Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Самые интересные факты, "секта хороших" не рассказывет из каждого утюга.

... Альпы из моего дома видны, с законностью в нэньке сложнее

Если кто-то говорит, что хочет вас убить, — поверьте ему!



Завод, трех поколений нашей семьи, не спасет даже золотой дождь.

Als die Nazis die Kommunisten holten, habe ich geschwiegen; ich war ja kein Kommunist.
Als sie die Sozialdemokraten einsperrten, habe ich geschwiegen; ich war ja kein Sozialdemokrat.
Als sie die Gewerkschafter holten, habe ich geschwiegen; ich war ja kein Gewerkschafter.
Als sie mich holten, gab es keinen mehr, der protestieren konnte

[Spoiler (click to open)]

Ленин: «Люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике, пока они не научатся за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов.»

RKMP.jpg



Знатоки социализма...

.... уровня Горбачева.

И Хабр не исключение.
Всё они знают. И что при социализме, плановая экономика. И репрессии были миллиардными.
Колхозы, всегда убыточны, а трудодни - исключительно палочками.
Войну прошляпили, а финнов завалили трупами.

Поэтому они вынуждены будут до последнего врать про то, что «зимняя» война была неудачной

что Ворошилов после нее попал в опалу и был снят с поста наркома Обороны. Да-да, чтобы через год после снятия с наркома стать членом ГКО. Находясь в опале, стать одним из пяти высших руководителей государства.
Вы теперь, надеюсь, понимаете, что вести какую-то научную дискуссию с нашими признанными военными историками так же продуктивно, как и с клоунами репетировать постановку оперы? Жанр не тот…

Молодые историки, правдорубы.

Плачутся про цифровую историю , т.е историю современности. Её трудно будет изучать, и очень легко подделать.
Наивные, они не в курсе на чью поляну позарились, и кто на ней правит бал.


Цифровой мир с несуществующим прошлым
https://habr.com/ru/post/583150/
На дворе 2021 год и рассказы про безопасные гавани, сетевые нейтралитеты и "ничего личного, просто бизнес" уже мало кого впечатляют. Информационные посредники, поисковые сервисы и т.п.наперегонки бросились занимать позиции в разных конфликтах.

Многие рассуждают о том, какое будущее нас ждёт, но меня, как историка, больше беспокоит вопрос о том, какое же нас ждёт ПРОШЛОЕ. Причём, в основе этого беспокойства лежат общепринятые плюсы цифровых технологий: быстрый доступ к контенту из любой точки мира, и простота улучшения и обновления любых материалов.

Часто люди думают, что есть какие-то идеальные Историки, которые сидят в идеальных Архивах где надёжно хранятся идеальные Источники.

мой комментарий к статье на Хабре ....

Гусеницами, с 11 сентбря 1969 года, на спорных оставах, китайских крестьян уже не давить, как прежде

"Нормализация отношений". Но что конкретно, скрывается под этой фразой?
- снайпера уже не "очищают" "свои острова" от китайцев с 11 сентября 1969г.
- американцы и дружественные страны, уже не прощупываются на предмет военного удара и "интернационального долга"со своей марионеткой, в отношении Китая
- китайские крестьяне снова, как и десятилетия до того, могут вести хозяйственную деятельность на островах.


https://unotices.com/book.php?id=64184&page=35

При беседе А. Н. Косыгина и Чжоу Эньлая присутствовал временный поверенный в делах СССР в КНР Алексей Иванович Елизаветин. Он, насколько это ему удалось, подробно записал содержание беседы. А. И. Елизаветин сделал это для себя; официальную запись беседы оформили работники ЦК КПСС, прилетавшие в Пекин вместе с А. Н. Косыгиным (кстати сказать, А. Н. Косыгина не сопровождал никто из сотрудников МИД СССР из Москвы). В дальнейшем А. И. Елизаветин обнаружил, что существуют расхождения между тем, что, судя по его записи, говорилось в беседе, и тем, что содержалось в официальной записи.

По собственному опыту, будучи участником встречи А. Н. Косыгина с Мао Цзэдуном в 1965 г., я могу попутно сказать, что А. Н. Косыгин, по-видимому, предпочитал, чтобы его беседы с китайскими руководителями не стенографировались профессиональными стенографистками. Думаю также, что Елизаветин постарался максимально подробно записать содержание этой беседы, хотя, возможно, ему не удалось сделать это с совершенной точностью. Во всяком случае, полагаю, что привести здесь записи А. И. Елизаветина совершенно необходимо. Он представил их в Институт Дальнего Востока в Москве, а затем они были напечатаны в журнале «Проблемы Дальнего Востока»[125]. Итак, вот что записал А. И. Елизаветин:
[Spoiler (click to open)]
«Руководство Советского Союза, обеспокоенное состоянием советско-китайских отношений, настойчиво искало пути к их улучшению. По дипломатическим каналам вносились предложения о встрече на высшем уровне, об урегулировании пограничного вопроса, но китайская сторона оставалась глухой ко всем нашим предложениям.

В начале сентября 1969 г. в Ханое на похоронах Хо Ши Мина присутствовала советская правительственная делегация во главе с А. Н. Косыгиным, там же находилась китайская делегация во главе с Чжоу Эньлаем. Состоялся обмен мнениями о возможности встречи двух премьеров. Не получив положительного ответа в Ханое, А. Н. Косыгин вылетел на Родину. Меня же в ночь с 10 на 11 сентября 1969 г. пригласили в МИД КНР и сообщили о согласии Чжоу Эньлая встретиться с А. Н. Косыгиным в пекинском аэропорту. Мы немедленно сообщили об этом в Центр, и А. Н. Косыгин, не долетев еще до Москвы, из Ташкента вылетел в Пекин. Встреча двух премьеров состоялась 11 сентября в здании китайского аэропорта. Я присутствовал на ней.

На встрече с китайской стороны присутствовали, кроме Чжоу Эньлая, два его заместителя Ли Сяньнянь и Се Фучжи, заместитель министра иностранных дел КНР Цяо Гуаньхуа и зав. отделом МИД КНР Юй Чжань.

Беседа началась в доброжелательном духе. А. Н. Косыгин отметил, что у сторон накопилось столько вопросов для обсуждения и, чтобы найти подход к их решению, потребуется немало времени. Западная печать и все силы во главе с США, подчеркнул А. Н. Косыгин, прилагают все возможные усилия для того, чтобы столкнуть СССР с КНР, и возлагают в связи с этим надежды покончить с социализмом и коммунизмом. Поэтому вопрос взаимоотношений СССР с КНР имеет огромное мировое значение. «Мы хотели бы поэтому обменяться с Вами мнениями по наиболее актуальным вопросам. Вы помните, — продолжал А. Н. Косыгин, — что я хотел с Вами поговорить по телефону, но тогда Вы сказали, что вопросы следует рассмотреть по дипломатическим каналам. Нам в Советском Союзе кажется, что надо найти пути для нормализации наших отношений, в этом заинтересованы как наши народы, так и народы социалистических стран, и хотелось бы в связи с этим обменяться с Вами, т. Чжоу Эньлай, мнениями по наиболее актуальным вопросам». А. Н. Косыгин попросил Чжоу Эньлая высказаться для того, чтобы понять, на какой стадии находились в тот период советско-китайские отношения и как следует решать все накопившиеся вопросы.

Чжоу Эньлай согласился с оценкой А. Н. Косыгина значимости китайско-советских отношений, заявил, что мы должны стремиться к их нормализации, найти пути решения вопросов, ослабить напряженность и не дать тем самым империализму возможности радоваться напряженности в китайско-советских отношениях. Центральным вопросом, заявил он, является вопрос о границе. Этот вопрос сложился еще тогда, когда не было компартий, наши народы были в бесправном положении, и если мы его решим, то это будет хорошо. Столкновения на границе, которые имели место, происходили не по нашей вине, и мы это хорошо знаем. Решить этот вопрос — это значит прекратить вооруженные столкновения на границе, необходимо, чтобы вооруженные силы обеих сторон были выведены из спорных районов. Мы не хотим войны, ведем культурную революцию, и зачем нам развязывать войну? У нас нет никаких войск за границей, и мы не хотим, чтобы они там были. Между нашими странами существует политическая напряженность. США бросили всю свою пропагандистскую машину на то, чтобы столкнуть наши две страны. СССР стянул войска на Дальнем Востоке, в Казахстане. Там летают ваши самолеты, наших самолетов там нет. Мы не проявляем инициативы в организации столкновений на границе и не будем их ни в коем случае осуществлять. Ядерное оружие мы испытываем только для того, чтобы сорвать монополию на его обладание, при этом мы заявили, что ни при каких обстоятельствах не будем применять первыми это оружие.

В настоящее время, продолжал Чжоу Эньлай, идут слухи о возможном превентивном ударе по базам производства ядерного оружия в Китае. Мы не хотим такого развития событий и предлагаем созвать совещание, чтобы запретить это оружие. Все эти вопросы надо решать путем переговоров, мирным путем, и думаю, что можно найти пути к разрешению вопроса о границе. Спорные районы, еще раз подчеркнул Чжоу Эньлай, надо освободить от присутствия там вооруженных сил обеих сторон. В Синьцзяне советская сторона говорит, что граница проходит к востоку, а мы — к западу, таким образом и образуются спорные районы. Выход из положения, таким путем, как мы предлагаем, найти можно. Надо решить эти вопросы, ослабить напряженность в наших взаимоотношениях и не дать тем самым империализму радоваться росту напряженности.

Советская сторона, продолжал Чжоу Эньлай, направила 26 июля нам письмо с предложением о встрече на высоком уровне. Предложение это было сделано в самый напряженный момент в наших отношениях, и мы не могли Вас принять. С докладом А. А. Громыко на сессии Верховного Совета мы не можем согласиться. Переносить разногласия по идеологическим вопросам на область межгосударственных отношений нельзя. О конфликте в Синьцзяне — мы считаем, что район, в котором произошло столкновение, находится на нашей стороне, а вы — на своей, и уничтожили там 20 человек наших солдат. В Китае нет никакого стремления изгнать ваши вооруженные силы из этих районов. Зачем нам это делать, но острова на Амуре и Уссури, из-за которых идет спор, это наши острова, и на них всегда наши люди занимались хозяйственной деятельностью.

Выслушав собеседника, А. Н. Косыгин согласился с тем, что в данный момент вопрос о границе следует поставить на первое место в обсуждениях. На рассуждения Чжоу Эньлая о том, что в Китае никто не хочет войны, заявил, что в СССР ни КПСС, ни советское правительство нигде и ни в одном документе не призывают народ к войне, нигде не говорят народу: подтяните пояса и готовьтесь к войне, а наоборот, все время говорят о мире. Мы понимаем, что в КНР много дел внутри страны, и война — это авантюризм. Никто, конечно, не поверит, что китайцы готовятся к войне.

Если бы Вы даже сегодня убеждали меня в этом, то я бы все равно не поверил. В СССР тоже много проблем, и ни о какой войне у нас и не помышляют. Я думаю, продолжал А. Н. Косыгин, что в Китае великолепно знают, что СССР не готовится к войне, однако напряженность во взаимоотношениях существует. Далее, согласившись с рассуждениями Чжоу Эньлая в том, что в существующей между СССР и КНР границе не виноваты ни советский, ни китайский народы, сказал, что если мы, обсуждая пограничный вопрос, вернемся к тому, что было 500 и даже 100 лет тому назад, то будет хаос, и согласился с подходом Чжоу Эньлая при рассмотрении вопроса о границе исходить из существующего ныне положения.

Подчеркнув, что опыта решения пограничных вопросов у обеих сторон более чем достаточно, советский премьер сказал, что, кроме опыта, нужно еще и желание решить вопрос. В СССР есть и желание и намерение отрегулировать пограничный вопрос, и если у китайской стороны существует аналогичное мнение, то следует договориться об образовании компетентных делегаций для ведения переговоров. Где начать эти переговоры, в Москве или в Пекине, нам безразлично.

Если мы с Вами договоримся об этом, я доложу в Политбюро ЦК КПСС, продолжил он, Вы доложите в Политбюро ЦК КПК, и можно было бы назначить высокие Правительственные делегации обеих сторон для переговоров о границе. Если так, тогда можно было бы закончить обсуждение этого вопроса и перейти к другим. Мы заканчиваем ем, что Вы согласны на переговоры и назначаете делегацию. Мы с ответом не задержимся и ответим, конечно, положительно. Мы все делали и делаем для того, чтобы никаких пограничных конфликтов не было. Это только радует врагов, и мы решительные противники подобного рода конфликтов. Я прошу, сказал А. Н. Косыгин, сообщить об этом т. Мао Цзэдуну.

Чжоу Эньлай заявил, что теоретические споры — это споры по принципиальным вопросам марксизма-ленинизма. У нас есть серьезные разногласия с вами по партийным вопросам. Межпартийные идеологические споры могут продолжаться хоть десять тысяч лет, но они не должны наносить ущерба межгосударственным отношениям. А. Н. Косыгин остановил Чжоу Эньлая, заявив, что если мы втянемся в дискуссии по теоретическим вопросам и будем наклеивать друг другу ярлыки, то нам на это не хватит и трех месяцев. Мне бы хотелось использовать эту встречу с пользой для решения конкретных вопросов.

Чжоу Эньлай заговорил об объективных факторах взаимоотношений, снова вернулся к докладу Громыко на сессии Верховного Совета, заявив об оскорблениях, якобы нанесенных в нем китайской стороне. А. Н. Косыгин не согласился с заявлением Чжоу Эньлая об оскорблениях в докладе Громыко. Острота дискуссии — это не оскорбление, заявил он.

Чжоу Эньлай продолжил, однако, что наши дискуссии можно вести до вечера, ибо между нашими партиями существуют разногласия по многим вопросам. Нападок у вас на КНР больше, чем у нас на СССР. А. Н. Косыгин вновь повторил, что Вы, т. Чжоу Эньлай, хотите вызвать меня на дискуссию, так как я не могу оставить ни одного Вашего слова без ответа. Мы потеряем время, которого у нас немного.

Мы знаем, продолжал Чжоу Эньлай, что советский народ не хочет войны, и снова повел речь о наличии большого количества советских войск на границе, заявив, что ВВС СССР значительно мощнее чем, в КНР, и что в целях обороны китайская сторона была вынуждена пойти на некоторую мобилизацию. Что же касается границы, то это история. У нас есть договоры о границе, и наши народы не несут за них ответственности. Мы не требуем аннулировать эти договоры. Надо их учитывать, а также реальное положение, сложившееся на границе. Есть спорные районы, есть районы, где находится советское население, а где — китайское, все это надо учитывать. Когда договоримся о границе, заключим новый договор, но на это потребуется время. Далее он сформулировал принципы, на основе которых, по его мнению, следует вести переговоры о границе.

1. Сохранять существующее положение на границе;

2. Избегать вооруженных конфликтов;

3. Признать наличие спорных районов и вывести из соприкосновения оттуда войска обеих сторон, чтобы они не стояли друг против друга.

А. Н. Косыгин спросил, как можно определить наличие спорных районов и что понимает китайская сторона под спорными районами?

Чжоу Эньлай ответил, что определять спорные районы надо в зависимости от того, кто там проживает, и, взяв карандаш и лист бумаги, хотел показать графически, что понимает китайская сторона под спорными районами. А. Н. Косыгин остановил Чжоу Эньлая, заявив, что не дело двух премьеров определять это. Если я возьму карандаш, то он пойдет в сторону китайскую, а ваш — в советскую, поэтому мы и предлагаем решить вопрос в принципе о начале переговоров. Существуют договоры между нашими странами, и их надо рассмотреть. Надо договориться прежде всего о формировании состава делегаций на переговоры из знающих досконально дело людей, которые с картами и другими документами смогут скрупулезно изучить вопрос и внести предложения. Что же касается отвода войск, советская сторона пойти на это не может, так как у нас в этих районах есть население и оставить его без защиты мы не можем. [это после того как население было из приграничных районов летом 1969г выселено] Мы уйдем, прямо заявил А. Н. Косыгин, а вы займете эти территории, что тогда будем делать? Выход единственный и разумный состоит в том, чтобы начать спокойные и квалифицированные переговоры о линии прохождения границы с использованием всех существующих на этот счет документов. Вопрос о спорных районах, если они обнаружатся при этом, можно тоже решить на основе взаимности путем переговоров.

Относительно конфликтов на границе А. Н. Косыгин сказал, что если ваши люди (китайцы) не будут заходить на наши территории и не будут нарушать границы, то никаких конфликтов не будет. Если надо договориться о перегоне скота или по каким-то другим вопросам, мы к этому готовы. При взаимной заинтересованности можно очень быстро решить эти вопросы. Если я Вас правильно понял, т. Чжоу Эньлай, Вы тоже за переговоры. Мы предлагаем начать их незамедлительно. О том, что в основе переговоров должны лежать существующие между СССР и КНР договоры, мы с Вами сегодня договорились, в этом случае нам не потребуются экскурсы в тысячелетнюю историю. Подход этот конструктивный и не обидный для обеих сторон. Вы согласны с этим или нет? — спросил А. Н. Косыгин.

Чжоу Эньлай ответил, что если не учитывать договоры и реальное положение дел на границе, то какие же могут быть переговоры. Вспомнил также и о том, что когда-то китайская граница проходила по Великой китайской стене, подчеркнул неравноправный характер договоров о границе между КНР и СССР и, напомнив о полутора миллионах квадратных километров территории, отторгнутых в свое время у Китая царской Россией, заявил, что мы не хотим их аннулировать, но нужно учитывать реальное положение дел, имея в виду районы, где китайское население ловит рыбу и занимается другой хозяйственной деятельностью. С учетом этих двух факторов, можно провести переговоры. Мы не хотим прогнать советское население с тех мест, где оно проживает, также не можем согласиться с изгнанием китайского населения. До решения вопроса о границе, вновь подчеркнул Чжоу Эньлай, необходимо вывести войска обеих сторон из соприкосновения.

А. Н. Косыгин вновь заявил о том, что китайская сторона вызывает его на дискуссию, которой он не хочет, так как времени для этого нет. Обратил внимание на высказывание Чжоу Эньлая о том, что когда-то китайская граница проходила по Великой китайской стене, а теперь речь зашла о полутора миллионах квадратных километров территории, якобы отнятых у Китая царской Россией. Я не хочу поднимать дискуссию по этим вопросам, сказал советский премьер, она бесполезна, но Вы все время меня втягиваете в это. Далее А. Н. Косыгин высказался о принципах, предложенных Чжоу Эньлаем в основу переговоров.

1. Руководствоваться существующим положением на границе. Мы за это и хотим этого. Пусть на переговорах стороны выскажутся, кому должен принадлежать тот или иной остров.

2. Отвести войска из спорных районов, чтобы они не соприкасались. Допустим, мы отведем войска, а ваши люди займут эту территорию. Что тогда? Мы просим Вас дать приказ вашим войскам решать все вопросы, возникающие на границе, путем переговоров, дабы избежать вооруженных столкновений. Пусть встретятся две погранзаставы и решат возникшие вопросы в конструктивном духе. Если погранзаставы не решили вопросов, то надо перенести их рассмотрение в полк и т. д., но чтобы вопросы решились без озлобления и оскорблений.

Чжоу Эньлай заметил, что решение пограничных вопросов погранзаставами — это временная мера, и вновь повторил свои условия о том, что китайская сторона должна заниматься хозяйственной деятельностью на островах, подчеркнул необходимость избегать вооруженных столкновений, сохранять существующее положение на границе и вывести войска из спорных районов.

А. Н. Косыгин в ответ Чжоу Эньлаю заявил, что вопрос о хозяйственной деятельности мы тут не решим, не зная конкретной обстановки, и вновь попросил Чжоу Эньлая ответить, согласен ли он строго соблюдать существующие границы.

Чжоу Эньлай подтвердил необходимость строгого соблюдения существующего положения на границе.

А. Н. Косыгин заявил, что он не против этого, и продолжил, что на границе сохраняется статус-кво до тех пор, пока не начнутся переговоры о линии прохождения границы; где есть спорные места, туда никто не должен заходить, чтобы стороны не стреляли друг в друга, коль у нас соблюдается статус-кво. Если стороны захотят заниматься хозяйственной деятельностью на спорных территориях, то погранзаставы должны решать эти вопросы в доброжелательном духе. Для успешного решения всех вопросов мы должны восстановить те хорошие отношения, которые были до сих пор.

После еще некоторого обмена мнениями по этому вопросу А. Н. Косыгин подводит черту под разговором и повторяет принципы, на основе которых следует вести переговоры:

— сохранить существующее положение на границе;

— все вопросы, связанные с выходом населения на спорные территории для хозяйственной деятельности, согласовывать с нашими пограничными властями;

— принять все меры к тому, чтобы военной конфронтации на границе не было; при соблюдении первых двух условий это исключает конфликты.

Чжоу Эньлай ответил, что спорных районов на границе много, но таких, куда заходит китайское население, не много. Все лица, занимающиеся хозяйственной деятельностью, не будут носить оружия.

А. Н. Косыгин еще раз подчеркнул необходимость решения вопросов о хозяйственной деятельности пограничниками в духе доброжелательства,
а вопрос о принадлежности того или иного острова решать на переговорах о границе.

Зам. премьера Се Фучжи и зав. отделом МИД КНР Юй Чжань заявили, что вопрос о том, разрешать или не разрешать китайцам заниматься хозяйственной деятельностью, стоять не может. Если просить разрешения у советской стороны, то это значит заранее признать острова вашими.

Се Фучжи и Ли Сяньнянь заявляют далее: что же, китайская сторона каждый день будет вынуждена испрашивать разрешения советской стороны для ведения хозяйственной деятельности на спорных территориях?

А. Н. Косыгин ответил оппонентам, что если будет договоренность о разрешении заниматься хозяйственной деятельностью, то запрашивать постоянно на нее разрешение не потребуется.

Чжоу Эньлай, соглашаясь, чтобы стороны согласовывали вопросы о хозяйственной деятельности, вместе с тем предлагает, чтобы вооруженные силы не входили в спорные районы, и вновь поднял вопрос об их выводе, чтобы они не противостояли друг другу.

А. Н. Косыгин вновь заявил, что это очень трудно сделать. С чем можно согласиться, так это с тем, чтобы на спорные острова не заходили вооруженные пограничники, а хозяйственная деятельность обеих сторон на них продолжалась.

Чжоу Эньлай напомнил о фарватере, по которому должна проходить граница на пограничных реках.

А. Н. Косыгин ответил, что это вопрос переговоров делегаций. Катера же могут ходить по рекам в соответствии с международной практикой, а хозяйственная деятельность, вновь подчеркнул он, должна осуществляться по согласованию с пограничными отрядами.

Чжоу Эньлай поднял вопрос о рыбной ловле на пограничных реках, заявив, что преимущества при ловле рыбы на советской стороне, так как воды выше Хабаровска, это ваши воды, нам же при ловле рыбы нужно заходить за фарватер.

А. Н. Косыгин в ответ на это сказал, что в этом вопросе надо придерживаться договоров о рыболовстве, заключенных в 1953 г. Стороны договорились еще раз рассмотреть этот вопрос.

Подводя итоги переговорам по пограничным вопросам, А. Н. Косыгин заявил, что советская сторона даст указания своим пограничникам решать все вопросы, возникающие на границе, вежливо, тактично, с учетом интересов обеих сторон. То же делает и китайская сторона. Мы дадим категорическое указание не нарушать воздушного пространства КНР, не стрелять друг в друга. Это наше честное и искреннее желание. Я почувствовал, сказал А. Н. Косыгин, что оно есть и у китайской стороны. Через две недели мы сообщим вам состав советской делегации на переговорах о границе на уровне заместителя министра иностранных дел. Переговоры можно начать в Пекине, как это пожелала китайская сторона. Мы хотели бы, чтобы переговоры шли в дружеской атмосфере.

Чжоу Эньлай согласился с этими пожеланиями.

Если в процессе переговоров о границе возникнут трудности, ответил А. Н. Косыгин, я готов прилететь в Пекин и рассмотреть возникшие вопросы, то же может сделать и т. Чжоу Эньлай, прилетев в Москву.

Если все пойдет нормально, то этого не потребуется, но если нужно, то мы вмешаемся в переговоры. Плохой мир лучше доброй ссоры. Надеюсь, китайская сторона заметила, что в наших документах мы никого не ругаем, действуем тактично, а от китайской стороны мы получаем документы с ругательствами. Давайте поступать так, чтобы не обострять отношений.

После этого А. Н. Косыгин перешел к следующим вопросам: о железнодорожном и авиационном сообщении СССР с Китаем и о телефонной связи по ВЧ. Отметив существующие трудности в этих вопросах, спросил, нет ли у китайской стороны желания перейти на хорошие товарищеские отношения в этих сферах. В железнодорожном и авиационном сообщениях мы могли бы пользоваться на основе взаимности территориями обеих сторон. Когда я решил поговорить с руководством КНР по ВЧ-связи, китайская сторона телефон отключила. Мы хотели бы восстановить линию ВЧ-связи как работающую.

Чжоу Эньлай ответил, что по железнодорожному сообщению надо выполнять существующее на этот счет соглашение. Относительно восстановления линии ВЧ-связи обещал доложить этот вопрос в Политбюро ЦК КПК.

По вопросам авиасообщения между странами А. Н. Косыгин внес предложение, чтобы министры обеих сторон встретились и рассмотрели существующие вопросы. Насчет восстановления линии ВЧ-связи сказал, что мы не будем в обиде на оба решения. Если посчитаете, что эту линию следует восстановить, мы будем благодарны, но звонить и пользоваться этой линией сегодня невозможно.

Далее собеседники перешли к рассмотрению вопросов экономических связей, интерес к которым проявился с обеих сторон. В итоге заинтересованного обсуждения премьеры договорились по плану экономических связей, интерес к которым проявился с обеих сторон. А. Н. Косыгин при этом честно подчеркнул большую задолженность советской стороны.

Планы экономических связей на 1970 г. договорились рассмотреть по предложениям, подготовленным экономическими органами обеих сторон через 1,5–2 месяца; на будущую пятилетку (1971–1975 гг.) рассмотрение вопроса отложить на 1970 г.

А. Н. Косыгин далее попросил рассмотреть вопрос об обмене послами. Чжоу Эньлай обещал об этом предложении доложить Политбюро ЦК КПК. А. Н. Косыгин поднял вопрос о консультациях по острым международным вопросам, которые можно было бы вести по линии МИДов. Это предложение было выдвинуто на усмотрение китайской стороны. Если это будет приемлемо для вас, сообщите, если ничего не сообщите — нет вопроса. Ни мы, ни вы его не выдвигали, хотя, конечно, в вопросах международной политики неплохо было бы консультироваться, в этом случае будет более серьезный подход к некоторым вопросам.

От имени Правительства СССР А. Н. Косыгин попросил Чжоу Эньлая передать Мао Цзэдуну пожелание, чтобы отношения между нашими странами вступили в стадию нормальных отношений, существующих между социалистическими странами. Советская сторона будет делать все, чтобы отрегулировать все острые вопросы и постепенно их все снять. Очевидно, было что-то наносное в наших отношениях, и мы будем делать все, чтобы все наносное ликвидировать.

История нам не простит, если мы не приложим всех сил для нормализации отношений. Если наши межгосударственные отношения будут хорошими, то это поможет нам обуздать империализм, а если будет наоборот, то от этого он только выиграет — империализм уже получил так много от обострения отношений СССР и КНР, что они и сами того не ожидали. Чжоу Эньлай согласился с этим.

А. Н. Косыгин продолжил, что трудности в наших отношениях были сложные, но они нас многому научили и дали понять, что надо делать для того, чтобы отношения наши были незыблемыми и чтобы империализм из этого не извлекал выгоды. Вы можете верить, что наши желания являются искренними.

Чжоу Эньлай в заключение встречи сказал, что за последнее время накопилось много трудностей в наших взаимоотношениях. С империализмом, конечно, надо бороться, а не доставлять радостей от наших столкновений. Много было действий, приведших нас к столкновению, к противостоянию. Вы проявили хорошую инициативу, что приехали сюда, и наша встреча привела к определенному результату. Конечно, многие вопросы наших отношений не решены, но попытаться решать их надо. Относительно обмена мнениями по международным вопросам обещал доложить Мао Цзэдуну.

Премьеры договорились о публикации в печати сообщения об их встрече и согласовали текст: «11 сентября 1969 г. по взаимной договоренности в Пекине состоялась встреча Председателя Совета Министров СССР А. Н. Косыгина, возвращавшегося из ДРВ в Москву, с Премьером Госсовета КНР Чжоу Эньлаем. Встреча была полезной и проходила в откровенной обстановке».

Стороны договорились опубликовать согласованный текст 12 сентября 1969 г. Согласовав текст, А. Н. Косыгин заявил, что очень доволен состоявшейся встречей и будет рад, если Чжоу Эньлай приедет в СССР.

По окончании беседы Чжоу Эньлай дал в аэропорту завтрак в честь А. Н. Косыгина. Участвовали в нем все участники встречи. За завтраком продолжалась беседа по некоторым вопросам международной обстановки. Запомнилось мне обсуждение дел на Ближнем Востоке. Во время вооруженного конфликта в 1967 г. усилиями советской дипломатии были прекращены ведущиеся там военные действия между арабами и Израилем. Китайцы были с этим несогласны, так как, по их взглядам на народную войну, военные действия надо было продолжать и отступать, если это необходимо, вплоть до Хартума (столица Судана), а это означало бы потерю всего Египта. А. Н. Косыгин сказал китайцам, что арабы в силу их слабой военной подготовки не смогли бы продолжать военные действия. Никакого другого выхода, кроме как прекращения военных действий, тогда не было.

Встреча А. Н. Косыгина с Чжоу Эньлаем продолжалась вместе с завтраком с 10.00 до 16.00 пекинского времени. Интересно отметить, что как только улетел из Пекина А. Н. Косыгин, в тот же день около 19.00 пекинского времени в совпосольстве из МИД КНР раздался телефонный звонок, извещавший нас о том, что китайская пресса завтра (т. е. 12 сентября) опубликует текст о встрече двух премьеров с некоторыми изменениями согласованного текста. Слова, что «встреча была полезной и проходила в откровенной обстановке», из сообщения исключаются.

На наш недоуменный вопрос о том, что этого нельзя делать в одностороннем порядке, тем более что текст был согласован с премьером Госсовета, собеседник от разговора уклонился, заявив, что текст будет опубликован завтра в китайской печати с исключением вышеуказанных слов. [Я] сообщил об этом в Москву, и нам пришлось опубликовать текст, идентичный китайскому.

Несколько позже я поинтересовался у зам. министра иностранных дел Цяо Гуаньхуа, почему это произошло. Собеседник многозначительно указал наверх, давая понять, что даже премьер Госсовета в Китае не может решить такого вопроса без согласования его на самом верху.

Шло время после встречи А. Н. Косыгина с Чжоу Эньлаем, но какого-либо ответа на поставленные советской стороной вопросы — о расширении экономических отношений, консультациях по международным делам, восстановления ВЧ-связи — мы так и не получили. Все шло наоборот. Китайцы усилили нападки на внешнюю политику СССР в стенах ООН, где их права на членство в этой организации были восстановлены, ВЧ-связь бездействовала, экономические отношения продолжали свертываться».
вернуться

125

ПДВ. 1992. № 5. С. 58–61; 1993. № 1. С. 112–113.

Важно и то, что оба премьера договорились возобновить транзит советских грузов во Вьетнам и Лаос через КНР, прерванный по решению руководства Китая с весны 1967 г.


Как отдали "свои" острова, в иных источниках

11-sent69-d.png

11-sent69-c.png

Как прощупывали мировую реакцию "интернациональный долг"

11-sent69-e.png

11-sent69-B.png

11-sent69-f.png

Всех обманул "кровавыйТиранЪ", и не исполнил интернациональный долх(с)

Советской стороне приписывалось намерение полностью оккупировать Финляндию. То, что эта оккупация Советскому Союзу в плане обеспечения безопасности границы у Ленинграда ничего не давала, более того, могла вывести из позиции нейтралитета (и так условного) Швецию, толкнуть ее напрямую в сторону Германии, было очевидно. Но кому эта очевидность была нужна, кроме Советского правительства?!

Уж больно хорошо эта сплетня (оккупировать Финляндию) ложилась на пропагандистский штамп "мы на горе всем буржуям, мировой пожар раздуем"

Метод "доведение до абсурда", во всей красе. Как и в случае с "полной отменой денег — коммуняками, будет всё БЕСПЛАТНО"

Мой комментарий к записи «новости из ниоткуда» от kommari

Левак,
повернись к пропаганде большого террора — задом. А к Солжу передом

И возлюби врага своего, утаившего расстрельные тройки НКВД от тебя.

Во имя Карла и Энгельса, аминь....

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

11 сентября 1969

Какое-такое "население", если с советской стороны ВСЕ НАСЕЛЕНИЕ было отселено летом 1969 года?

[Постановление об отселении с приграничной полосы]17 июля на заседании политбюро ЦК. В анналы протоколов оно вошло под № 130. Одним из пунктов была оформлена серия документов, которые объединяла самая главная в тот год тема: «Мероприятия по усилению охраны государственной границы СССР с КНР». Инициатива принятия также принадлежала Андропову. Предложения КГБ, изложенные в записке за № 1444-а от 13 июня 1969 года, заканчивались угрожающе:«В необходимых случаях применять огонь. Проект постановления ЦК КПСС прилагается. Просим рассмотреть. Председатель Комитета госбезопасности. (Подпись.) Андропов». Особое внимание в предлагаемом пакете мер привлекает пункт «б» «Об отселении из граничащих с КНР районов СССР отдельных категорий граждан и закрытии некоторых областей для посещения иностранцев». Ее вместе с Андроповым подписал министр внутренних дел Николай Щелоков.

https://www.kommersant.ru/doc/4080092#id1793172
Четырехчасовой саммит в зале для почетных гостей в западном крыле Международного аэропорта Шоуду в Пекине принес и практические результаты — был сформирован пакет мер по деэскалации приграничной напряженности.

Среди них были указания командованию погранвойск СССР: «Делать все зависящее от советской стороны для поддержания нормальных отношений <…>. Все пограничные вопросы должны рассматриваться и решаться путем взаимных консультаций <…>. Установить регулярные контакты и организовать встречи с китайскими пограничными представителями». Военно-воздушным силам предлагалось неукоснительно соблюдать воздушную границу между двумя странами. В духе «традиционных отношений дружбы между населением пограничных районов» решили учитывать их интересы в хозяйственной деятельности (на спорных участках предполагалось, чтобы население «по-прежнему проживало» и вело «производственную деятельность», а именно: возделывание земли, строительство оросительных каналов, выпас скота, сенокос, заготовку дров на суше и на островах, ловлю рыбы, передвижение). Примечателен пункт четвертый в этом пакете: «Убрать с границы громкоговорители и прекратить использование каких-либо иных средств против другой стороны» (иные средства — это в том числе ослепляющие прожектора, направленные друг на друга).

История западных санкций против СССР

Любят на Хабре склонять как все в СССР было отстало в технологиях, забывая упомянуть, что все 70 лет Союз был более или менее под санкциями. Которые менялись то полного табу на торговлю, до точечных по отраслям или тотальных для технолологий "двойного назначения".

Источник
первые пакеты санкций (говоря современным языком) стали вводиться против РСФСР, а позже и СССР еще в 1917 году. Основанием для таких жестких мер стало начало сепаратных переговоров с Германией, которые начали вести большевики. После заключения советским правительством Брестского мира с Кайзеровской Германией 3 марта 1918 года, выхода из войны, национализации предприятий и отказа от выплат по долгам Российской империи бывшие союзники по Антанте ввели полный запрет на все экономические отношения с молодой советской республикой. Чуть позже к этому блоку присоединилась и проигравшая войну Германия, вынужденная выполнять условия победителей. Санкции Антанты оказали серьезное влияние на внешнюю торговлю РСФСР: если в 1918 году ее оборот составлял 88,9 млн руб., то в 1919 году — 2,6 млн руб.

Несмотря на эти меры, экономика СССР развивалась, хотя и медленнее чем могла бы. Более того, с 1929 года, когда был взят курс на индустриализацию страны, темпы развития экономики СССР стали настолько велики, что многие западные компании уже не видели для себя никаких проблем в сотрудничестве с Советским Союзом. В 1930 году США вводят очередной антидемпинговый пакет санкций против СССР.[Spoiler (click to open)] Американцы считали, что СССР продает свои товары намеренно дешево, тем самым пытаясь демпинговать на рынке спичек, угля, асбеста, марганца. К американцам присоединились французские власти, недовольные финансированием французской компартии через советский Коминтерн. Однако эти санкции продержались всего чуть более года, пока все вопросы между странами не были улажены. Тем не менее общий оборот советский внешней торговли упал с 1,6 млрд руб. в 1930 году до 1,5 млрд в 1931-м. Советский экспорт за этот период тоже снизился – с 812,7 млн до 636,1 млн руб. Следующий пакет мер был принят против СССР в марте 1933 года. Инициатива исходила со стороны Великобритании, однако санкции были связаны скорее со шпионским скандалом. Пятеро британских граждан были арестованы в СССР по подозрению в шпионаже. Чуть позже в результате переговоров между странами британцы были отпущены, а английские санкции отменены.

Последний довоенный пакет санкций был введен с подачи США как ответ на Советско-финскую войну. Американцы называли его «моральным эмбарго». Однако эти санкции и вовсе не оказали сколько-нибудь существенного влияния на советскую экономику.
Холодная война

Начавшаяся в 1946 году «холодная война» стала раскручивать маховик новых экономических ограничений против Советского Союза.

В марте 1948 года Министерство торговли США ограничило экспорт стратегических материалов, оборудования и вооружений в СССР и соцстраны Восточной Европы. В 1949 году эти ограничения были закреплены в Законе об экспортном контроле (Export Control Act).

Для реализации ограничительных мер в 1949 году по инициативе США был создан Координационный комитет по экспортному контролю (КОКОМ; Coordinating Committee for Multilateral Export Controls, COCOM), который осуществлял надзор за поставкой товаров и технологий западных государств СССР и его союзникам. В КОКОМ входили 17 западных стран под предводительством США. Еще шесть государств сотрудничали с комитетом. Координаторы разработали стратегию «контролируемого технологического отставания», согласно которой техника и технологии могли продаваться в социалистические страны не раньше чем через четыре года после их серийного выпуска. КОКОМ вел три списка товаров и технологий: первый – с полным запретом на экспорт, второй – с экспортом в ограниченном количестве и третий – без ограничений экспорта, но с контролем за их конечным использованием. КОКОМ прекратил свою деятельность в 1994 году. Хотя положения этого договора иногда и нарушались его участниками, он всё же играл существенную роль в конфигурации сложившегося противостояния двух блоков стран.

В целом до начала 60-х годов, после охлаждения в отношениях и спада в торговле в конце 40-х, намечался даже некоторый рост в объемах торговли между странами соцлагеря и западом. Даже закон об оборонной взаимопомощи и контроле, принятый в США в 1951 году, который отменял положения о сотрудничестве времен Второй мировой войны, не смог повлиять на сокращение торгового оборота между США и СССР.

ледующее обострение случилось уже в течение 60-х годов при строительстве трубопровода «Дружба», который должен был поставлять из СССР в ФРГ природный газ. В целом большие успехи Советского Союза в освоении месторождений и наращивании своих нефтегазовых ресурсов расценивались американцами не иначе как военная угроза. США продавили запрет на поставку труб большого диаметра в СССР. Но на фоне улучшения отношений СССР и стран Западной Европы, десятикратного роста добычи сырья в нашей стране и топливного кризиса 1973 года ограничения были сняты. Отдельно следует упомянуть министра внешней торговли СССР Николая Патоличева, который провел гигантскую работу на международном уровне для прорыва этой блокады.
Санкции новейшего времени

Современными санкциями, как это ни парадоксально, можно считать все ограничения, начиная со знаменитой поправки Джексона-Вэника к закону о торговле США от 1974 года. По инициативе сенатора Генри Джексона и члена Палаты представителей Чарльза Вэника в закон была внесена поправка, отменяющая режим наибольшего благоприятствования в торговле, а также возможность предоставления кредитов и кредитных гарантий для стран, которые ограничивают право своих граждан на эмиграцию. Кроме того, поправкой предусматривалось применение дискриминационных тарифов в отношении товаров, импортируемых США из стран с нерыночной экономикой. Поводом для введения данных мер послужил указ Президиума Верховного Совета СССР от 3 августа 1972 года, согласно которому граждане, выезжающие на постоянное место жительство за рубеж и имеющие высшее образование, должны были возместить государству затраты на их обучение в вузах. Поправка была отменена только в 2002 году, когда американцы соизволили наконец признать Россию страной с рыночной экономикой.

Новый виток противостояния пришелся на последнее десятилетие существования СССР. В богатые на события 1980-е годы, которые начались сразу с нескольких крупных событий для нашей страны. Безусловно, одним из главных событий стал ввод советских войск в Афганистан в 1979 году. Американцы использовали это как предлог для введения «зернового эмбарго» против СССР. Однако оно не достигло своей цели, и, честно говоря, не работало, поэтому уже в 1981 году было отменено. Однако новый президент США Рональд Рейган, выступил как один из самых последовательных противников СССР, при нем было принято огромное количество всевозможных санкций против нашей страны. С его подачи бойкотировалась летняя Олимпиада в Москве в 1980 году. Но затем он развернул куда более серьезные меры. Использовав введение чрезвычайного положения в Польше как предлог, американцы нанесли очередной экономический удар. Первый пакет был объявлен президентом Рейганом 29 декабря 1981 года. Главным решением этого пакета стал запрет на поставку американскими компаниями в СССР электронного и нефтегазового оборудования. Этот шаг должен был воспрепятствовать строительству советского экспортного газопровода Уренгой – Помары – Ужгород, которого американцы боялись ничуть не меньше военной мощи СССР, они считали, что Европа таким образом попадёт в энергетическую зависимость. Интересно, что этот запрет привел к очередному экономическому конфликту США и Европы, итогом которого стало фактически игнорирование европейскими компаниями этого запрета и продолжение сотрудничества в энергетическом секторе с Советским Союзом. Тогда же, в 1981 году, были введены санкции против «Аэрофлота», который смог возобновить полеты в США только через пять лет – в 1986 году

Согласно данным советской статистики, объем торговли между СССР и США в 1979 году составлял 2 млрд 837 млн руб., а в 1984 году – вырос до 3,1 млрд руб. В этот же период отмечался постоянный рост торгового оборота между СССР и «промышленно развитыми капиталистическими странами». В 1979 году объем торговли между ними зафиксирован в размере 25,8 млрд руб., в 1984 году – 40,9 млрд руб. То есть вопреки мнениям различных фальсификаторов и несмотря на давление и экономика СССР, и внешний торговый оборот только росли.

Вассенаарские договоренности — соглашение, заключённое в июле-декабре 1996 года в городе Вассенаар (Нидерланды) 33 странами[1], с целью повышения ответственности при передачах обычных вооружений и товаров и технологий «двойного применения» для предотвращения их дестабилизирующих накоплений.

С окончанием холодной войны западные страны пришли к выводу, что существовавший режим контроля за поставками вооружений и военных технологий в социалистические страны КОКОМ устарел. Чтобы противостоять угрозам международной и региональной безопасности и стабильности необходима была более глобальная система контроля за распространением обычных вооружений, товаров и технологий «двойного применения». Поэтому после упразднения КОКОМа в 1994 году в городе Вассенаре (Нидерланды) было заключено новое соглашение, к которому кроме стран-участников КОКОМа присоединились и другие государства, являющиеся производителями и экспортерами вооружений, а также соответствующих технологий, в том числе страны Восточной и Центральной Европы, СНГ, а также Аргентина и Южная Корея. Окончательно система соглашений была одобрена и вступила в силу в 1996 году.