японской экономике, и в конце XX века оставался ее основной чертой.

Безусловно, данная экономическая модель была оптимальной для Японии на стадии индустриального общества. Но на этапе вхождения в постиндустриальную стадию эта модель стала превращаться в своего рода тормоз. Подтверждением тому служит тяжелый кризис, охвативший страну в 1990‑х годах, причины которого следует рассмотреть более подробно.
...

Здесь уместно вспомнить о так называемых врожденных слабостях, характерных для Японии: сравнительная узость внутреннего рынка, отсутствие собственной сырьевой и энергетической базы, высокая степень зависимости от импорта продовольствия, низкое качество жилого фонда, относительная неразвитость социальной инфраструктуры и плохая социальная обеспеченность трудящихся (пенсиями, всевозможными пособиями, услугами здравоохранения), 6‑дневная рабочая неделя и весьма продолжительный рабочий день, очень короткий оплачиваемый ежегодный отпуск, огромная плотность населения в городах и т. д. Все это оказывало и оказывает влияние на уровень и качество жизни японцев, а также подтверждает тезис о том, что японская экономика имеет как сильные, так и слабые стороны.



Среди причин, спровоцировавших кризис 1990‑х годов, можно назвать отсутствие собственной базы по разработке научно‑технических нововведений и вызванную этим необходимость постоянных закупок патентов и лицензий в развитых странах. То, что сыграло положительную роль в послевоенном прорыве экономики, в 1980–1990‑х годах превратилось в тормоз развития. Оказалось, что японским производителям нечего предложить в области информации и научных знаний, которые стали определять структуру мирового рынка в конце XX века. Более того, и в других сферах мирового рынка у Японии не было конкурентоспособных товаров.

По оценкам японских экономистов, лишь около 10 % всей японской продукции, прежде всего передовых отраслей промышленности, соответствует стандартам мирового рынка. Что же касается таких отраслей, как пищевая, бумажная, цементная, алюминиевая, фармацевтическая, авиационная, а также сельского хозяйства и сферы услуг, то они существенно отстают от западноевропейских и американских.

.
Tags: Капитализъм, Япония, мифы и мифотворчество, не надо питать иллюзий, экономическое чудо
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments